Версия для печати

Дроны, ЗРК и граф Аракчеев

Как ломать косность и корысть на пути военно-технических инноваций? Как расчистить путь «асимметричным ответам»?
Кучеренко Владимир
Граф Алексей Аракчеев, предвосхитивший идею DARPA В XIX веке. Портрет графа Алексея Аракчеева. 1830-е годы

Сегодня мы то и дело слышим, что РФ не нужна тупая, количественная гонка вооружений. Что нужно отвечать на материально-экономическое превосходство Запада и Китая с помощью смелых новаций, нетривиальных решений. Но готовы ли Минобороны и ОПК к такому ведению дел?

Увы, нет. И как быть?

Если скрестить зенитно-ракетные комплексы с БЛА…

Разговор состоялся в 2003 году в офисе компании «N-инжиниринг» (предпочту скрыть истинное название). Мне показали отличную разработку: гибрид зенитно-ракетного комплекса и беспилотных летательных аппаратов, дронов.

Чтобы контролировать большие пространства, дивизионы ЗРК должны быть связаны друг с другом, обмениваться информацией. Местность же редко бывает ровной, как стол. Есть складки оной, холмы и горы, леса и перелески. Поэтому комплексы ПВО имеют в своем составе ретрансляторы на мачтах. Например, в систему «Фаворит» могут включаться такие аппараты (15Я6МЕ) для телекодовой и речевой связи. Они обеспечивают территориальный разнос до 90 километров от командного пункта системы и ЗРК (до двух ретрансляторов на каждое направление).

Потому действия врага предсказуемы: он постарается прежде всего разрушить связность системы ПВО, выбивая ретрансляторы атаками ракет, идущих на радиоизлучение. Или нападениями ударных БЛА. И если собственно радары ЗРК можно отключать или включать попеременно, обманывая противорадиолокационные ракеты еще и ложными локаторами, то выключение ретрансляции – это крах.

В царской России существовал хоть какой-то противовес склонной к произволу и коррупции бюрократии, формировавшийся из знатоков военной техники и оружия

Что придумала компания «N-инжиниринг»? Включить в состав ЗРК беспилотные вертолеты-ретрансляторы, работающие попарно. Мало того, что вертодроны поднимаются гораздо выше мачт обычных ретрансляторов (зона прикрытия дивизиона С-400 резко увеличивается), они еще и трудноуязвимы. Пошла противорадарная ракета на один – тот быстро ныряет к земле, а вместо него поднимается второй. БЛА способны сверху обнаруживать скоростные цели, идущие на бреющем полете: крылатые ракеты, ударные дроны врага, его низколетящие самолеты и вертолеты.

Как рассказал мне глава компании и ее конструктор, это всего лишь начальное использование БЛА в составе зенитно-ракетных комплексов. Возможны и другие дроны противовоздушной обороны. Те, что будут ставить атакующему врагу помехи и ложные цели, атаковать чужие ударные БЛА, фактически составляя «карманную авиацию ПВО» для прикрытия ЗРК. Точно так же БЛА, включенные в состав корабельных соединений ВМФ, способны впечатляюще повысить возможности морской ПВО, связывая корабли в боевую сеть и позволяя им вести беспилотную воздушную разведку.

Но это виденное мной семнадцать лет назад так и осталось на бумаге. Несмотря на все обращения в МО РФ. Хотя беспилотники свои компания испытала. Жаль, что не сложилось: ведь тем самым русская ПВО могла бы качественно опередить аналоги в соперничающих странах. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: интеграция дронов и ЗРК у наших потенциальных врагов – вопрос лишь времени. Мы же могли иметь такие системы еще полтора десятка лет назад.

Стволы нового типа никому не нужны?

Второй эпизод: судьба Владимира Куликова, изобретшего стволы нового типа для стрелкового оружия и авиационных пушек. Вот что он мне поведал: «В декабре 2017 года подал я заявку в Федеральную службу по интеллектуальной собственности на получение патента «Ствол с уменьшенной вибрацией при выстреле» и в декабре 2018-го получил его. Срок действия исключительного права на изобретение истекает 12 декабря 2037 года. Изобретение устраняет недостатки баллистической системы BOSS – уменьшает вибрации ствола при выстреле. Оно дает улучшение кучности стрельбы, причем без дополнительной регулировки при изменении внешних условий и заряда патрона. Невозможно с точностью до сотых грамма наполнять гильзы порохом и обеспечивать одинаковое воспламенение капсюлей в разных партиях боеприпасов, что приводит к колебаниям давления в канале ствола при стрельбе. Потому и вибрация его получается разной, наблюдается разброс пуль и малокалиберных снарядов.

Чем больше нагрев, тем сильнее разброс. Ствол же нового типа значительно улучшит кучность при нагреве ствола. Чем больше нагрев, тем больше жесткость ствола, уменьшающая вибрацию. Чем ниже разброс при выстреле, тем меньше расход патронов для поражения цели. Предусмотрен естественный отвод тепла от ствола, не допускается его перегрев…»

Дроны, ЗРК и граф Аракчеев
Вариант размещения комплекса БЛА ВВП на кораблях

Но разве кому-то это оказалось нужным в РФ? Изобретатель обивал пороги многих структур. Акционерный Тульский оружейный завод вообще ответом не удостоил. Из концерна «Калашников» (2 миллиарда долларов прибыли в 2019-м) написали, что не имеют ни технических возможностей для того, чтобы опробовать изобретение (провести НИОКР), ни времени. Ответа не пришло и из фирмы Владислава Лобаева, производящей снайперские винтовки. Отказы пришли из «Промтехнологии» и военного технополиса «ЭРА». Не дало никаких результатов и письмо министру обороны. МО отослало в оборонную промышленность: мол, представьте готовый образец, сделанный на лицензированном предприятии. Круг замкнулся. Идти некуда.

А ведь в МО РФ есть ГУНИД – Главное управление научно-исследовательской деятельности и технологического сопровождения передовых технологий (инновационных исследований). Но замечает ли оно все прорывные разработки? Сомневаюсь.

Ценнейшее наследие графа Аракчеева

Таких историй в РФ полно. Многие открыто говорят, что насквозь забюрократизированная система разложилась. Что все уже поделено между своими, бюджетные денежки распределены, а прорывные разработки, переходящие дорогу прежним монополистам и ломающие наработанные схемы освоения казенных средств, попросту затираются, кладутся под сукно.

Подобное происходило и происходит не только у нас. Везде, где есть зажиревшее и безответственное чиновничество. Однако предки протягивают нам руку помощи.

В Российской империи имелась инстанция, в каковую мог прийти новатор, минуя надменную и обрюзгшую бюрократию, – в Артиллерийский комитет при военном ведомстве. В уникальную структуру, созданную в 1808 году графом Алексеем Аракчеевым (1769–1834). Да-да, тем самым махровым реакционером (прототипом салтыковского Угрюм-Бурчеева), который став в 1808 году главой военного имперского ведомства и генерал-инспектором артиллерии, догадался создать при своем министерстве некий совет научно-технических мудрецов, совершенно независимый от военного министра и финансируемый казной. Именно туда мог, минуя душные коридоры чиновных волокитчиков, направить свои стопы какой-нибудь смелый новатор или изобретатель. Откроем воспоминания легендарного русского и советского оружейника Владимира Федорова «В поисках оружия», изданные в 1941-м. «В отличие от других военных учреждений постоянные члены комитета не назначались начальством: у нас была выборная система на основе тайного голосования, в котором должны были участвовать профессора Артиллерийской академии и члены комитета. Кроме того, имелись совещательные члены, входившие в состав комитета по занимаемой ими должности, как, например, начальники военных заводов и профессора Артиллерийской академии…» – писал Федоров, сам работавший в этой структуре. Можно сказать, что граф Аракчеев сумел создать предтечу американского Агентства передовых разработок (DARPA) при Пентагоне за полтора века до янки.

Дроны, ЗРК и граф Аракчеев
Применение БЛА вертикального взлета и
посадки (ВВП) в интересах войск ПВО и ВМФ

То есть в царской России существовал хоть какой-то противовес бюрократии, склонной к произволу и коррупции, формировавшийся из знатоков военной техники и оружия. Он мог оспорить действия военного министерства и дать ход перспективным разработкам (Арткомитет занимался не только пушками, порохом и боеприпасами, но и стрелковым оружием). И если кого-то затирала крохоборческая и бюрократическая система, тот мог пробиваться через пресловутый комитет, который формировался из специалистов и специалистами-учеными, а не чиновниками. Существуй аналог такого аракчеевского комитета ныне – и именно туда могли бы отправиться разработчики БЛА для зенитно-ракетных систем или нового ствола для стрелкового оружия и автоматических пушек-скорострелок. В самом деле именно Артиллерийский комитет позволил самому Владимиру Федорову накануне Первой мировой вести работы по самозарядной винтовке и первому в мире автомату. Хотя военное министерство было резко против такого оружия, предпочитая привычные магазинные винтовки с ручным перезаряжанием.

Аналог такого АК и нужно создавать в нынешней РФ, и пускай он работает при Минобороны с его ГУНИД и параллельно с Военно-промышленной комиссией. Надо просто извлечь уроки из прошлого и не допустить той блокады деятельности Арткомитета, что существовала в Российской империи. Как свидетельствует книга Федорова, АК имел ограниченный штат работников, перегруженных разными делами, текучкой. Не было рядом с ним проектно-конструкторских бюро, экспериментальных лабораторий и опытных заводов. Поддерживая ту или иную новацию, Артиллерийский комитет не имел аппаратных возможностей для ее продавливания через государственную бюрократию.

«Основной недостаток заключался, таким образом, в том, что комитетские работники не имели возможности проверять осуществление тех или иных решений. Они не были в состоянии добиваться выдачи необходимых нарядов, вырывать из тощих карманов скупого министерства нужные средства, следить за изготовлением опытных образцов на заводах и т. п. Дела двигались большей частью самотеком, не было постоянного работника, всецело отвечающего не только за правильность своего доклада в комитете, но и за скорейшее проведение дела во всех последующих многочисленных инстанциях…» – сетовал наш маститый оружейник.

Если устранить эти недостатки сегодня и создать аналог комитета Аракчеева при МО РФ (да еще и при других министерствах тоже!), то не только военно-техническая, но и другая мощь страны получит сильнейший толчок к росту. В такие «комитеты мудрецов» могут приходить талантливые изобретатели и конструкторы, которых чиновники-распильщики попросту не могут замять, задушить. Тогда у нас не только БЛА для ПВО и не одно лишь стрелковое оружие с необычными качествами появятся. Технари, ученые, специалисты и энтузиасты получат инструмент для сокрушения бюрократической косности и чиновной вороватости. Они смогут призывать к ответу министров с их аппаратами. Вы что делаете и что творите?

Не панацея сие, конечно. Но мощный импульс к созданию асимметричных ответов страна могла бы при этом обрести. Куда лучше используя русскую смекалку, удивительную отечественную изобретательность…

Опубликовано в выпуске № 23 (836) за 23 июня 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц