Версия для печати

Дональд и Луна

Россия вполне может принять американский вызов в космической гонке
Волгин Владимир
Коллаж Андрея Седых

Дальновидные политики смотрят в перспективу, не зацикливаясь на проблемах исключительно сегодняшнего дня. Вот недавно американский президент Дональд Трамп подписал нацеленный на годы вперед указ, призванный стимулировать коммерческое освоение ресурсов планет Солнечной системы.

Согласно указу, Госдепартаменту США поручено провести соответствующие переговоры с другими странами (РФ в их число, как и ожидалось, не вошла) для выработки международного соглашения по освоению Луны и других космических объектов. В будущем соглашении, получившем название Artemis Accords (соглашения Артемиды), подробно говорится о правилах по освоению и добыче полезных ископаемых на Луне – как наиболее близком к нам космическом теле. Время торопило: не прошло и месяца, как юристы из NASA уже подготовили ключевые принципы соглашения по добыче космических ресурсов.

Эту достаточно беспардонную инициативу президента США директор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин по степени дерзости сразу сравнил не иначе как с вторжением США в страны Ближнего Востока. Резко отрицательно высказалось и наше внешнеполитическое ведомство. Подобная реакция РФ была ожидаемой, поэтому чуть позже NASA попыталось как-то смягчить ситуацию, заявив, что в принципе не против сотрудничества с Россией в освоении Луны, однако осадочек, что называется, остался.

Чем ответим Трампу

Зададимся вопросом: является ли эта американская инициатива провокацией? Скорее нет. Это ничем не прикрытый вызов, брошенный не только России, но и всему человечеству. А на вызов принято, как известно, отвечать, причем не словами, а реальными делами. Вот об этом и стоит серьезно подумать.

Как известно, за космические дела у нас отвечает «Роскосмос» – с него и спрос. Отрадно подчеркнуть, что у госкорпорации в кои-то веки появилась долгосрочная стратегия развития отрасли. Она содержит в себе вполне амбициозные задачи, соответствующие космической державе, которой была и должна во веки вечные оставаться Россия. Трудностей хватает, но они все преодолимы. Опасность лишь в том, что в который раз существующие планы могут быть разрушены легким движением руки чиновников Министерства финансов РФ. Перекрывая финансирование космических проектов, они ставят жирный крест на престиже страны. Такое уже бывало, и не раз, на нашем веку, поэтому никто не может гарантировать, что нечто подобное не произойдет вновь.

Китайцы фактически полностью лишились заказов на пусковые услуги, но по итогам 2019 года вышли на первое место по числу запусков ракет-носителей. Как такое могло случиться?

Чтобы достойно ответить на брошенный Америкой вызов, ничего сверхъестественного делать не требуется. Нужно просто работать в обозначенном режиме, выполняя все давно намеченные планы согласно ранее утвержденной программе. Прежде всего следует осуществить плановое обновление средств выведения или, по-другому, ракет-носителей. Хотим мы того или нет, но время заставляет задуматься о разработке новой линейки РН разного калибра. В первую очередь на пенсию должны уйти те, чьи двигатели работают на токсичном топливе. Это прежде всего тяжелый «Протон» – незаменимый пока по выводу спутников на геостационарную орбиту. Таковыми же являются и конверсионные РН, которые тоже скоро уйдут на покой по мере их расходования при запусках.

В то же время не стоит поддаваться панике и спешить с отправкой в утиль легендарного носителя «Союз», статистика которого измеряется тысячами стартов. Его обновленный вариант «Союз-2», кроме схемы конструкции, практически не имеет ничего общего со своим прародителем времен Сергея Королева. Он надежен, технологичен и будет служить еще долгие годы. Добавим, что сегодня это единственный в мире носитель, стартовые комплексы которого расположены на четырех космодромах в разных районах мира. Отказаться в одночасье от такого уникального богатства было бы непростительным расточительством, хотя через определенное время и этому носителю потребуется замена.

Никуда не деться от создания к концу десятилетия ракеты-носителя сверхтяжелого класса (РН СТК) грузоподъемностью более 100 тонн. Зачем она нужна? Дело в том, что США, Китай и другие страны имеют амбициозные космические программы, связанные с пилотируемыми полетами на Луну и чуть позже на Марс. Это высадка и создание там обитаемых баз с перспективой колонизации данных объектов Солнечной системы, поэтому без таких носителей никак не обойтись. Отсюда вывод: если Россия не хочет отстать от других великих космических держав, то ей просто необходимо создать РН СТК.

Стоит заметить, что выбранная «Роскосмосом» концепция создаваемой РН СТК является единственно верной из всех потенциально имеющихся, ибо в ней прослеживается строгая инженерная логика. Суть ее в том, что она создается как конструктор из ряда типовых элементов более легких РН, подтвердивших свою эффективность и надежность в реальных космических полетах. Сначала будет РН «Ангара-5», потом «Союз-5/-6/-7» – кирпичики будущей сверхтяжелой РН.

Сейчас в работе находятся практически все элементы будущего сверхтяжелого носителя. В Самаре вовсю идет создание РН «Союз-5» («Иртыш»), первая ступень которой является прямым прототипом боковых стартовых ускорителей РН СТК. Причем их количество может варьироваться в зависимости от требуемой грузоподъемности. Первый старт РН «Союз-5» по имеющемуся графику должен состояться с космодрома Байконур в 2022 году.

Что касается РН СТК, то ее первый старт предварительно намечен ближе к 2030 году. Пока же все идет по утвержденному плану, и главное – не отстать от графика, не допустить былых шараханий в ту или иную сторону, что способно сорвать всю космическую программу в целом.

Земной космос

Невозможно представить создание новых РН без соответствующей наземной инфраструктуры, прежде всего стартовых комплексов (СК). Это очень сложные и дорогостоящие объекты, строительство которых занимает продолжительное время и стоит немалых денег.

Надо заметить, что ситуация на российских космодромах сегодня абсолютно разная. Меньше всего вопросов к космодрому Плесецк, принадлежащему Минобороны РФ. Большого строительства здесь не намечается – на ближайшую перспективу основные объекты построены и функционируют по прямому назначению. Из последних был сдан в эксплуатацию после модернизации второй по счету СК под РН «Союз-2». Очень много сделано в плане развития инфраструктуры в городе ракетчиков Мирном: жить здесь стало удобно и престижно. В этом году на космодроме после шестилетнего перерыва возобновляются летные испытания РН «Ангара-5», что явится знаковым событием для российской космонавтики. Нравится это кому-то или нет, но носитель придется доводить до ума. А в целом стоит заметить, что у Космических войск России по-военному все в порядке, включая многолетнюю безаварийность при запусках космических аппаратов.

Совершенно иная обстановка в плане инфраструктуры сложилась на Байконуре. Здесь огромная масса законсервированных еще советских стартовых комплексов, ставших невостребованными в силу ряда объективных причин. Хотя есть и действующие – для запусков РН «Союз-2» и РН «Протон». Перспектива развития космодрома просматривается в сфере международного сотрудничества. Это прежде всего модернизация СК под новую РН «Союз-5» по российско-казахстанскому проекту «Байтерек». Ракета-носитель является прообразом модуля первой ступени будущей РН СТК, и создать ее нужно без опоздания, потому что любая задержка неизбежно сдвинет вправо и сроки создания сверхтяжелой.

Другим проектом является модернизация пусковой площадки № 1, называемой не иначе как «Гагаринский старт», для запусков РН «Союз-2». Это уже совместный российско-казахстанско-эмиратский проект. Здесь следует особо отметить роль ОАЭ, которые в последние годы в сотрудничестве с Россией активно развивают свою космическую индустрию и уже имеют в активе полет своего космонавта на МКС.

Восточный – самый молодой и динамично развивающийся из всех российских космодромов России. Пока отсюда стартуют только «Союзы», но ведется строительство СК для модернизированной РН «Ангара-5М», которая в будущем получит водородную ступень. Сообщается, что работы ведутся ударными темпами, с опережением графика, чего практически не наблюдалось за всю постсоветскую историю космодромов. Хочется надеяться, что серьезных сбоев не будет и «Ангара» отправится в полет с нового комплекса в 2023 году, как и было запланировано ранее.

Дмитрий Рогозин призвал не затягивать и в следующем году приступить к проектным работам и строительству СК под сверхтяжелый носитель, чтобы к концу десятилетия начать непосредственно его летные испытания. Это будет заметным шагом на пути к Луне и нашим по-настоящему громким ответом президенту Трампу.

Отстающая нагрузка

Еще одной важной задачей «Роскосмоса» является увеличение выпуска космических аппаратов различного назначения: от спутников дистанционного зондирования Земли, связи и навигации до военных аппаратов. Их число в ближайшее время следовало бы по меньшей мере удвоить. Но пока, к сожалению, производство спутников по многим проектам очень сильно, на годы, отстает от первичных графиков, что крайне негативно сказывается на выполнении российской космической программы. Также на долгие годы затянулось создание нового космического корабля «Орел» («Федерация») и новых модулей для МКС, что в конечном итоге приводит к удорожанию проектов.

В данном ключе в качестве примера для подражания можно привести развитие космической программы Китая. Как известно, американцы ввели санкции против этой страны, запретив им выводить на орбиту спутники с американскими комплектующими. Учитывая же, что таковые имеются на каждом спутнике, китайцы фактически полностью лишились заказов на пусковые услуги. Тем не менее в итоге мы видим следующую картину: Китай по итогам 2019 года вышел на первое место по числу запусков ракет-носителей. Как такое могло случиться? Китайцы оперативно переориентировались на внутренние заказы, значительно нарастив выпуск спутников собственного производства. Мало того, они теперь не запускают иностранные спутники, а делают их сами для зарубежных заказчиков и сами же выводят их на орбиту, фактически сдавая заказчику объект под ключ.

Российская программа космических запусков сейчас также в немалой степени зависит от зарубежных заказчиков. Единственный способ избавиться от этой зависимости – учесть китайский опыт и выпускать-запускать больше отечественных космических аппаратов.

Сапог космонавта

Конечно, всем бы и сегодня хотелось повторения на новом этапе дерзновенных и масштабных проектов времен Королева. Однако будем реалистами. Все ведь прекрасно понимают, как много нужно изменить в стране, чтобы добиться технологического рывка, который позволит круто двинуть вперед нашу космонавтику. Под этой задачей подразумевается освоение ресурсов Луны, Марса и, возможно, ряда астероидов уже в XXI веке. Но, не изменив государственную систему (иначе говоря, общественно-экономическую формацию), добиться таких результатов просто невозможно. Поэтому сейчас реально говорить только о выполнении уже имеющихся у «Роскосмоса» планов. Их претворение в жизнь в данных условиях – уже значительный успех.

А что касается недавних высказываний президента США относительно Луны, то ему даже скажем спасибо. По крайней мере, эти американские планы могут стать предостережением российскому правительству от сокращения бюджетных расходов на космос.

У военных есть такое выражение: территория не может считаться занятой, пока на нее не ступил сапог солдата. По аналогии с этим постулатом и лунная территория не может принадлежать кому-либо, пока на нее не высадились и не построили там постоянную базу космонавты. И Трампа нельзя ни винить, ни осуждать за его космический указ – он жестко отстаивает интересы своей страны. России остается лишь принять брошенный им вызов и найти на него достойный ответ.

Опубликовано в выпуске № 28 (841) за 28 июля 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц