Версия для печати

Возбуждающий газ

Причина очередного конфликта в Восточном Средиземноморье – борьба за месторождения углеводородов
Несвияжский Артур
Природный газ в Восточном Средиземноморье. Важнейшие месторождения и трубопроводы. Фото: dw.com

Формальный повод нового обострения в Восточном Средиземноморье – начало ведения турецким судном Oruc – Reis сейсморазведки для поиска газовых месторождений. Район работ – шельфовая зона самого восточного греческого острова Кастелоризо, отстоящего от турецкого побережья всего на два километра. Разведочное судно поддерживают корабли турецкого ВМФ, греки отправили в район конфликта свое соединение. Ни для кого это противостояние сюрпризом не стало – оно лишь звено в цепи аналогичных стычек, ведущихся как на море, так и в дипломатических кабинетах. Осталось уточнить, за что собрались воевать два государства, входящих в НАТО.

Турция и Греция веками враждовали то «на горячую», то в мирные годы, стараясь доставлять друг другу разной степени неприятности. Причем в большинстве случаев инициатором конфликтов становилась именно Турция, чувствующая себя обиженной в результате международных договоров. Но в последнее время в противостояние добавился весьма немаловажный фактор. В 1821 году греки начали борьбу за независимость с порабощавшей ее четыре века Османской империей. Спустя столетие, в 1923 году по результатам Лозаннского соглашения, определившего границы нынешней Турецкой Республики, более миллиона греков были перемещены с турецких берегов на историческую родину, навстречу им переселились более 350 тысяч турок, проживавших на территории Греции.

Казус шельфа

Но туркам с той поры не дают покоя греческие острова, расположенные вдоль всего эгейского побережья – от них до материковой части Турции подать рукой, до греческой же расстояния исчисляются сотнями километров. А населенные острова, сколь бы крошечными они ни были, по международному морскому праву определяют и границы шельфа вокруг них. Как следствие – практически весь эгейский и значительная часть восточно-средиземноморского шельфа находятся под юрисдикцией Греции. Турки же настаивают, что шельф нужно делить исключительно от материковой береговой черты, и в этом случае они вправе претендовать на тысячи квадратных миль шельфовой зоны. Потому Турция до сих пор и не ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву. Если посмотреть на карту и сравнить, к примеру, как нарезано Каспийское море с учетом выходящих на него государств, и восточную часть моря Средиземного, претензии Турции можно счесть справедливыми. Но международные договоры нужно соблюдать как минимум до очередной войны, результатом которой станут новые договоры. И вопрос стоит так: решится ли Турция на развязывание полномасштабной войны с Грецией, что она может приобрести и что потерять в результате?

Время открытий и дележа

Случилось так, что крупнейшие новые месторождения природного газа в мире в нынешнем веке пришлись как раз на Восточное Средиземноморье. Вначале в 2009 году было открыто месторождение «Тамар» в прибрежной зоне Израиля. Разведанные запасы в 320 миллиардов кубов практически закрывали потребность страны в голубом топливе, обеспечивая Тель-Авиву энергетическую независимость. Два года спустя на карте было отмечено месторождение «Афродита», 127 миллиардов кубов – на шельфе Кипра. В 2012 году опять же в прибрежных водах Израиля открыли еще одно месторождение природного газа – «Левиафан», вдвое большее «Тамара».

И пока израильтяне определялись, как будут делить свалившееся на них газовое счастье, соседи не дремали. В 2015 году было открыто огромное месторождение на шельфе Египта – 850 миллиардов кубометров и власти страны без промедления включились в его освоение. Месторождение уже введено в промышленную эксплуатацию, что позволило Стране пирамид практически отказаться от импорта газа. Более того, имея два предприятия по сжижению и отгрузке газа, страна готова заменить Европе поставки из Кувейта.

То есть европейский газовый рынок уже сейчас претерпевает серьезнейшие изменения, а Турции в этом пока отведена роль «трубы», которая ее совершенно не устраивает. Отсюда и посягательства на шельф вкупе с острым желанием также обрести газовую независимость.

Тут же и корни лихорадочной «пограничной» активности в межгосударственных отношениях. Начала Турция, подписав в ноябре 2019 года с ливийским правительством Сараджа соглашение о морской границе. То, что она прошла в ее территориальных водах чуть южнее Крита, Грецию возмутило, и она в свою очередь 6 августа 2020 года подписала аналогичное соглашение с Египтом, и тот участок, о котором шла речь в турецко-ливийском договоре, оказался в греческих территориальных водах. Но в планах у Турции – договориться о границе по ливийскому сценарию и с Израилем. А пока вопрос вроде как не урегулирован, а именно так считает товарищ Эрдоган, стоит по максимуму застолбить свои претензии на средиземноморский шельф.

Макроны по-флотски

Неожиданным для многих союзников Греции в разборках с Турцией стал французский президент Эммануэль Макрон. Вообще-то все страны Евросоюза в той или иной степени не пылают любовью к Турции, но, скажем, Германии с учетом огромного количества гастарбайтеров и граждан турецкого происхождения сильно не с руки вести антитурецкую политику. Франция в этом отношении свободнее да и за ливийскую активность турки Макрону не полюбились. Как следствие французский президент высказал поддержку Афинам не только на словах – на Крит прибыли два истребителя «Рафаль» и фрегат «Лафайет», где провели совместные маневры с принимающей стороной. Очень понятная и недвусмысленная демонстрация.

Турки откровенно манипулируют Европой в целом и Грецией в частности, показывая независимость своей политики. У всех на памяти манипуляции с беженцами, которых то держали у границы с ЕС, то чуть ли не силой выпихивали в море, отправляя на греческие острова. И если острота проблемы с беженцами для Европы немного снизилась, это вовсе не означает, что Турция откажется впредь пользоваться этим приемом. Да и перевод стамбульского храма Айя-София из музейного статуса в ранг действующей мечети главным образом можно воспринимать как антигреческий шаг, и именно так это было воспринято в Афинах.

Дойдет ли до войны

В отличие от Греции, у которой по сути есть только одно враждебное государство, турки в количестве потенциальных противников куда богаче, причем ими в любой момент могут стать государства, с которыми в настоящее время поддерживаются вполне нормальные отношения, – те же РФ и Израиль.

«Критические дни» в отношениях между Грецией и Турцией уже случались в новейшей истории. В 1974 году, когда турецкая армия вторглась на Кипр, вмешаться в дело греческой авиации воспрепятствовали американцы. Они же разрулили и конфликт 1996 года вокруг необитаемого острова Имия (у турок он именуется Кардак). Как поведут себя Штаты сейчас, пока неясно. С одной стороны, они сыты по горло антиамериканскими заявлениями Эрдогана и были бы не прочь, чтобы Турецкая Республика получила унизительный щелчок по носу. С другой – есть понимание: ослабление турецкого влияния в регионе неизбежно приведет к росту влияния российского, что для США абсолютно неприемлемо. Но со Штатами или без понятно, что начнись боевые действия между Турцией и Грецией, НАТО смотреть безучастно на это не будет. Скорее наоборот – приложит максимум усилий, чтобы конфликт не перерос в горячую фазу.

Если же представить, что война таки началась и все страны выбрали роль наблюдателей, то Греции мало что светит. Численный состав армии и ее мобилизационный потенциал практически вдвое меньше турецкого. И если техническое оснащение вооруженных сил обоих государств, по оценке известного эксперта и постоянного автора газеты «ВПК» Александра Храмчихина, можно считать сопоставимым и в большинстве своем достаточно устаревшим, то по боевому опыту турки заметно впереди. Их армия воевала с курдами, она постоянно задействована в сирийском конфликте, теперь ее представители повышают квалификацию в Ливии.

Но, повторимся, вероятность такой войны, когда двое в драку, а остальные не вмешиваются, практически равна нулю. Те же газовые месторождения в Восточном Средиземноморье разведывают международные консорциумы, в которые входят европейские, американские, российские компании. А значит, вмешаться в конфликт под предлогом защиты жизни своих граждан могут многие государства. А вмешавшись, будут стараться повернуть ситуацию в свою сторону, добиваясь собственных преференций, вовсе не мечтая осчастливить греков или турок. Анкара и Афины это тоже прекрасно понимают. Потому дальше ругани и «соприкосновений» фрегатов, что имело место в ходе маневрирования военных кораблей вокруг геофизического судна «Орук рейс», дело не пойдет. Эта музыка будет вечной.

Опубликовано в выпуске № 31 (844) за 18 августа 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц