Версия для печати

Золушка в погонах

Смысловые коды русской военной культуры от Византии до наших дней
Григорьев Анатолий
М. Пресняков. На границе с диким полем. 2010 год, холст, масло.

После распада Советского Союза во взаимоотношениях между людьми стали превалировать цинизм и корысть, многие духовные ценности вместе с культурой ушли на второй план. О морали и нравственности сегодня не вспоминают с высоких трибун. Произошло повсеместное падение нравов, даже школьники в общении между собой привычно используют ненормативную лексику, не сознавая, что это разрушает их психику и сознание. К сожалению, нечто подобное затронуло и Российскую армию. Поэтому возникла крайне острая необходимость поговорить о военной культуре и ее истоках. Вспомнить, насколько она важна в повседневной жизни и службе, как взаимосвязана с военным искусством.

 

В современной литературе можно встретить словосочетание «военная культура». Но ни в одном справочнике или энциклопедии невозможно найти его значения, и даже интернет здесь не помощник. Хотя до Октябрьского переворота такое понятие как у нас, так и в русском зарубежье было в широком обороте.

В окружении врагов

Впервые слово «культура» попало в русский лексикон в 1837 году, когда издатель Ренофанц выпустил словарь-справочник, где оно было употреблено. Слово «культура» в те далекие времена понималось просто: «совокупность всего, созданного усилиями человека, в противоположность тому, что даром, без всяких усилий с нашей стороны, дает нам природа». Тогда понятие военной культуры еще не отделялось из общего представления о культуре. Лишь в 1925 году в Белграде группа русских офицеров-эмигрантов издала книгу «Русская культура», в которой отдельная глава получила название «Военная культура».

В русской военной культуре, так уж сложилось исторически, духовный фактор всегда довлел над материальным. Эта особенность была обусловлена географическими и климатическими условиями. Благоприятными их назвать трудно. Нашим пращурам приходилось выживать от постоянной военной угрозы беспокойных соседей с юга, востока и запада. Их преимуществу можно было противопоставить либо мощную военную силу, либо интенсивную работу мозга. Выдающийся советский и российский ученый, академик Дмитрий Лихачев писал, что еще австрийский посол Сигизмунд Герберштейн, внимательно следивший за тем, что происходило на Руси в княжение Василия III, и изучавший русские летописи, пришел к выводу: для Русского государства мир – случайность, а война – постоянное явление. Действительно, в течение более чем полутысячелетия русскому народу приходилось вести постоянную борьбу с покушавшимися на его независимость соседями.

Именно военная культура накапливает и хранит весь предыдущий опыт в области военного дела, является конструктивным материалом в построении обороны страны

Равнинный характер Русской земли позволял кочевникам свободно вторгаться в русские пределы. В течение всего XV века татаро-монголы предпринимали на Русь походы, в которых поголовно уничтожалось или уводилось в плен население городов, деревень и целых областей. Историк Василий Ключевский писал, что кочевники налетали на Русь внезапно, отдельными стаями в несколько сотен или тысяч человек, кружась около границ, подобно диким гусям, бросаясь туда, где чуялась добыча.

Удивительно, но не менее жестокая борьба шла на западных границах. Здесь немцы и шведы не только предпринимали против Русского государства превосходно организованные военные кампании, но и вели систематическую экономическую войну. Стремились не допустить приезда из Европы знающих военных специалистов, ратных и «рукодельных» людей, мастеров, запрещали ввоз военного имущества, коней, железа, свинца, серы, меди, олова. То были такие же санкции, что вводят против России сегодня – ничего нового на протяжении столетий.

Наша отечественная культура очень восприимчива к чужой военной культуре, и по образному выражению талантливейшего военного теоретика Александра Свечина, ее можно уподобить маятнику, который должен был «своевременно отбирать военные достижения у соседей с запада и востока, чтобы не оказаться под чужим игом». Любопытно, что такое оружие, как сабля, у наших предков появилось уже в X веке, хотя в Англии еще и в XVI рубились на мечах. Конь и метательное оружие также пришли с Востока, а вот крепостные сооружения и построения на поле боя – с Запада. Характерно, что военные достижения Востока наши предки с успехом использовали против завоевателей с Запада и наоборот.

В постоянной борьбе на юго-восточных, южных и западных границах крепло Русское государство, выковывалось национальное единство русского народа, развивалась его военная культура. Создавая грандиозные оборонительные линии на своих границах, русские учитывали политику соседей. На западной границе строили хорошо укрепленные города с каменными стенами, нередко чрезвычайно мощными, способными противостоять длительной осаде (Изборск, Псков, Смоленск, Порхов…). Стремились сделать их удобными для торговли, поддерживали их населенность.

На юге и юго-востоке, где приходилось вести борьбу с быстрой степной конницей, характер обороны состоял в расположении многих оборонительных сооружений малых размеров, «устройстве многочисленных сторожевых вышек, с которых караульные сигнализировали кострами о вторжении подвижной конницы степняков. Тревожные огни и дым костров быстро доносили до Москвы весть о движении кочевников».

Военная культура Руси тогда была еще достаточно молода, и ее недостатки русские компенсировали напряженной работой мозга. В известном военным историкам византийском памятнике «Стратегиконе», приписываемом императору Маврикию (582–602-е годы), описано военное искусство славян докиевского периода: «Сражаться со своими врагами они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах; с выгодой для себя пользуются засадами, внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью изобретая много разнообразных способов. Опытны они также в переправе через реки, превосходя в этом отношении всех людей. Мужественно выдерживают пребывание в воде, так что часто некоторые из числа оставшихся дома, будучи застигнуты внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом держат во рту специально изготовленные большие выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне (реки), дышат с помощью их; и это они могут проделывать в течение многих часов, так что совершенно нельзя догадаться об их присутствии. Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют щиты прочные, но труднопереносимые. Они пользуются также деревянными луками и небольшими стрелами, намоченными особым ядом».

Упоминал Маврикий и некоторые слабые стороны русских воинов. «Не имея над собою главы и враждуя друг с другом, – сообщал он, – они не признают военного строя, неспособны сражаться в правильной битве, показываться на открытых и ровных местах. Если и случится, что они отважились идти на бой, то во время его с криком слегка продвигаются вперед все вместе, и если противники не выдержат их крика и дрогнут, то сильно наступают; в противном случае обращаются в бегство, не спеша помериться силами неприятелей в рукопашной схватке. Имея большую помощь в лесах, они направляются к ним, так как среди теснин умеют отлично сражаться. Часто несомую добычу бросают как бы под влиянием замешательства и бегут в леса, затем, когда наступающие бросаются на добычу, без труда поднимаются и наносят неприятелю вред».

Византийские корни

Молодость военной культуры Руси также связана с Византией.

В 986 году Византия из-за военного путча в стране была вынуждена обратиться к Руси. Император Василий II договорился с киевским князем Владимиром об оказании военной помощи.

Обе стороны сумели заключить договор на определенных условиях, в одном из которых Владимир обязался выделить 6000 воинов, доставляемых морским путем. Важная для нас подробность: греки сначала обучили русов римскому и греческому строю и лишь после этого привлекли к участию в боевых действиях. Сохранившиеся источники свидетельствуют об успешных боевых действиях русов по этому договору, который действовал почти двести лет.

Позже Русь уже не по своей воле была вынуждена приобщиться к военной культуре кочевников с Востока. В итоге на Куликовом поле она превзошла военное искусство монгольских пришельцев. Та же система крепостей служила не только для обороны или медленного наступления на степь. Так создавалась глубоко продуманная система народной обороны, в которой главной задачей было не допустить врага на родную землю.

Готовясь к военной кампании, русские накапливали войско, собирали сведения о неприятельской стране и создавали именно такие опорные крепости. Так, против Казани Василий III ставит Васильсурск, а Иван IV – Свияжск. Иван III еще в 1492 году ставит Ивангород прямо против Нарвы, готовясь к кампании, которую спустя полстолетия вел Грозный в Ливонии. Отсюда можно сделать вывод, что у русских было понятие о тактике и о стратегии.

Но настоящий прорыв в развитии отечественной военной культуры сумел произвести государь Петр Великий, создав армию, ставшую самой сильной в Европе. Им же был возрожден военный флот, достойный России. Устав воинский 1716 года стал подлинным шедевром военной культуры и «оставался на вооружении» около ста лет.

Петр Великий заложил систему военного образования в стране, вершиной которого уже после его смерти в 1838 году явилось создание Николаевской императорской военной академии Генерального штаба. Она стала подлинным генератором военных идей и достижений. Ее девиз – «Побеждает та армия, которая лучше думает».

В академии впервые в мире появилась новая дисциплина – «военная статистика», созданная выдающимся военным деятелем Дмитрием Милютиным. Если просмотреть его учебник, то нетрудно заметить, что по содержанию и широте информационного охвата он весьма близок к учебнику по военной культуре.

Военная статистика учитывала (с военной точки зрения) все многообразие различных сведений о государстве – территории, населении, устройстве, финансах, вооруженных силах и т.д. Новый предмет был введен в учебный процесс достаточно быстро после прихода Милютина в академию. Разработанные им положения в области военной статистики опережали основные постулаты геополитики, выработанные лишь через полвека Ратцелем, Челеном и Макиндером. Но самое главное, что удалось сделать молодому профессору, – добиться обучения слушателей академии по своему методу. По сути он готовил высоко образованные кадры геополитиков для России.

Кстати, именно в академии в 1887 году был создан первый в стране учебник по воспитанию русского офицера, в котором сконцентрирован почти двухсотлетний опыт. Современные специалисты дают этому пособию высокую оценку и признают, что оно не утратило своей ценности. Нет сомнения, что учебник еще найдет свое место при формировании системы воинского воспитания в современной России. Кроме того, в академии был создан первый русский «Военный лексикон», что, по мнению культуроведов, является признаком официального признания существования культуры.

Но проблематика военной культуры в целом тогда еще не исследовалась. В советский период очень близко к этому подошли военные ученые-историки Любомир Бескровный, Петр Зайончковский, некоторые другие. Однако по условиям своего времени они не могли не учитывать идеологический фактор в основе воспитательных систем гражданина и воина. Поэтому в их работах слабо или тенденциозно (через призму классовых отношений) показаны связи общества, государства и вооруженных сил, хотя пущено в научный оборот множество любопытных фактов, характеризующих те или иные аспекты военной культуры. Понятно, что после Октябрьского переворота и речи не могло быть об объективном познании общей культуры – она вначале просто отрицалась, а потом стала рассматриваться с сугубо классовых позиций, что в конечном итоге сказалось плачевно как на культуре страны в целом, так и на военной культуре в частности, судьбе самого общества.

Утрата ориентиров

Но начались «военные эксперименты» еще до Октября. Временное правительство России провозгласило русскую армию «республиканской» и собиралось сделать ее по типу американской. Этим планам не суждено было осуществиться. Красные после 1917 года создали свою армию. А вместе с ней и новый аппарат воспитания красноармейцев – политические отделы. Совмещение политработы с просвещением дало хороший результат. Деятельность этого органа оказалась столь успешной, что многое из ее опыта работы было заимствовано даже англичанами и французами.

Политотделы, созданные во время Гражданской войны, положительно проявили себя и во время Великой Отечественной. Но победила Красная армия не только поэтому. Сталин очень хорошо знал исторические коды русского народа. Потому с началом войны и обратился к военной культуре царской армии, к глубинным основам традиций русского человека. Вспомним его обращение в 1941 году к народу «Братья и сестры». В этом же ряду резкий разворот в отношении к церкви, введение погон. Позже академики Борис Греков, Дмитрий Лихачев, Борис Рыбаков внесли свежую струю в познание данной проблемы – они использовали результаты археологических экспедиций, что позволило точно установить временные рамки многих исторических событий и получить объективное представление о военной культуре предков. А поскольку исследования в области действующей военной культуры тогда были просто невозможны (они оставались прерогативой ограниченного числа специалистов, чьи труды, как правило, не становились достоянием общественности), то исследования были обращены на прошлое России. Стоит упомянуть, что будущее также не стало объектом широкого исследования. Достаточно вспомнить, что пережили Вооруженные силы России в лихие 90-е.

Распад СССР имел тяжелейшие последствия не только для экономики, но и для культуры. Авторитетный русский писатель-философ Константин Леонтьев в труде «Цветущая сложность» совершенно точно описывает следствия развала: откат к голому материализму и утрата нравственных ориентиров. Насколько же он оказался прав!

А академик Юрий Рождественский детально обозначил, с чем придется встретиться обществу: с бессемейственностью и падением рождаемости; с беззаконием и криминалитетом; с бездеятельностью, личной неуверенностью и одиночеством; с обстановкой неинформированности (отсутствием правды); с отсутствием культуры, дефектами денежного обращения и несправедливостью (коррупцией), беспорядками в обществе; с падением образованности, неразвитием знаний и мнений, стагнацией жизни, бездуховностью.

Борьба с этими явлениями далеко не закончена, стоит упомянуть безуспешные попытки преодолеть хотя бы коррупцию в наши дни. И в такой обстановке нужно все-таки создавать (воспитывать) защитника современной России. Без военной культуры тут, понятное дело, никак. Но только культуроведческий подход позволит собрать воедино дифференцировавшиеся в разное время разделы военных знаний, восстановить утраченную связь времен и поколений, установить характерные особенности и закономерности развития военной культуры, раскрыть ее как составную часть общей культуры народа. Только тогда можно вести речь о создании эффективной системы воинского воспитания. А пока его как такового в целостном виде не существует.

Непременным условием должно быть наличие зрелого гражданского общества. Отсутствие в нем моральных норм, выработанных в соответствии с исторической традицией как общекультурной, так и собственно русской, вызывает, по мнению Рождественского, патриотический подъем. Но он, как это ни странно, «сопрягается с национализмом, сепаратизмом, ксенофобией, подъемом классовой борьбы в ее стихийных проявлениях и изоляционизмом».

Еще один важный аспект здесь в том, что именно военная культура накапливает и хранит весь предыдущий опыт в области военного дела, является конструктивным материалом в построении обороны страны, выступает основным формирующим фактором культуры личности будущего воина и гражданина.

Военная культура условно разделяется на триаду: духовная, физическая, материальная. И если с физической и материальной сторонами у нас сегодня более или менее все понятно, то в духовной культуре многие проблемы, подчеркнем еще раз, так и не разрешены. Хотя к ней относятся образование, воспитание, наука, искусство, религия и многое другое. Другими словами, военная культура пока остается золушкой в погонах.

Продолжение следует.

Анатолий Григорьев,
капитан 1-го ранга, кандидат исторических наук

Опубликовано в выпуске № 29 (842) за 4 августа 2020 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц