Версия для печати

Как Хорватия пошла на Запад

Государство, созданное на обломках империи, уже с самого начала было обречено на гибель
Храмчихин Александр
Фото: academic.ru

Первая мировая война, погубившая европейскую цивилизацию, началась на Балканах. И Россия влезла в эту смертельную для нее войну ради спасения Сербии. В итоге Россия оказалась в числе проигравших, а Сербия – среди выигравших. В награду за победу сербам выдали огромный кусок рухнувшей Австро-Венгрии. Было создано Королевство сербов, хорватов и словенцев – Югославия.

Что не поделили Сербия и Хорватия

Однако хорваты, словенцы и боснийские мусульмане (при этом этнические сербы) жить под властью сербов (под которыми в данном случае подразумеваются православные сербы) не хотели. Это очень явно проявилось в годы Второй мировой, которая на территории Югославии вылилась в гражданскую войну, уникальную по своей кровавости даже на фоне общей крайней жестокости Второй мировой.

После войны возглавивший страну хорватский еврей Иосип Броз Тито удерживал ее под контролем «железной рукой». После его смерти в 1980 году в стране стали заметны тенденции к распаду, которые резко усилились с началом советской перестройки. Хорватия и Словения выступали за конфедерацию, Сербия, которую в 1987-м возглавил Слободан Милошевич (формально коммунист, фактически откровенный националист), была категорически против, Милошевич всячески культивировал и подогревал радикальный сербский национализм. То есть демонтаж страны возглавило партийное руководство самих республик. Одновременно из-за рубежа в Югославию начали возвращаться политические эмигранты, в первую очередь сербские четники и хорватские усташи. Партийному руководству республик эти конкуренты были совершенно ни к чему, но они обеспечивали новую идеологию. В общем, все было очень похоже на то, что происходило у нас, только в еще более уродливо-гротескной форме.

Хорваты по итогам войны получили довольно сильную армию, тем более что в республике находилась значительная часть предприятий югославского ВПК

При этом Югославская народная армия (ЮНА) по-прежнему формально ориентировалась на защиту единой многонациональной социалистической страны и была абсолютно не готова к гражданской войне по национальному признаку. В каждой республике помимо ЮНА существовали собственные силы территориальной обороны, которые были созданы еще при Тито, готовившемся к партизанской войне как против НАТО, так и против Варшавского договора. Это были готовые национальные армии, причем руководство по крайней мере Словении и Хорватии именно так к ним и относилось. Создавались и обучались эти армии за федеральный счет.

25 июня 1991 года Хорватия и Словения, где на парламентских выборах коммунисты проиграли и лишились власти, а на референдумах население проголосовало за выход из состава Югославии, синхронно объявили о своей независимости. В ответ ЮНА развернула боевые действия против этих республик. При этом из армии разбежались албанцы, словенцы, хорваты и боснийцы. Зато силы территориальной обороны Словении начали оказывать жесткое сопротивление ЮНА, чему очень способствовали горно-лесистая местность и фактическая моноэтничность республики (95% ее населения составляли словенцы). Кроме того, из всех республик бывшего государства Словения граничила только с Хорватией, из-за чего югославская (сербская) армия лишилась тыла. Поэтому уже 4 июля югославские войска ввиду невозможности продолжения операции покинули Словению. В ходе боев было захвачено более 300 единиц бронетехники, причем большая часть полностью в боеспособном состоянии. В частности, словенцам досталось 60 танков М-84 (югославская модернизация Т-72), из которых 54 вошли в состав ВС Словении. При этом собственные потери составили всего 19 человек убитыми.

В дальнейшем Словения («Фиктивные натовцы») оказалась самой благополучной из всех стран, возникших на месте Югославии. Первой из них (в 2004-м) она стала членом НАТО. Бывшая югославская техника по-прежнему составляет основу вооружения словенской армии, но постепенно выводится на хранение и утилизируется. При этом в весьма ограниченных количествах ведется закупка новой техники. Главными словенскими приобретениями стали 72 австрийских БТР «Пандур», сборка которых частично ведется в самой Словении, а также 32 финских БТР АМV. Полученные из Германии ЗРК «Роланд», по-видимому, уже списаны. В США и Франции закупаются вертолеты, в Израиле – артсистемы, а также сторожевой катер типа «Супер Двора», в Турции – бронеавтомобили «Кобра», в Швейцарии – учебные самолеты. У России приобретены ПЗРК «Игла-С», а также сторожевой катер проекта 10412. Сейчас словенские ВМС и состоят из двух катеров – российского и израильского. Ожидается закупка 38 американских бронеавтомобилей L-ATV, которые являются в большей степени транспортными средствами, чем боевыми машинами.

Хорватия – главный цербер НАТО на Балканах

Хорватии независимость досталась гораздо сложнее. Во-первых, в ней проживали 600 тысяч сербов. Во-вторых, если отношения между словенцами и сербами были хоть и без любви, но спокойными, то между хорватами и сербами сохранялась память о войне, то есть острая взаимная ненависть.

Несмотря на значительное военное превосходство сербов, они действовали крайне неэффективно. Хорваты к сентябрю захватили почти все гарнизоны ЮНА на территории своей республики, причем вместе с вооружением и техникой. Остатки группировки ЮНА отошли в Сербскую Краину, регион Хорватии с преобладающим сербским населением.

Лишь после этого сербы перешли в контрнаступление. Однако целых два месяца они не могли взять город Вуковар, который из-за этого был назван «хорватским Сталинградом». ЮНА совершила все ошибки, которые только можно (отсутствие прикрытия танков пехотой и вообще какого-либо взаимодействия между родами войск и видами ВС, крайне примитивная тактика и т. д., и т. п.), и понесла огромные потери.

После падения Вуковара в конце ноября сербы теоретически могли бы наступать на Загреб. Однако Запад, уже признавший независимость как Словении, так и Хорватии, потребовал прекратить наступление. Весной 1992 года была принята резолюция Совбеза о направлении в Хорватию войск ООН. Сербы свои войска из Хорватии должны были вывести. Впрочем, в реальности их преобразовали в ВС Сербской Краины, которые, в частности, получили 303 танка (в том числе 31 М-84).

В целом сербы провели войну крайне неудачно и потерпели в ней очевидное поражение. Сербская власть в это время уже была гораздо больше озабочена собственным бизнесом, чем судьбой страны. Среди сербских военнослужащих и призывников массовый характер приняло дезертирство. С другой стороны, на войну пошло значительное количество добровольцев, но это не всегда было хорошо: слишком много среди них откровенно уголовных элементов. А добровольцы идейные часто не очень хорошо совмещались (националисты с коммунистами).

Хорваты по итогам войны получили довольно сильную армию, тем более что в республике находилась значительная часть предприятий югославского ВПК. В частности, именно здесь производились те самые танки М-84. Из 503 этих танков, произведенных для ЮНА, последние 60 на момент распада страны еще находились на заводе в различных стадиях готовности. Все они оказались в составе ВС Хорватии. Еще 24 были захвачены непосредственно из состава ЮНА. Всего хорваты взяли у югославской армии до 500 единиц бронетехники, в том числе более 200 танков, не менее 800 орудий, минометов и РСЗО, более 200 ЗСУ и зенитных орудий. Потери в ходе войны составили 45 танков (в том числе до 12 М-84), 22 БМП и БТР, 55 артсистем.

ВВС страны первоначально состояли из трех МиГ-21, которые летчики-хорваты угнали из состава национальных ВВС. Впрочем, два из этих трех самолетов были сбиты сербами, третий списан и стал памятником.

4 августа 1995 года ВС Хорватии начали операцию «Буря» по ликвидации Сербской Краины. Операция была согласована с НАТО, миротворцев ООН просто поставили в известность в последний момент. В планировании операции участвовала американская ЧВК MPRI.

Хорваты имели над сербами значительное превосходство в численности личного состава и в авиации, но по бронетехнике и артиллерии, наоборот, преимущество было на стороне сербов. Однако начавшаяся эвакуация мирного населения из основных городов Сербской Краины привела к массовому дезертирству сербских военнослужащих, которые бросились помогать своим семьям. Дополнительной проблемой для сербов было то, что их оборона не имела глубины (территория Сербской Краины представляла собой узкую полосу). К 9 августа все было закончено. Вся территория Хорватии перешла под контроль Загреба. Потери хорватской армии составили всего около 200 человек. Сербов погибло около двух тысяч, более 200 тысяч стали беженцами. Фактически налицо была этническая чистка, но со стороны Запада лишь несколько отдельных политиков на словах осудили действия хорватов. Впрочем, гораздо интереснее было поведение сербского лидера Милошевича. Он не шевельнул пальцем ради спасения соотечественников. Более того, как выяснилось позже, накануне «Бури» Милошевич лично обещал американцам, что не будет мешать разгрому Сербской Краины.

После этого Хорватия окончательно «пошла на Запад» и стала членом НАТО в 2009 году. Производство танков в Хорватии постепенно «увяло», хотя на основе М-84 был создан М-95 (выпущено две единицы), то же случилось и с выпуском артсистем (было сделано 16 гаубиц Д-30 из «югославского наследия»). Сооружены на собственных верфях три ракетных катера, сейчас строится серия патрульных кораблей. При этом было закуплено 126 тех же финских БТР АМV (возможна закупка 20 дополнительных машин с установкой на них израильских ПТРК «Спайк»). В Германии было приобретено 12 САУ РzН-2000 (еще три – на запчасти), в США – более 200 бронеавтомобилей класса MRAP нескольких типов, 16 разведывательных вертолетов ОН-58D (заказаны два многоцелевых вертолета UH-60М).

В Финляндии также было закуплено два ракетных катера. Сильно не повезло хорватам с истребителями МиГ-21: они заказали ремонт и модернизацию этих самолетов на Украине, из-за чего фактически лишились их вообще (Киев передал Хорватии самолеты, ранее списанные из ВВС Болгарии). Видимо, теперь Загреб приобретет израильские F-16C/D, если только эту покупку не заблокируют США (потому что это американские самолеты). В самих Соединенных Штатах предполагается купить 60 БМП М2 «Брэдли» (и еще 24 на запчасти). Серьезной боевой силой хорватскую армию все это не сделает, но никто такой задачи и не ставит.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 26 (839) за 14 июля 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц