Версия для печати

it-китеж вместо электронного концлагеря

Цифровизация экономики не требует порабощения человека
Скобликов Евгений
Фото: hedgethink.com

Как отмечает Валентин Катасонов, «хозяева денег» хотят превратиться в «хозяев мира». И для этого выбрали в качестве основного инструмента для достижения своей цели цифровизацию всех сторон жизни общества – финансы, экономику, образование, здравоохранение, культуру… Насколько обоснованны умозаключения уважаемого профессора, имеют ли они под собой основания? А главное – как этому противостоять?

Фундамент концлагеря уже строят

Новый натиск хозяев денег на людское сообщество со стороны власть предержащих начался с первых чисел нового 2020 года с коронавирусной истерии. За дымовой завесой пандемии стала обретать очертания иная сверхзадача – к 2030 году полностью оцифровать всех людей на планете. И кто бы сомневался, что «спасать» человечество, конечно, будут идеологи и пропагандисты цифровизации всех мастей, от Билла Гейтса, мировых корпораций Microsoft, Accenture, Cisco Systems, Pricewaterhouse Coopers (PwC) до нашего главы Сбербанка Германа Грефа. А в руководстве России не только не высказались против идеи электронного концлагеря, но и успешно заложили его фундамент.

Чтобы цифровизация использовалась как орудие порабощения, ее надо поставить на службу общества, не поддаваясь уловкам глобализаторов, желающих властвовать над людьми и всем миром

Уже в прошлом году Департамент информационных технологий (ДИТ) Москвы принял программу «Умный город – 2030», которая, в сущности, и была задействована в условиях борьбы с эпидемией COVID-19. Пробки на улицах Москвы никуда не исчезли, но электронный контроль за перемещением москвичей удался, как говорится, на славу, ибо теперь вы без электронного пропуска никуда не сможете пойти, а смартфон успешно контролирует ваше местонахождение – попробуйте теперь протестовать! А главное – москвичи сами оплачивают ограничение своей свободы налогами – не из воздуха же мэрия Москвы возьмет 240 миллиардов рублей, чтобы потратить их на цифровизацию в 2019–2021 годах. Это на порядок больше, чем на развитие экономики города. А Федеральным законом № 123-ФЗ в экспериментальном порядке с 1 июля этого года будут «созданы благоприятные правовые условия для развития технологий искусственного интеллекта», что следует понимать, как наделение ИИ теми же правами, что и живого чиновника. Да что там Москва! На весь нацпроект «Цифровая экономика» будет потрачено 1,6 триллиона рублей! Но кто-нибудь дал хотя бы ориентировочный расчет того, что прибавится в кармане каждого от сетей 5G или охвата всех широкополосным Интернетом, системой распознавания лиц и прочего? Зато впереди вырисовывается куда более глубокая перспектива – частного электронного концлагеря, ибо пройдет время и будет приватизирован сбор и обработка сведений и контроль за гражданами – ну прямо точно так же, как были переданы на откуп частнику взимание штрафов ГИБДД, взносы на капремонт и операторам за сбор и переработку мусора и бытовых отходов.

При этом если принятые меры по ограничению свободы явно не соответствовали угрозе здоровью населения, то мировая статистика показала, что для экономики они представляют реальную угрозу. И тут Россия оказалась не только в области балета впереди планеты всей, но и по сжатию конечного потребительского спроса на товары и услуги. Росстат подвел данные за апрель, и они показали, что объем розничных продаж обрушился в апреле на 28,5 процента относительно марта. Оставшись без дохода и помощи от государства, люди были вынуждены существенно уменьшить расходы даже на еду: продажи продовольственных товаров снизились на 9,3 процента. Так для чего все это надо? К сожалению, задумка мировой закулисы удалась – на самом деле мы наблюдаем не коронабесие, а сознательную дрессуру населения на предмет того, как граждане будут реагировать на электронное ограничение их свобод. И оказалось – покорно. В Москве проживает официально 11 миллионов человек, а с учетом приезжих будет и все 15 миллионов, но никаких протестов на ограничение свободы передвижения, по поводу самоизоляции, введения цифровых аусвайсов, перехода на дистанционное обучение, а также на то, что везде и всюду можно ходить только в маске и перчатках, вообще не было – все подчинились требованиям, которые в большинстве своем просто абсурдны.

Коронавирусная истерия стала лакмусовой бумажкой проверки реакции людей, когда им предлагают сделать выбор: конфиденциальность личной жизни или здоровье. Власть предполагала, что люди выберут здоровье, и не ошиблась. Более того, даже если количество заражений коронавирусом снизится до нуля, можно не сомневаться, что правительство оставит работающими все биометрические и прочие системы наблюдения и контроля. А нас уже начали усиленно стращать, что есть риск второй волны вспышки коронавируса, потому что где-то в Центральной Африке, Азии или Китае развивается или, хуже того, в недрах разбросанных по всему миру лабораторий США разрабатывается новый, более смертельный штамм. И раз массовых выступлений нет, то можно закручивать гайки и дальше. Это, как верно отмечает академик Сергей Глазьев, продолжение тенденции неолиберальной глобализации, дополненной авторитарными технологиями контроля за населением для лишенных национального суверенитета стран, сценарий «электронного концлагеря». Ну а Россия всего лишь сегмент глобального цифрового мира, который они строят с помощью наших же либералов у власти.

Смириться или менять стратегию

Цифровизацию всех сторон человеческой жизни нельзя вот так взять и отменить – она была, есть и будет. Это объективное явление развития человеческой цивилизации. Цифровизация – как нож, которым можно хлеб резать, а можно и убить. И чтобы она не использовалась как орудие порабощения, ее надо поставить на службу общества, не поддаваясь уловкам глобализаторов, желающих властвовать над людьми и всем миром. Для этого надо всего лишь преодолеть разрозненность проведения и учета регистрационно-платежных операций и сконцентрировать их выполнение в одной структуре, передав их из банковской и расчетно-платежной сферы в специализированный государственный орган с разветвленной сетью операционных узлов. А поскольку любой платеж неразрывно связан с физическим или юридическим лицом, его совершающим, необходимо соединить выполнение платежей с регистрацией данных и прав владения. В итоге получается совершенно новая концепция три в одном или триединства.

it-китеж вместо электронного концлагеря

Основным, базовым элементом концепции становится регистрационно-платежный узел (РПУ) казначейства – первичное звено фиксации всех первичных экономических параметров и платежей (расчетов), в котором:

1. Все граждане будут получать биометрические паспорта, идентификационные номера (ИНН), а предприятия и организации, включая органы управления, и индивидуальные предприниматели – ОГРН.

2. Осуществляется регистрация любых прав собственности юридических и физических лиц на имущество, а если они регистрируются в других ведомствах, то данные немедленно передаются по защищенным каналам связи в РПУ. Открывать расчетные (текущие) счета юридические лица могут только в РПУ, причем только один. И точно так же все физические лица, начиная с 14 лет, будут иметь лицевой (карточный) счет только в РПУ, и тоже – единственный.

3. Все расчеты за товары и услуги, зачисление на карточку заработной платы, проведение платежей, перечисления, взносы и переводы денежных средств выполняются безналично только через РПУ. А коммерческие банки и платежные операторы полностью исключаются из системы расчетов. Таким образом, если регистрация и все расчеты и операции юридических и физических лиц, включая неработающих граждан (дети, пенсионеры, студенты, самозанятые и иные лица), идут только через РПУ, то он становится единственно возможным регистрационно-платежным операционным узлом.

Второй уровень образуют территориальные информационно-статистические центры казначейства (ТИСЦ) или территориальный дата-центр, куда из каждого РПУ поступает вся информация о произведенных расчетах и платежах юридических и физических лиц, а также налоговые перечисления, на основании чего формируется экономическая и социально-демографическая статистика по данному территориальному образованию, то есть ТИСЦ будет выполнять более широкий круг функций, чем ЦОДы ФНС. На высшем уровне находится бюджетно-казначейский банк (БКБ РФ), куда из ТИСЦ поступают все виды налоговых перечислений, из которых формируется доходная часть бюджета, а затем по росписи БКБ РФ из него же адресно получают средства все бюджетополучатели на их счета в РПУ, минуя коммерческие банки. А поскольку вся первичная информация РПУ затем служит для получения статистики по регионам в ТИСЦ, то будет логично Росстат преобразовать в Государственный комитет статистики и регистрации прав (ГКСиРП) и подчинить его казначейству. А банки, в связи с передачей в систему казначейства регистрационно-платежных операций, вынуждены будут выполнять исключительно свои банковские операции – сбережения и кредитования. Чтобы реализация закона кредитной эмиссии была закреплена организационно, целесообразно покончить с диверсификацией банковской системы и специализировать (перепрофилировать) все банки по видам операций на сберегательно-депозитные (СБ), для краткосрочного кредитования предприятий и граждан образовывать коммерческие (КБ), для инвестиционного кредитования создавать инвестиционные (ИнБ), лизинговые (ЛиБ) и ипотечные (ИпБ).

Экспортно-импортные операции также целесообразно выполнять в казначейской системе, для чего следует подчинить казначейству и специализированные внешнеторговые банки ВЭБ и ВТБ, которые будут иметь свои РПУ в России и за рубежом, а также устанавливать дискретные курсы валют в своих клиринговых центрах (КЦ), для чего использовать автоматизированную внебиржевую систему курсового регулирования (АСКР) на основе использования программ искусственного интеллекта (ИИ). При этом хождение и использование инвалюты в стране должно быть полностью запрещено – и у предприятий, и у физических лиц не должно быть валютных счетов ни в подразделениях казначейства, ни в коммерческо-инвестиционных банках. Иностранные граждане, прибывающие в Россию, в зоне таможенного контроля регистрируются в РПУ, где получают банковскую карточку казначейства и меняют свою национальную валюту на рубли. Карточка регистрационно-платежная, а потому будет обеспечен полный учет как прибытия/убытия (времени пребывания в стране), так и всех операций иностранного гражданина, включая дипломатов.

Выстраивается, таким образом, глобальная регистрационная сетевая расчетно-платежная система всего государства. А регистрационно-расчетные операции представляют собой самый большой массив данных (Big_Data), поэтому практическая реализация концепции триединства обязательно должна использовать технологию блокчейна, чтобы все регистрационные данные и платежно-расчетные операции намертво закреплялись в распределенном реестре. И тогда в результате мы получаем казначейский блокчейн (КБ).

Однако в отличие от блокчейна криптовалют, где главное – обеспечить анонимность транзакций их собственников, казначейский блокчейн имеет иное утилитарное назначение: он защищает счета юридических и физических лиц от взлома и краж, а для ответственных должностных лиц казначейства он прозрачен для контроля законности платежей.

А кто должен управлять деньгами? Конечно, президент, поскольку деньги являются главным рычагом управления экономикой страны, а потому казначейство, Минфин и Центральный банк должны напрямую подчиняться ему.

Блокчейн-плюсы

Реализация концепции триединства в форме казначейского блокчейна позволит обеспечить более высокие темпы роста экономики и эффективность социально-экономической политики за счет:

  • искоренения коррупции. Если все платежи и перечисления не только физических и юридических лиц, но и банков осуществляются только через РПУ и в безналичной форме и все расчеты и операции регистрации фиксируются там в распределенном реестре, то совершить коррупционную сделку традиционным способом (взятка, откат, подарок) становится невозможным чисто технически;
  • снижения уровня преступлений и противоправных действий корыстной направленности. Практически не станет заказных убийств, воровства, грабежей, рэкета, браконьерства с целью сбыта икры, леса, шкур пушных зверей, обмана одиноких людей с целью присвоения их квартир черными риелторами, мошенничества с построением финансовых пирамид, разорения банков их руководителями. Станут невозможными организация ОПГ и проведение террористических актов, особенно совершаемых при финансировании из-за рубежа, сбыт наркотических и дурманящих препаратов, содержание притонов и проституции и тому подобные деяния. И без какого-либо участия в этом правоохранительных органов, так как казначейский блокчейн делает такого рода преступления невозможными или бессмысленными просто потому, что невозможно получить деньги, ибо все деньги должны проходить через РПУ, то есть с подтверждением, что это зарплата или иные законные поступления;
  • ликвидации незаконной предпринимательской деятельности. Сейчас она процветает – по разным подсчетам, в этой сфере занято от 15 (Голикова) до 38 миллионов (Голодец) россиян и еще никем не подсчитанное количество иностранных граждан, промышляющих на этой ниве. Но при работающем казначейском блокчейне такая ситуация станет просто технически невозможной – все платежи могут осуществляться только через РПУ, для чего гражданин, ИП, фирма должны быть зарегистрированы, а в стране исключено обращение иностранной валюты;
  • оперативной и достоверной статистики. Фиксация всех покупок и платежей граждан, включая иностранных, при прохождении их через кассовые терминалы магазинов или проведения онлайн-платежей за товары, приобретаемые в интернет-магазинах, а также всех расчетов и транзакций юридических лиц, привязанных к регистрационным данным юридических и физических лиц, – это та самая Big_Data, использование которой позволит формировать точную статистику по всей стране, регионам, отдельным населенным пунктам в натуральном и стоимостном измерении по всем отраслям производства и торговли, показывая изменение экономических, социальных, демографических и других показателей. Так что никакого социального казначейства не нужно – кто богат, а кто беден и какой семье нужно помогать, определится автоматически. Более того, предприятия и организации окажутся избавленными от предоставления большинства отчетов в налоговую инспекцию, пенсионный фонд, стат-управление и другие организации, они станут просто не нужны, поскольку все первичные данные, прошедшие через РПУ при проведении транзакций и регистрации, затем будут автоматически перерабатываться для получения необходимых этим организациям сведений. И демографические показатели станут точными, если каждый гражданин, желательно с момента рождения, получит универсальную электронную карточку (УЭК), зарегистрированную в РПУ, что даст возможность абсолютно точно показывать на любую дату, сколько человек проживает в стране, какого пола и возраста, работает или учится и где и сколько родилось, умерло, покинуло страну или прибыло в Россию и по какой причине, а проведение переписей населения станет абсолютно ненужным;
  • повышения деловой активности. Если есть точный учет и контроль за денежным обращением, имеется достоверная статистика, отсутствует коррупция и корыстные преступления, ставки по кредиту в специализированных банках минимальные, то открывается полный простор для делового творчества;
  • низкой инфляции, так как дискретный курс рубля будет определяться выгодностью внешнеторговых сделок, а не игрой спекулянтов на бирже;
  • повышения монетизации экономики, которая автоматически приблизится к оптимальному значению, так как будет определяться спросом бизнеса на деньги, а не безотносительным к этому таргетированием инфляции;
  • обеспечения полной собираемости налогов. ФНС в течение 2014–2019 годов добилась беспрецедентно высокого роста собираемости налогов, но – от законопослушных граждан. Однако это практически не затронуло черную и серую зону бизнеса, в которых деньги продолжают обращаться бесконтрольно, вследствие чего бюджетная система РФ недополучает от 30 до 50 процентов налоговых платежей. Но при использовании технологии казначейского блокчейна взимание положенных налогов легко достигается и без драконовских мер, поскольку все доходы и расходы любого человека и предпринимателя, неважно, официально он занят или нет, будут фиксироваться в РПУ.

Экономика в душу не лезет

Могут возразить – разве казначейский блокчейн не тот же электронный концлагерь, если персональные данные плюс все платежи каждого будут содержаться в распределенном реестре? Нет. Казначейский блокчейн не фиксирует ваши перемещения, не распознает вас в толпе, не лезет в душу, не отсылает вас решать свои проблемы к ИИ, не требует для поездок электронный пропуск – он ведет учет экономики вашей семьи и на основании этих первичных данных также района, города, региона и страны в целом. Потому что экономика в самом изначальном ее определении есть ведение домохозяйства, и если такая цифровизация делает его более эффективным, почему мы должны отказываться от нее, одновременно не допуская коррупционного и криминального оборота денег? Но, разумеется, система хранения персональных данных и всех трат каждого гражданина должна быть строго секретной, обеспечиваться криптозащитой от произвольного вмешательства третьих лиц, обработка информации должна иметь исключительно национальное программное обеспечение и осуществляться на отечественном оборудовании.

Опубликовано в выпуске № 27 (840) за 21 июля 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц