Версия для печати

Карточные шулера в Красной Армии времен Великой Отечественной

Отлынивают от фронта и целыми сутками играют в карты. Раздевают всех подчистую в «очко»
Кустов Максим

Для офицеров русской (и не только русской) армии карточная игра и в мирное, и особенно, в военное время была привычным развлечением. Писатель Всеволод Владимирович Крестовский (нашим современникам знаком телесериал «Петербургские тайны», снятый по его произведению « Петербургские трущобы»), например, так описывал пребывание русских войск в Польше в конце 18 века: «Разные куртизанки открыто держали у себя игорные дома, куда стекалось польское панство и русское офицерство. Игра шла почти исключительно на одно только золото, которое целыми грудами бывало навалено на зеленом поле, и ставки шли не на отдельные монеты, а на стопки, т.е. понтёры ставили на карту стаканы, наполненные червонцами без всякого счета».

А там, где играют, непременно появляются те, кто играет «нечисто» - то есть карточные шулеры: «Целые шайки варшавских шулеров разъезжали по всему краю, рыскали по ярмаркам, следовали за полками и отрядами и грели руки, где была лишь малейшая возможность. В этот азартный период героями подобного сорта было составлено много значительных состояний». Что-то в этом духе происходило и на других войнах.


Знаменитый журналист Владимир Алексеевич Гиляровский, участник русско-турецкой войны 1877-78 годов, писал о том, как ему удалось разоблачить шулеров, один из коих был в штатском, а другой в офицерском мундире и расправиться с ними: «Я вскочил со стула, левой рукой схватил груду кредиток у «офицера», а его ударил кулаком между глаз и в тот же момент наотмашь смазал штатского и положил в карман карты Асамата вместе с остальными деньгами его товарища. Оба полетели на пол вместе со стульями».


Увы, имели иногда место случаи, когда «нечисто» играли и настоящие офицеры, а не переодетые шулеры. Быть уличенным в этом считалось несмываемым позором, несовместимым с офицерской честью, продолжать службу такой персонаж не мог. Иной раз и стреляться виновным приходилось…


А как с нечестной игрой в карты обстояли дела в Красной Армии в годы Великой Отечественной? Надо признать, что в РККА таких случаев было намного меньше, чем в царской армии. Прежде всего – играли в Красной Армии в карты на деньги намного реже. У господ офицеров такое занятие считалось совершенно нормальным, неприятностей не сулило, лишь бы игра шла честно. А товарищам офицерам могло крепко попасть от ретивого замполита за азартные игры, которые Советская власть никогда официально не одобряла и не поощряла.
Кроме того, многие советские офицеры просто не имели наличных денег для игры. Женатые часто оформляли пересылку денег семьям (аттестат), довольно распространенным явлением было автоматическое перечисление денег на сберкнижку. Практиковалось перечисление денег в Фонд Обороны, подписывались военнослужащие и на займы. В итоге наличные деньги под рукой у советского офицера были далеко не всегда. Да на фронте и не было в них особой нужды.


Но иногда деньги появлялись и использовались в карточной игре, обычно не на передовой, где было не до этого. Появлялись и шулера. Вот с каким случаем столкнулся Александр Захарович Лебединцев в 1944 году. Его, опытного боевого офицера, в 1944 году из части, воевавшей в Румынии, отправили учиться на курсах «Выстрел». Очень своеобразный спутник ему попался: «В отделе кадров армии меня ожидал попутчик, тоже «старлей» из соседней воздушно-десантной дивизии…  До Киева мы ехали в переполненном пассажирском общем вагоне. Далее получили места в плацкартном вагоне до самой Москвы… В течение двух суток дороги на пассажирском поезде мой попутчик играл в карты «в очко» и обыграл всех военных пассажиров, набрав полный вещевой мешок ассигнаций. Я должен был выходить на каждой остановке и покупать водку или самогон и всякую закуску, не считаясь с ценами. Я так и не узнал причину его удачливости. Подъезжая к Москве, некоторые из обыгранных неудачников просили его выдать денег хоть на трамвай, и он великодушничал». (А. Лебединцев, Ю. Мухин. «Отцы-командиры»).


Конечно, «старлея» - десантника нельзя однозначно считать шулером. Бывают, говорят, настоящие мастера игры. Все может быть…
А вот Владимиру Семеновичу Турову (сайт « Я помню») в конце 1941 года довелось столкнуться с парочкой несомненных шулеров. Ожидал он нового назначения: «Перед обедом вызвали в строевую часть. Заполнил анкеты, документы. Тут мне капитан шепотом сообщил, что здесь в отделе кадров находятся комиссар и командир нашей 299-й дивизии. Вернулся в комнату, только хотел уснуть, опять вызывают. Прихожу: «Вы за какое время не получали довольствие?» - «За такое-то». – «А документы есть?» - «Да какие документы?» - «Ну ладно, получите за два месяца», и выдали мне около 3-х тысяч рублей. Прихожу, а со мной в комнате жили техник-интендант - тоже молодой, лет двадцати пяти, и чуть постарше - старший сержант интендантской службы. Я еще удивился, почему в управлении кадров командного состава оказался сверхсрочник? Предлагают мне в карты сыграть. – «Нет, не буду. Я посплю». Все-таки уговорили меня. Вначале схитрили, дали чуть выиграть, и тут же раздели до основания. Почти все эти три тысячи им проиграл…  Но в планшете еще оставалось около двух тысяч и после ужина они «мне дали отыграться». Проиграл и их…  А когда отказался играть с ними на пистолет и новое обмундирование, они, пошептавшись, ушли к новичкам ... И только после этого мне рассказали, что эти двое там уже больше двух месяцев живут. Отлынивают от фронта и целыми сутками играют в карты. Раздевают всех подчистую в «очко». Притом играют всегда только в паре и в основном с такими же неопытными новичками, которые перед отправкой на фронт получают большие деньги».


Интересно, как долго два прохиндея смогли заниматься своим «промыслом»? Рано или поздно либо начальство должно было спохватиться, либо кто-то из обыгранных ими мог расправиться с шулерами методом Владимира Алексеевича Гиляровского. Или вообще за пистолет взяться…


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц