Версия для печати

«Роснефть» – смерть океанского флота

Единственный российский авианосец «Адмирал Кузнецов» добивают свои
Тучков Владимир
Фото: google.ru

Если бы не крушение СССР с последующим периодом дикого капитализма, то у русских ходили бы семь авианосцев различных модификаций проекта «Кречет». Причем один из них – «Ульяновск» – был бы атомным. Но три из них – «Киев», «Минск», «Новороссийск» – отправили в утилизацию в начале 90-х. Правда, первые два от разделки на иголки спасли китайцы, выкупив корабли для устроения на них развлекательных центров. Один – «Адмирал Горшков» – продан в Индию и теперь он носит труднопроизносимое имя «Викрамадитья». Два так и не смогли достроить – вышеупомянутый «Ульяновск», а также «Варяг», который достроили китайцы, и теперь он под именем «Ляолин» входит в состав ВМС НОАК. В строю остался только один «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

Однако создается ощущение, что механизмы «лихих девяностых» в отношении этого авианосца все еще продолжают действовать. И его пытаются свести в могилу, то есть продать на металлолом, свои же кораблестроители. И не только они, но и наша «государствообразующая» нефтегазовая отрасль.

Зачем он нужен?

Советский Союз более полувека наблюдал, как США создавали свой авианосный флот, не предпринимая симметричных действий. И при этом Штаты постоянно критиковались: вот истинное лицо агрессора, стремящегося насаждать свои порядки в самых отдаленных уголках земного шара. У нас же миролюбивое государство, у нас оборонительная концепция, и нам авианосцы не нужны.

Однако во второй половине прошлого века в связи с войной в Индокитае взгляды советского руководства скорректировались. Коль мы великая держава, то и у нас есть геополитические интересы вдали от родных берегов. Янки надо окорачивать!

Вполне понятно, что полувековое отставание сказалось в технологическом отношении. Американцы начали использовать более эффективную, чем взлетный трамплин, паровую катапульту еще перед Второй мировой войной. Наши тяжелые авианесущие крейсера (ТАВКР) оснащены трамплином. И лишь в атомном авианосце «Ульяновск», заложенном в 1988 году, предусматривалась катапульта.

Утопление плавдока ПД-50 ни на что не повлияло – он был приобретен для ВМФ СССР, но перепродан публичному акционерному обществу «Роснефть»

Также отличием от «американцев» является меньшее водоизмещение – порядка 45 тысяч тонн против 100 тысяч. Соответственно и меньший состав авиационной группы. Причем имело место и качественное отставание в части организации эффективной работы палубных самолетов. У американцев уже давно на авианосцах используются самолеты дальнего радиолокационного обнаружения типа «Хокай» («Ястребиный глаз»). У нас их нет.

Но тем не менее советские авианосцы исправно несли службу, появляясь в нужное время в нужном месте, демонстрируя кому надо красный флаг с серпом и молотом. Что же касается меньшего количества палубных самолетов, чем, скажем, на «Энтерпрайзе», то сражения авианосцев – это из области ненаучной фантастики. Сколько есть самолетов на палубе и в ангарах, столько и доставляется в регион, где запахло жареным. Лишь бы были достаточно эффективны корабли океанской зоны, обеспечивающие противовоздушную и противолодочную оборону авианосца. А с ними в Советском Союзе было все в порядке, в отличие от нынешнего времени.

Необходимо признать, что значение нашего многострадального «Адмирала Кузнецова» для ВМФ очень велико. Если его не станет, то через некоторое время РФ, которая вернется к строительству авианосцев, придется начинать буквально с нуля. Как в семидесятые годы. Потому что громадное значение имеет накопленный опыт эксплуатации столь сложного вооружения, каковым является авианосец, на котором несут службу более двух с половиной тысяч человек различных воинских специальностей. И от их слаженной работы зависит боеспособность корабля. Ну а навыки, если они не используются длительное время, как известно, утрачиваются.

И еще один очень важный момент. Пилоты палубной авиации имеют особую подготовку, их обучение – длительный процесс. Им необходимо постоянно совершать тренировочные полеты именно с корабля. Но «Кузнецов» с 2017 года стоит у стенки 35-го судоремонтного завода. И несмотря на бодрые доклады начальства Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), неизвестно, сколько еще простоит.

Правда, с сентября прошлого года летчики корабельного истребительного полка Северного флота, к которому и приписан авианосный крейсер «Адмирал Кузнецов», периодически готовятся в Крыму на наземном испытательном тренировочном комплексе авиационном (НИТКА). Он повторяет палубу авианосца с трамплином и авиафинишером. Однако если авианосец выведут из состава флота, что вполне возможно, то эти полеты прекратятся.

Оптимизаторы

«Адмирала Кузнецова» предполагалось отремонтировать и частично модернизировать к концу 2020-го. После чего примерно год должны продолжаться его послеремонтные испытания. В 2018-м к указанному году готовности приплюсовали единичку. Сейчас в планах – уже 2022 год. И это притом что по части восстановления авианосца еще конь не валялся.

В октябре 2017 года крейсер, вернувшийся из сирийского похода, направили в Мурманск на 82-й судоремонтный завод, где разместили в плавучем доке ПД-50, крупнейшем в РФ, построенном в Швеции в 1980-м. Сняли гребные винты. Начали проводить дефектацию корпуса, приступили к работам на подводной части корабля.

И спустя ровно год после начала докования авианосец чуть не утопили. В ночь на 30 октября 2018 года, когда в Мурманской области из-за непогоды и налипания мокрого снега на проводах линии электропередач наблюдались перебои в подаче электроэнергии, произошла авария. В балластные цистерны плавдока, в котором находился авианосец, начала неконтролируемо поступать вода. Возник постоянно нарастающий крен.

С ним можно было бороться, включив откачивающие насосы. Однако с берега прекратилась подача электроэнергии. В таких случаях полагается использовать расположенные на ПД-50 резервные дизель-генераторы. Чего сделано не было.

В конце концов плавдок затонул, унеся на дно жизни двоих рабочих. «Кузнецова» с выключенной силовой установкой и без гребных винтов каким-то чудом удалось спасти. Потери на корабле вышли минимальными – один из двух 50-тонных кранов, рухнув на палубу, пробил ее, повредив несколько отсеков под ней.

Кто виноват? Стихия? Рабочие плавдока? Виновата «Роснефть». Она, купив у ОСК 82-й СРЗ, посадила рулить предприятием, относящимся к совсем иной отрасли, «эффективных менеджеров». Ну а оная категория управленцев всегда начинает с оптимизации расходов. И в нарушение правил эксплуатации плавдоков сократили бригаду мотористов и прекратили закупки солярки для дизель-генераторов. Так что ПД-50 оказался обречен. «Кузнецов», по сути, тоже – но ему удалось спастись.

Сгоряча обескураженный промторг-министр Денис Мантуров заявил, что док поднимут, поскольку он мешает судоходству в заливе. И восстановят. «Роснефть» промолчала. Прошло уже почти два года, а док и ныне там.

(Взяли ли за это «эффективных менеджеров»? Нет. В РФ ФСБ и Следком предпочитают сажать за решетку мальчишек под видом «экстремистов». Вспомним дело «Нового величия» или челябинских нацболов. А вот настоящая мразь и настоящие враги народа у нас на свободе гуляют.Прим. ред.)

«Кузнецова» поставили к стенке

Смирившись с потерей дока, авианесущий крейсер на неопределенное время ставят у стенки 35-го СРЗ, здесь же, в Мурманске. И в ОСК начинают напряженно думать, куда же его пристроить для завершения ремонта, по сути, еще не начавшегося, и последующей модернизации. Второй плавдок нужных габаритов, ПД-41 – на Дальнем Востоке. Туда «Кузнецова» не отбуксировать. Да и к тому же док и сам – в плачевном состоянии.

В европейской части есть два сухих дока подходящих габаритов. Но они заняты и нескоро освободятся. В одном – обслуживаются атомные подводные лодки, которые имеют наивысший приоритет. Во втором – модернизируется тяжелый атомный ракетный крейсер проекта «Орлан» – «Адмирал Нахимов». Он освободит док в 2021 году, но его место займет собрат по проекту «Петр Великий». И это все, чем располагает ОСК, чтобы доковать корабль, имеющий длину 270 метров и ширину по ватерлинии 34 метра.

Правда, поблизости от 35-го СРЗ «Новатэк» в то время строил так называемую «Кольскую верфь» для гигантских плавучих заводов сжиженного газа с двумя 400-метровыми сухими доками. Сейчас один практически готов. Однако было понятно, что крупный «государствообразующий» бизнес палец о палец не ударит для поддержания обороноспособности. Страна отдельно, бизнес – отдельно.

В конце концов додумались. СМИ облетело радостное сообщение о том, что на 35-м СРЗ есть два расположенных рядом сухих дока, между которыми всего лишь надо сломать перегородку. И «Кузнецов» войдет в удлинившийся док.

Однако то была ложь. Одна из многих, которые сопровождают злоключения нашего авианосца. Доки стоят не последовательно, а параллельно. Если убрать перегородку, то увеличится ширина. А длина останется прежней – у левого дока 187 метров, у правого – 236. Для докования «Кузнецову» требуется 335 метров. То есть необходимо удлинить длинный док на 99 метров, а короткий на 148 метров. При глубине выемки скальной породы в 14 метров. Гигантский объем работы.

ОСК объявила тендер на строительство супердока. Но никакого конкурса, по сути, не получилось. «Три гиганта – строительные компании, хорошо известные на российском рынке, от участия в рискованном для них проекте отказались. Мы выбрали лучшего из имевшихся», – поведал гендиректор ОСК Алексей Рахманов.

Проект оказался не просто рискованным, учитывая сроки его реализации, а прямо-таки авантюрным. Отважившаяся на победу над здравым смыслом за 20 миллиардов рублей петербургская компания «Инвестиции. Инжиниринг. Строительство» (ИИС) приступила более года назад к работам при помощи пары экскаваторов и нескольких самосвалов.

Весной этого года между заказчиком и подрядчиком начались судебные тяжбы, поскольку стало понятно, что нужный для «Кузнецова» док построен не будет. А Сбербанк даже подал иск о банкротстве к ИИС.

Сложно предположить, что в ОСК не понимали нереальность в отведенные сроки (за год) получить док, в котором смог бы разместиться авианосец. Хоть проект реорганизации доков, предложенный ИИС, можно сказать, засекречен, но эксперты в судостроительной отрасли предполагают такую последовательность действий.

Ломается междоковая стенка. Поскольку длины полученного дока недостаточно для авианосца, то сооружается дамба. То есть док продлевается в залив. После чего «Кузнецов» загоняется в это временное сооружение, которое вряд ли соответствует стандартам на подобного рода объекты. После окончания ремонтных работ авианосец уходит на испытания, а док начинают переделывать. То есть удлиняют до необходимых размеров и избавляются от временной дамбы. Весь этот процесс может занять года четыре. Что же касается ремонта авианосца, то он закончится в лучшем случае в 2024 году.

«Лазареву» не светит

В мае ОСК разорвала контракт с ИИС. В июле заключили новый контракт с компанией «Оргэнергострой», основное направление деятельности которой – проектирование и строительство электростанций, от тепловых до атомных. На сей раз о том, что собой представляет новый инженерный проект получения дока необходимых габаритов, не говорится ни полслова. Очень может быть, что выбрано предыдущее инженерное решение, на реализации которого надорвалась компания ИИС. Потому что Рахманов, подписав новый контракт, сообщил, что новый подрядчик уже приступил к работам на объекте.

Смена подрядчика, внушают нам, не повлияет на срок сдачи авианосца «Адмирал Кузнецов» ВМФ России в 2022 году. В декабре прошлого года нас также гипнотизировали: мол, и пожар на авианосце тоже ни на что не повлияет. Тогда во время сварочных работ в одном из отсеков загорелось разлитое топливо. Пламя тушили почти сутки. В борьбе с огнем погибли два морских офицера. Пострадали еще 14 человек.

В июне наконец-то определились с ущербом, вызванным огнем. Ремонт должен обойтись в 251 миллион рублей, которые будут заплачены за восстановление корпусных конструкций надстройки корабля и покраску площадей в 2050 квадратных метров. Это ни на что не повлияет, хоть работы планируется завершить к сентябрю 2022 года, уверяют нас.

Ни на что якобы не повлияло и утопление ПД-50, который был приобретен для ВМФ СССР и перепродан публичному акционерному обществу «Роснефть». Лишь 5 августа суд обязал владельцев 82-го СРЗ выплатить по 750 тысяч рублей семьям двух погибших рабочих плавдока. А за док и взыскать не с кого, поскольку «Роснефть» утопила свое имущество.

Ни на что не повлияло и то, что на Дальнем Востоке в городе Приморский Камень по инициативе ОСК территориально несколько потеснился Дальневосточный завод «Звезда», обслуживающий атомные подводные лодки. Это было сделано для того, чтобы ОСК совместно с южнокорейской компанией Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering построили судостроительный комплекс «Звезда» с сухим доком длиной 500 метров.

Вскоре корейцы вышли из проекта. И ОСК уступила комплекс тандему «Роснефть» – «Газпромбанк». В этом году сдан в эксплуатацию док. Но это ни на что не повлияет. Потому что тяжелый атомный ракетный крейсер «Адмирал Лазарев», собрат «Петра Великого» и «Адмирала Нахимова» по проекту «Орлан», в котором остро нуждается Тихоокеанский флот, нефтегазовый бизнес не впустит в свой док для ремонта и модернизации.

И ничто не влияет на благополучие руководства ОСК, которое, по сути, уничтожает единственный российский авианосец.

Опубликовано в выпуске № 30 (843) за 11 августа 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц