Версия для печати

Три кита военной культуры

Новая система воинского воспитания должна быть синтезирована из лучших достижений наших предков
Григорьев Анатолий
Фото: aria-art.ru

Вполне естественный вопрос: каков был уровень культуры наших выдающихся полководцев и какова связь военной культуры с общей? Вот здесь напрашивается весьма любопытный вывод: оказывается, все наши выдающиеся полководцы и военные деятели имели высокий уровень не только профессиональной военной культуры, но и общей. Обратимся к историческим примерам.

Святой князь Владимир Киевский, первокреститель Руси, создатель масштабной системы обороны государства, он же идеолог и претворитель первой отечественной военной реформы, был первым русским князем, овладевшим грамотой, он же организовал первые школы в своем государстве.

Его сын Ярослав Мудрый знал иностранные языки и переводил с них, стал собирателем первой библиотеки на Руси. Именно ему мы обязаны, в частности, появлением впоследствии георгиевских наград, кавалеров, оружия и знамен. Его крещеное имя Георгий в честь греческого святого, который стал небесным покровителем русского воинства.

Следующий князь – Владимир Мономах много нового внес в отечественную военную культуру за 50 лет военной деятельности, стал первым русским военным писателем. Его знаменитые «Поучения» дошли до нашего времени.

Упомянем и Александра Суворова, полководца, не ведавшего поражений. Кроме воистину энциклопедических познаний военного дела, он владел десятью языками. Все это говорит о том, что военный человек должен владеть и обширными областями общей культуры.

Пролетарский подход

К сожалению, в истории России так было не всегда. Уникальный русский военный писатель Антон Керсновский с горечью констатировал, что после смерти Суворова военная мысль в стране вдохновлялась исключительно иностранными образцами. Поэтому ее можно уподобить машине, работающей на холостом ходу. Увлекаясь иностранщиной, подчеркивал он, мы недооценили Суворова.

Сегодня мы также видим некоторых военных специалистов, пытающихся найти решение военных проблем исключительно в зарубежном опыте. Особенно много их всплыло сразу после распада СССР в 1991 году и даже в начале 2000-х. Достаточно вспомнить, как в ту пору министр обороны Анатолий Сердюков на голубом глазу предлагал чуть ли не отказаться от закупок продукции отечественного ОПК и приобретать иностранные ВВСТ.

Безусловно, познание военной культуры многое даст современному российскому офицеру и главный метод тут – самостоятельная работа

Военная культура несет охранительную функцию по отношению ко всей культуре России, является своеобразным индикатором ее состояния. Прослеживается удивительная закономерность: если военная культура была на должном уровне – все в стране процветало, а когда снижался ее общий уровень – деградировала и военная область. Когда Петр Великий создавал свою армию, основным ее контингентом вначале были неграмотные крестьяне, которые не могли себя назвать гражданами. Но именно они брались за оружие в дни военной опасности для Родины – во времена объявления сбора народного ополчения, по зову сердца.

Сделать из гражданина воина, казалось бы, дело нетрудное: провести с ним курс боевой подготовки и все в порядке. Но даже сегодня призываемых в ряды Вооруженных сил, несмотря на их грамотность, в своем большинстве трудно назвать гражданами в полном смысле этого слова. Что имеется в виду?

Комплекс нравственных и деловых качеств воина, называемый воинской честью, имеет один очень важный элемент, без которого нельзя получить стойкого защитника Отечества – патриотизм. Сегодня нет единого мнения в обществе, что это такое. После 1991 года кое-кто вообще назвал патриотизм последним прибежищем негодяев. Сегодня мы понимаем, насколько это цинично, а главное – безграмотно. Патриотизм в России имеет целый ряд характерных особенностей, обусловленных неповторимостью ее исторического развития, самой судьбы русского народа, его культуры, образа жизни, менталитета, национального самосознания, богатства этносов, необъятности территории, многообразия природы, климата. Он понимается как комплекс наиболее значимых, непреходящих ценностей, присущих всем сферам жизни общества и государства, и является важнейшим духовным достоянием личности, характеризует высший уровень ее развития и проявляется в активно-деятельной самореализации на благо Отечества. Патриотизм – это своего рода несущая конструкция общественного и государственного здания, идеологическая опора его жизнеспособности, одно из условий эффективного функционирования всей системы социальных и государственных институтов.

От армии Союза к армии России

Распад СССР поставил на повестку дня задачу создания новой армии. Ведь в результате перестроечных процессов изменились государство, общество, а вот армия осталась прежняя. Даже сегодня, спустя почти 30 лет изменилась, скажем честно, лишь ее организационная форма. А по составу как она была рабоче-крестьянской, так и осталась. Достаточно проанализировать социальный состав, посмотреть, представители каких слоев и страт общества в ней служат. Внук Бориса Ельцина, например, как и дети многих других высокопоставленных отпрысков нашей элиты, предпочел выполнению своего воинского долга учебу в Англии. При этом принц Гарри, внук королевы Великобритании Елизаветы II, честно отслужил в армии и даже воевал в Афганистане.

Младший офицер и солдат сегодня не могут не задавать себе вопрос: почему в эпоху олигархического капитализма они защищают не столько обездоленный народ, сколько капиталы, миллиардные состояния «жирных котов», которые по логике должны в таком случае нанимать для охраны своих трубопроводов и электрических сетей частные армии (ЧВК). Ведь недра в соответствии с написанной американскими советниками конституцией уже не принадлежат народу. Вопросы справедливые, но на них пока нет ответа. А слова о необходимости защиты общего Отечества далеко не всегда оседают в сознании.

То, что Вооруженные силы должны измениться, уже ни у кого не вызывает сомнений. Но до сих пор нет четкого представления: какова технология создания новой военной элиты? Военная культура Отечества дает ясный ответ – строительство новой военной силы невозможно без участия в этом процессе широкого представительства общества. Стоит вспомнить, что военный министр Дмитрий Милютин в состав всех комиссий по военным реформам включал с правом решающего голоса наиболее авторитетных гражданских лиц, которые великолепно разбирались в военных вопросах. Мы же в России наблюдаем привлечение к обсуждению военных вопросов блестящих дилетантов, имеющих высокие научные звания во всех областях культуры, кроме военной.

Попытки большинства исследователей найти решение этих проблем на линии государственная власть – военная сила не могут дать эффективного результата. Преднамеренно или по незнанию игнорируется роль общества и идеологии как части военной культуры, которая и определяет дух воинства.

Кто не боится смерти

Без ответа на эти вопросы невозможно решить проблему создания системы эффективного воинского воспитания в современных условиях. В русском периоде эта система была направлена в первую очередь на воспитание личности, затем на коллектив. В советское время – главным образом на воспитание коллектива. Представляется очевидным, что новая система будет синтезирована из лучших достижений обеих предшествующих систем и, видимо, другого пути здесь нет.

Военная культура зиждется на трех китах – обычаях, традициях и законах. А воспитание личности воина определяет триада культуры: наука, религия и искусство. Их глубинное знание позволяет решить многие проблемы современных Вооруженных сил и общества. В этой связи необходимо подчеркнуть: наша военная культура, как, впрочем, и вся отечественная в целом, в значительной своей части христианская.

Не зная истории Русской православной церкви (РПЦ), невозможно понять особенностей формирования воинского духа защитников Отечества в прошлом. Она накопила колоссальнейший опыт работы с военной паствой, который в значительной степени утрачен. Многое из этого очень пригодилось бы современным командирам. РПЦ историческая судьба уготовила особую миссию как преобладающему вероисповеданию – формирование нравственности русского общества, в том числе и воинства, которое всегда в России в основном было христианским. Христианство, как показывает наша история, благодатным образом повлияло на воинство. Именно этому вероисповеданию оно обязано своими прекрасными нравственными качествами. В военном же отношении христианство привлекательно тем, что учит человека не бояться смерти. Тот, кто не боится смерти, может быть убит, но победить такого воина нельзя.

Обращал ли кто внимание на тождественность внутренней организации армии и Церкви? Жизнь и действия в армии и Церкви регламентируются уставами. В обеих структурах строгая иерархия – подчинение младших старшим. Без послушания нет Церкви, без дисциплины нет армии. Там и там есть знаки отличия и различия. Ни армия, ни Церковь не обходятся без формы одежды. Главный метод воспитания – личный пример. Все это создает дополнительные условия для взаимодействия армии и Церкви в формировании личности воина-гражданина.

Военная культура, обращенная на личность, бывает, как и дисциплина, насаждаемой, когда человека приучают к ней жесткими воспитательными мерами и системой наказаний, и осознанной, когда человек понимает суть происходящих явлений. Безусловно, носитель последней становится самым ценным для армии. Но беда в том, что формирование такой личности требует продолжительного времени, много сил и средств от общества и самой армии, которых сегодня у нас не хватает.

Исследования в области военной культуры России показывают, что инициаторами проведения реформ выступали, как правило, яркие личности. К сожалению, в последние десятилетия в системе воинского воспитания им отводили весьма скромную роль: происходившие события объяснялись развитием производительных сил и производственных отношений, борьбой классов, материальными и другими факторами. В этой схеме почти не оставалось места живым конкретным людям. Об этих временах академик Дмитрий Лихачев писал: «История человека оказалась без человека. Опасаясь преувеличения роли личности в истории, мы сделали наши исторические работы не только безличностными, но и безличными, а в результате малоинтересными».

На самом же деле, если обратиться к истории культуры России, то она изобилует выдающимися государственными и общественными деятелями, полководцами, духовными наставниками, гениальными представителями науки и искусства, чей труд воплощался в победах на поле брани. Все они «живое лицо истории», и без них простое, неолицетворенное перечисление фактов представляет собой абстрактную, мертвую конструкцию.

Безусловно, в истории культуры существуют объективные закономерности развития, и их роль важна и несомненна, но нельзя рассматривать этот сложный и многогранный процесс развития целой страны, руководствуясь одними только абстрактными моделями, точно так, как невозможно представить и объяснить становление и расцвет Древнерусского государства без деяний князей Святослава, Владимира Святого, Ярослава Мудрого, борьбу с псами-рыцарями без Александра Невского, Куликовскую битву без ратного подвига Дмитрия Донского и духовного подвига Сергия Радонежского, образование Российского государства без «государя всея Руси» князя Ивана III, прозванного Великим, преодоление Смутного времени начала XVII века без участия замечательной троицы – Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, патриарха Гермогена, реформы XVIII века без Петра Великого, полководца, флотоводца и государственного деятеля.

Результаты исследования духовной формы культуры России однозначно показывают: военный человек должен быть разумным и нравственным. Что представляет собой наемник на войне, Россия познала на собственном опыте уже в XVII веке. Он нес службу лишь тогда, когда ему платили: его можно было просто перекупить, а значит, ему никогда нельзя было доверять полностью. Не случайно уже с XI века на Руси появилась традиция ставить иностранных воинов в центр боевого строя.

Военная организация представляет собой иерархическую систему, которая обладает одним характерным свойством: она принимает в целом свойства личности, которая находится сверху. Вот здесь приходит на память традиция русских князей – воспитывать дружину личным примером. Стоит вспомнить Дмитрия Донского, который не в силах отойти от традиции, идет в бой в чужих доспехах. К слову сказать, одной из причин побед монгольского войска на первых порах была именно традиция русских князей идти первыми в бой и первыми погибать. Когда русские князья вступали в бой, монгольские военачальники с возвышенностей наблюдали и руководили действиями своих войск. Потом из этого был сделан вывод. Но до сих пор нравственные и боевые качества воина, в сумме именуемые честью, являются залогом победы или поражения.

Остаться в седле

Для того чтобы в полную силу задействовать потенциал военной культуры, нужно добротное осмысление ее философии и истории. Но решение этой задачи под силу будет только тогда, когда общество и военная сила поймут, что должны действовать вместе, что Россия у всех одна.

Безусловно, познание военной культуры многое даст современному российскому офицеру и главный метод тут – самостоятельная работа. Например, фельдмаршал Румянцев – один из блестящих русских полководцев – всего достиг именно самостоятельной работой, он всего-то учился в военном корпусе четыре месяца. Весьма кстати тут и слова Антона Керсновского, которые он высказал о Военной доктрине, но которые целиком входят в понятие военная культура России: это преобладание духа над материей. В области устройства вооруженной силы – самобытность («Мы мало сходствуем с другими европейскими народами»), в области воспитательной – религиозность и национальная гордость («Мы русские – с нами Бог!»), сознательное отношение к делу («Каждый воин должен понимать свой маневр»), проявление частной инициативы в низах («Местный лучше судит»), в области стратегической («Смотрение на дело в целом»), в области тактической («Глазомер, быстрота, натиск»).

Но если следить за средствами массовой информации, то интереса к военной культуре не видно. Мало кто понимает, в чем ее смысл вообще. Опираясь на творческое наследие академика Юрия Рождественского, попытаемся раскрыть это понятие. Военная культура – деятельность, служащая обеспечению устойчиво-продуктивной жизни государства за счет отбора, систематизации, хранения, изучения и организации использования правил и прецедентов деятельности в поддержании оборонной мощи, установления благоприятных отношений с другими странами и исключения конфронтации с использованием аргумента силы. Она гарантирует защищенность жизненно важных интересов гражданина, общества, нации от внутренних и внешних угроз применением силы или угрозой ее применения.

Научный анализ проблем военной культуры может оказаться весьма полезным при формировании концепции создания новых Вооруженных сил России и оптимальной системы воинского воспитания. Углубленное изучение военной культуры России даст ключ к решению многих насущных задач государственного и военного строительства.

Опыт предыдущих лет свидетельствует, что мы вступаем в эпоху новых войн. В военном деле с появлением современных видов оружия, основанных на новых физических принципах, ростом международной напряженности и турбулентности назревает коренной переворот, которого не видят лишь «отупелые буквоеды старой Военной доктрины», уже отжившие свой век. Для того чтобы не уподобиться им, и нужен источник под названием «Военная культура». Лишь он может наполнить наше общество и воинские коллективы живительной силой преобразований, позволит осмыслить происходящее и увидеть то, что не подвластно равнодушному замыленному глазу. Если мы это поймем, то останемся в седле.

Анатолий Григорьев,
капитан 1-го ранга, кандидат исторических наук

Опубликовано в выпуске № 32 (845) за 25 августа 2020 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
01 сентября 2020
В наш век бурного развития научно-технического прогресса методология анализа проблемы военной культуры лингвистической формой несколько устарела. Научное отставание Российского государства зримо влияет и воинскую культуру. Тем более разрыв жителей города и деревни в общей культуре и нищете,что реально. Другим фактором является киноиндустрия, как Западная, так и отечественная. Испохабленность порноисторическими фильмами имперской русской культуры просто колоссальная, они дает психологическую установку на всю жизнь молодых людей. Фундаментально разрушая все патриотические усилия государства. В новейшей истории это американские фильмы "Смерть Сталина", "Чернобыль" и "Хантер-убийца" (про современные подводные лодки). При том, что изумительно лингвистически и этнографически псевдоправдивы и обладают глубинной психологией знания воинской среды вероятного противника (то есть России). Сделано фундаментально, как новый тип неизвестного нам оружия методом манипуляции сознания и высокопрофессионального высмеивания. Но эта для врага, то есть культуры великороссов. Как восклицал Александр Васильевич Суворов "Мы русские, какой восторг". Но, если это сделать на Красной площади 10 лет тюрьмы обеспечено!Автор не делает выводов и не разрабатывает предложения для острого выступления на пленарных заседаниях Государственной Думы и в Совете Федерации с прямой трансляцией.
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
01 сентября 2020
В наш век бурного развития научно-технического прогресса методология анализа проблемы военной культуры лингвистической формой несколько устарела. Научное отставание Российского государства зримо влияет и воинскую культуру. Тем более разрыв жителей города и деревни в общей культуре и нищете,что реально. Другим фактором является киноиндустрия, как Западная, так и отечественная. Испохабленность порноисторическими фильмами имперской русской культуры просто колоссальная, они дает психологическую установку на всю жизнь молодых людей. Фундаментально разрушая все патриотические усилия государства. В новейшей истории это американские фильмы "Смерть Сталина", "Чернобыль" и "Хантер-убийца" (про современные подводные лодки). При том, что изумительно лингвистически и этнографически псевдоправдивы и обладают глубинной психологией знания воинской среды вероятного противника (то есть России). Сделано фундаментально, как новый тип неизвестного нам оружия методом манипуляции сознания и высокопрофессионального высмеивания. Но эта для врага, то есть культуры великороссов. Как восклицал Александр Васильевич Суворов "Мы русские, какой восторг". Но, если это сделать на Красной площади 10 лет тюрьмы обеспечено!Автор не делает выводов и не разрабатывает предложения для острого выступления на пленарных заседаниях Государственной Думы и в Совете Федерации с прямой трансляцией.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц