Версия для печати

20 лет падения Берлинской стены

Пулина Наталия Котенев Владимир
Германия смогла извлечь правильный урок из истории XX века.
Падение Берлинской стены, случившееся 20 лет назад, событие мирового масштаба. Без малейшей натяжки можно утверждать, что оно изменило политический пейзаж не только Европы. На празднование юбилея этого события в Берлине собрались политики и журналисты со всего света. Были среди них и журналисты «ВПК». О состоянии военного сотрудничества России и Германии газете рассказал чрезвычайный и полномочный посол РФ в ФРГ Владимир Котенев.
{{direct}} – Владимир Владимирович, есть ли сегодня угроза миру со стороны Германии как страны, развязавшей Вторую мировую войну?

– Нет. Германия смогла извлечь правильный урок из истории XX века. Он гласит: военные авантюры всегда заканчивались крахом и утратой части территории страны. Мирное же развитие, наоборот, позволило Германии не только добиться объединения, но и стать одной из ведущих экономических держав мира.

– Какова судьба советской военной инфраструктуры, оставшейся в Германии после вывода советских войск?

– По соответствующим соглашениям объекты советской военной инфраструктуры отошли к Германии и сейчас используются в самых различных целях. Например, наиболее популярный аквапарк в пригороде Берлина расположен в бывшем ангаре ВВС Западной группы войск. Общая стоимость объектов, которые мы передали Германии в связи с выводом войск, оценивалась экспертами в 30 млрд марок, то есть в 15 млрд евро. Это 777 военных баз, порядка 36 тысяч зданий, среди которых были и вполне современные жилые дома. Строительство большинства из них финансировалось СССР.

– Какова судьба советских военных захоронений на территории Германии? Как решаются вопросы охраны памятников, осуществляется взаимодействие с российской стороной, есть ли тут проблемы?

– Вопрос о советских воинских захоронениях регулируется межправительственным соглашением 1992 года. В соответствии с ним германская сторона обязана надлежащим образом ухаживать за ними. Любые планы по их переносу или изменению их внешнего вида должны согласовываться с российской стороной. То, как здесь осуществляется уход за нашими военными памятниками, могло бы послужить примером для других европейских стран.

Фото: Павел Кассин

Естественно, существуют и проблемы, прежде всего в маленьких городах, где местные власти не располагают достаточными средствами для надлежащего ухода за военными могилами и памятниками (по германскому законодательству этот вопрос находится в ведении коммунальных властей). Сотрудники посольства регулярно инспектируют наши воинские захоронения. При возникновении проблем стремимся найти оптимальные пути их решения.

К сожалению, имеют место и случаи осквернения могил. Как правило, полиция незамедлительно уведомляет нас о них и проводит расследования, но преступники почти во всех случаях не находятся.

– Как вы оцениваете взаимодействие России с НАТО по осуществлению транзита военных грузов через РФ в Афганистан для снабжения войск коалиции?

– Это как раз та тема, где взаимодействие России и альянса развивается наиболее успешно.

Российская позиция заключается в том, что мы не хотим, чтобы Международные силы содействия безопасности потерпели неудачу в Афганистане, и стараемся им всячески помогать. Неудача мирового сообщества в Афганистане будет означать серьезное усугубление проблем, связанных с международным терроризмом, наркотрафиком, организованной преступностью для центральноазиатских государств и для Российской Федерации.

Именно поэтому мы делаем все, чтобы поддержать Международные силы содействия безопасности в выполнении того мандата, который одобрен для них СБ ООН.

Кстати, и здесь Германия стала первой страной, с которой Россия заключила соответствующие договоренности.

– Ваша оценка российско-германского военного сотрудничества? Каковы его перспективы?

– Эта сфера взаимодействия сохранила в 2009 году общую позитивную тенденцию развития. Военно-политическое руководство Германии заняло одну из наиболее взвешенных позиций среди стран Североатлантического альянса, в значительной степени благодаря которой в мае этого года стало возможным возобновление работы Совета Россия – НАТО, прерванной в августе 2008 года после вынужденных активных военных действий РФ по пресечению грузинской агрессии против Южной Осетии. Руководство МО ФРГ неоднократно заявляло о необходимости обязательного учета российских интересов при разработке и построении новой европейской системы безопасности.

Фото: Павел Кассин

Совместная российско-германская работа по линии министерств обороны велась в целом планово и заключалась в проведении военно-политических консультаций, конференций, семинаров по вопросам политики обороны и безопасности, борьбы с международным терроризмом, а также обмена мнениями по строительству и реформированию вооруженных сил России и Германии. В марте этого года состоялся визит министра обороны ФРГ Ф. Юнга, а в ноябре – генерального инспектора бундесвера В. Шнайдерхана в Москву. Оба визита были оценены российским и германским политическим руководством как весьма плодотворные и полезные для дальнейшего развития отношений.

Укрепление военных связей продолжалось также в форме традиционных ежегодных семинаров германского фонда «Наука и политика» по вопросам политики безопасности и обороны, в которых приняли участие офицеры батальонного и полкового звеньев ВС РФ и бундесвера. В текущем году был осуществлен обмен делегациями для передачи опыта подготовки кадров в военно-учебных заведениях двух стран, организации тылового обеспечения войск (сил), проведены совместные военно-мемориальные мероприятия.

Кроме того, в ежегодно организуемой «Кильской неделе» в июне 2009 года принял участие российский корабль Балтийского флота.

Всего в рамках двустороннего сотрудничества в 2008 году на территории Германии и России проведено 9 совместных мероприятий с привлечением военнослужащих и гражданских представителей министерств обороны.

Посольство России в Германии
Фото: Павел Кассин

В целом на данном этапе военное сотрудничество между РФ и ФРГ можно охарактеризовать как достаточно конструктивное и стабильное.

– Остались ли еще, на ваш взгляд, невыявленные нацистские преступники? Продолжается ли их поиск?

– Последний громкий процесс над нацистским преступником начался недавно в Мюнхене. Обвиняемый Джон (Иван) Демьянюк – украинец-коллаборационист. Примечательно, что через некоторое время после начала разбирательства по делу Демьянюка журнал «Шпигель» писал о немце, который служил в том же концлагере, что и обвиняемый, и являлся соучастником тех же преступлений. По данным журнала, властям было известно о прошлом этого немца, но каких-либо мер в его отношении не применялось.

– Наблюдаете ли вы всплеск реваншистских настроений в Германии?

– Не думаю, что можно говорить о каком-то всплеске. Да, в Германии существуют организации националистического толка, которые отражают настроения некоторых слоев населения, по-прежнему распространенный латентный антисемитизм и ксенофобию, в том числе в отношении переселенцев из СССР. Есть и издания, призывающие к пересмотру итогов Второй мировой войны и роли нацизма в истории. Некоторые из них выпускаются подпольно, а некоторые – вполне легально. Но они не отражают ни мнения большинства немцев, ни официальной позиции какой-либо из парламентских партий.

Беседовала Наталия Пулина,
Берлин – Москва

Опубликовано в выпуске № 45 (311) за 18 ноября 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...