Версия для печати

Мобилизация нашей мечты

Производство своих стиральных машин и станков не менее важно, чем выпуск боеголовок
Карный-Розшук Ярослав
Коллаж Андрея Седых

Один уважаемый ветеран написал, что в Российской Федерации должна быть милитаризованная экономика. Что, дескать, это просто замечательно, ибо в таковой модели государство вкладывает огромные средства в высокие технологии и в передовые научные исследования.

В теории это так. Однако мобилизационная экономика, друзья, существует в двух вариантах. В самом дурацком и в самом умном. Угадайте, какой вариант выйдет у нынешней российской «илитки», возьмись она за такое дело? Ведь стоит напомнить, как она разгромила Академию наук. А экономику превратила в такое сырьевое позорище, где отечественные передовые технологии никому не нужны, где все новинки покупают за рубежом…

Но мобилизационная модель нам нужна позарез. Только она даст возможность не грянуться навзничь в холодной войне – 2 и встретить преисподнюю середины текущего века. Ведь, читатель, нынешняя вторая холодная представляет собой первые сильные порывы грядущего земшарного урагана.

Пушки вместо масла – путь гибельный

Представим себе ситуацию: в нынешней РФ введена мобилизационная милитаризованная (военизированная) экономика в том виде, в коем нам ее рисуют некоторые официозные пропагандисты и даже либералы. Итак, налоги повышены до максимума, у предприятий отсасывается в бюджет почти вся прибыль. Расходы на образование, медицину и науку сокращаются, урезаются статьи ассигнований на мирные инвестиционные программы и на поддержку гражданской экономики. Зато растут военные заказы, повышенное финансирование достается силовым структурам. Страна денно и нощно производит вооружения. А народ садится буквально на скудные пайки. Он вынужден довольствоваться грошовыми окладами и минимальными расходами буквально на все. Вполне возможно, появится нормирование потребления, всех обрядят в одинаковую униформу. Как китайцев при Мао. Вся жизнь людей подчинена полновластным чиновничеству и аппарату принуждения. И пикнуть нельзя! Пушки вместо масла – и точка! Враг у ворот и все – для фронта!

Производители РФ похожи на индейцев, выходящих на бой с конкистадорами-иностранцами. Причем у индейцев – деревянные дубинки и набедренные повязки, а у их конкурентов – стальные латы и клинки, да еще и ружья

Что получится в итоге? Катастрофа. Врагу достаточно, не начиная никакой реальной войны, продержать РФ в подобном состоянии несколько лет – и все само развалится.

Почему? Потому что экономика, конечно, потерпит крушение. Гражданское производство испустит дух, внутренний рынок будет полностью захвачен иностранными производителями. Внутри РФ практически прекратится строительство дорог, едва станет теплиться возведение нужной инфраструктуры. Продолжится вымирание государствообразующего народа – ибо на «активную демографию» средств не останется. Зато распилы и откаты невиданно обогатят администраторов «оборонки». Зато рейдеры из «правоохранителей» отберут у остатков делового мира масштаба не олигархического все, что еще шевелится и дает какой-то доход. Безответственные чиновные морды в рекордные сроки пустят страну под откос чудовищным воровством и столь же безобразным волюнтаризмом.

Страшнее всего окажется психологический надлом. Верхи РФ (посмотрим правде в глаза), призывая всех терпеть и держаться, возглашая «Все для фронта! Все для победы!», продолжат трескать омаров и запивать их архидорогими винами. Они не бросят излюбленное занятие: предаваться Лукулловым пирам роскоши, строить дворцы и яхты, упоенно запускать лапы в казну. При этом разницы между чиновниками-олигархами и генералами-силовиками здесь не станет, грань сотрется. Очень быстро низы просто раскалятся добела от ненависти к верхам, а военно-патриотическая пропаганда превратится в накачку революционной ситуации. Стоит единству «элиты» треснуть – и начнется аналог горбачевской перестройки пополам с «новым мЫшленьем».

Нужна ли нам такая «мобилизационная экономика»? Нет, конечно.

Мобилизационная модель в умном варианте

Есть совсем другая, умная и успешная модель мобилизации. В ней производство мирной, наукоемкой продукции не менее важно, чем выпуск оружия и боевой техники. Образно говоря, когда на один новый танк выпускается дюжина высокотехнологичных комбайнов с искусственным интеллектом. Или таких же энергонасыщенных тракторов, умеющих «говорить» с навесными орудиями и со спутниками навигации. В такой модели «умной мобилизации» индустрия выпускает не только межконтинентальные торпеды или крылатые ракеты с атомным двигателем, но и свои роботизированные обрабатывающие центры. Здесь делают не только ракеты, но и свою микроэлектронику, интеллектронику мирового уровня. А не закупают импортные станки даже для «оборонки» и не вышвыривают деньги на футбольно-олимпийские игрища вместо инвестиций в роботику, как в РФ. (СССР в свое время так и не понял, что в гибридной холодной войне производство своих видеомагнитофонов или джинсов не менее критично, нежели способность делать пушки или головки самонаведения.)

В такой модели не менее производства оружия важно налаживание отменного действия государственного аппарата. Здесь устраивается отличная работа независимых выборных судов, развивается местное самоуправление и сильные СМИ. Гражданские организации не подавляются, власть с ними работает в связке. Оное сразу же наносит страшные удары по коррупции, самодурству, силовому рейдерству. Происходит постоянное очищение государства от скверны, наверх выдвигаются самые умные, дельные и патриотичные. Исчезают условия для взрыва страны изнутри, от впадания ее в смуту. На это нацелены и специальные органы борьбы с коррупцией – по аналогии с комиссиями при главе государства в Сингапуре и Гонконге.

Так же разумно выстраивается и экономика. Нет никакого нынешнего российского «раздвоения личности», попытки мешать ведению холодной войны с членством во Всемирной торговой организации и монетаристским маразмом в духе Гайдара – Чубайса. В стране проводится новая, высокотехнологичная индустриализация, экономика перестает быть сырьевой и «первопередельной». Умные люди понимают, что, помимо оружия, в холодной войне крайне важно производить самостоятельно такие «простые» вещи, как ткани, одежду, обувь, тем самым давая работу гражданам страны, обеспечивая им зажиточность и устраняя почву для недовольства жизнью. И не отдавая свой внутренний рынок на откуп китайцам, туркам, тайцам, европейцам, как это делает нынешняя РФ. Чем больше в стране гражданского производства – тем больше средств достается «оборонке», тем легче передовые технологии из нее перетекают в мирные заводы и фабрики. А не остаются невостребованными, как теперь.

В такой здоровой экономике есть прогрессивная шкала обложения личных доходов – но обязательно при сильных налоговых льготах для предприятий. Тем самым богатых принуждают тратить деньги не на крикливую хамскую роскошь, а вкладывать в старые и новые предприятия, давая работу согражданам, объективно повышая реальные зарплаты и порождая в стране емкий внутренний рынок, крепкий и большой средний класс. И нет здесь такого маразма, как «плоская шкала» НДФЛ, как в нынешней РФ.

По словам главы совета Торгово-промышленной палаты РФ по инвестициям и кредитно-финансовой политике Владимира Гамзы, сегодня из процесса реального производства в стране выведено средств в реальном пересчете на 120 триллионов рублей. В том числе и в офшоры. Именно это и выступает главной угрозой безопасности страны, намного более реальной, чем мифическая ядерная война с НАТО.

В самом деле, власть призывает возвращать деньги в РФ и вкладывать их дома. Но куда? Все упирается в потоки дешевого импорта. Построишь завод – он разорится. Производить в РФ объективно дороже по издержкам, чем в теплой Азии. Уравнивающих природно-климатические условия ввозных пошлин в РФ нет. Вкладываться в производство продовольствия или в сферу услуг? Все упирается в крайне низкие доходы граждан страны. Зато введение разумного и системного протекционизма стремительно изменит положение. Возникнет рентабельность – и деньги потекут в страну. Особенно если вменяемая власть еще и введет в закон о Центральном банке обязанность отвечать не только за уровень инфляции, но и за экономический рост. И тогда мы не поддаемся режиму «автоиммунной катастрофы» и выигрываем холодную войну – 2. (Увы, в Российской Федерации власть поступает в точности наоборот, обрекая нас на истощение и надрыв.)

Но в нашем гипотетическом порядке власть принимает АРУК – акт о равенстве условий конкуренции. Созидая новый мир вместо погибшего СССР, мы честно говорим нашим согражданам: «Братья и сестры! Вы хотите, чтобы у вас были достойные зарплаты и пенсии? Социальные гарантии? Вы хотите, чтобы государство могло достойно финансировать школы, вузы, больницы, науку, культуру? Тогда вам придется принять наш закон. Все, что ввозится в нашу страну, и то, что мы можем делать сами, должно облагаться пошлинами, компенсирующими наши суровые природные условия. Нет, запрета на импорт не будет. Просто он станет дороже на те самые протекционистские меры по уравниванию условий конкуренции. Но зато у вас будет работа, а бюджеты не зазияют дырами.

В противном же случае, открыв рынок настежь, вы увидите полные товаров супермаркеты, однако при этом у вас окажутся нищенские заработки. У вас не будет пенсий. Вы не сможете содержать своих детей. У вас будут платные медицина и образование. Выбирайте! Все, независимо от политических окрасов – коммунисты или либералы, националисты или приверженцы глобализма. Жизнь или смерть?».

Поэтому вводится АРУК – конституционный акт о равенстве условий конкуренции. Практически любое производство в Китае, в странах ЕС или Северной Америки обладает приличным набором субсидий от тамошних государств. В мире уже давно нет «чистого капитализма», в том же машиностроении оно давно носит субсидированный, полусоциалистический характер даже на частных предприятиях. Аграрий в ЕС обладает внушительными дотациями на каждый гектар своего хозяйства, на каждую голову скота, на каждую яблоню в саду. Точно так же на нашем тракторном заводе в Канаде: государство софинансирует его научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР, R&D), переход на энергосберегающие технологии, повышение квалификации работников. Западные государства и КНР софинансируют участие компаний в международных выставках, платят субсидии производителям агромашин или станков дотации (до четверти стоимости новой техники!), если у них покупают комбайны или обрабатывающие центры. Поэтому на российский рынок вторгается иностранная продукция, в привлекательной цене которой сидит порой до трети государственных субсидий. Это касается и продовольствия, и техники. Импорт выбивает отечественных производителей с рынка, фактически РФ импортирует к себе безработицу, а экспортирует – рабочие места для китайцев, турок, европейцев и американцев. Если говорить образно, то производители РФ похожи на индейцев, выходящих на бой с конкистадорами. Причем у индейцев – деревянные дубинки и набедренные повязки, а у их конкурентов – стальные латы и клинки, да еще и ружья. Исход борьбы предрешен. Никакого равенства условий конкуренции между нами и иностранцами нет и в помине.

Пока официальные лица РФ не желают этого понимать. Они надменно цедят сквозь зубы: «Работайте лучше, повышайте свою конкурентоспособность, делайте дешевле иностранцев, но такого же качества! Как только Запад снимет с нас санкции, мы прекратим поддержку российского производителя, ибо это – рынок!». При этом государство вводит налог на новое оборудование, держит высокие проценты по кредитам, укрепляет курс рубля, повышает цены на топливо и электричество, раздувает цены на металл, а российские дотации и субсидии – сущие гроши по сравнению с теми же европейскими.

Но как мы можем добиться конкурентоспособности в таком случае? Мы должны ничего не платить работникам? Или собирать наши машины из дерева и картона? Вызывать Гарри Поттера, что взмахом волшебной палочки превратит наши устаревшие станки в роботизированные обрабатывающие центры, сотворит промышленных роботов из воздуха?

Такой маразм продолжается скоро уж третье десятилетие. Пора положить ему конец, иначе просто потеряем страну, как в 1991 году.

Суть нашей инициативы: не опускать «железный занавес» на пути импорта, не создавать тепличных условий для отечественного реального сектора, а УРАВНЯТЬ условия конкуренции.

Суть предлагаемого нами конституционного закона такова: Российская Федерация с помощью общественных объединений промышленников и аграриев бдительно следит за мерами государственной поддержки иностранных производителей. Если там уже есть дотации, субсидии и льготы от государств (или вводятся новые механизмы поддержки), то наша страна отвечает на это такими же мерами. Или же – если на это у бюджета РФ нет средств, если объемы бюджета такого не позволяют – РФ вводит повышенные таможенные пошлины, что уравнивают условия конкуренции. Коль сидит в иностранном тракторе, сыре или помидоре, скажем, 30 процентов государственных субсидий и льгот – то уплати как минимум такую же ввозную пошлину. Мы внимательно изучаем издержки конкурентов: сколько у них уходит средств на отопление и на транспорт? Какая у них оплата труда? И тоже все уравновешиваем.

Хватит мириться с маразмом в управлении экономикой! С сохранением статуса РФ как поставщицы сырья, колониального рынка сбыта для сильных соседей и края вечных бедности с безработицей! Это может стоить нам нового развала.

А какой может быть умная мобилизационная экономика, мы уже рассказали.

Опубликовано в выпуске № 30 (843) за 11 августа 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц