Версия для печати

Пакт Молотова – Риббентропа и разрушение СССР

История как инструмент внешней и внутренней политики. Когда мы избавимся от проклятого наследия 1989 года?
Кикнадзе Владимир
Весна 1980-го. Шизофренический съезд нардепов СССР закладывает бомбу под страну, обсуждая пакт Молотова – Риббентропа, В мазохистском ключе. Фото: google.com

По сию пору Российская Федерация и российский народ живут с наследием конца 80-х годов, когда в СССР на государственном уровне произошло осуждение Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом 1939 года. Последствиями того решения стали не только ускорение разрушения СССР изнутри, но и привычное в наши дни как за пределами России, так и среди ее «элит» возложение на Россию (СССР) ответственности за начало Второй мировой войны. Тогда, в 1989–1990 годах советские депутаты, очевидно, не понимали, что принимавшееся ими решение в сфере оценки исторических событий исключительно из соображений «политической целесообразности» фактически имело сепаратистскую направленность, причем подготовленную при активном участии бывших нацистов, избежавших суда и наказания.

«Советские власти отрицали ответственность за это соглашение и его последствия»

В сентябре 2019 года с трибуны Европейского парламента российское общество призвали смириться с его трагическим прошлым. Но теперь противники России апеллировали не только к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 года и секретному дополнительному протоколу, «прямым следствием» которых, по мнению Европарламента, «явилось вторжение Гитлера в Польскую Республику, а через две недели Сталина, лишившего страну ее независимости» и «стал началом Второй мировой войны». Резолюция Европарламента 2019/2819 (RSP) от 19.9.2019 отсылает к постановлению съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года, которым советские власти отрицали ответственность за это соглашение и его последствия. Инициаторов и поддержавших резолюцию не устраивает, что российские власти вразрез с решением советской власти пропагандируют историческую правду о Второй мировой войне.

Однако исторические факты убедительно свидетельствуют о том, что Договор о ненападении между Германией и СССР от 23 августа 1939 года – это вынужденный шаг руководства Советского Союза, продиктованный стремлением защитить национально-государственные интересы СССР и его безопасность от военной угрозы не только с Запада, но и с Востока, и со значительной долей вероятности с юго-запада Азии.

Признать постановление 1989 года недействующим

Уже в 1991 году была создана специальная секретная комиссия по разработке плана продажи регионов, в списке на «распродажу России» оказались Калининградская область, Курильские острова, Карелия и Пыталовский район Псковской области

27 мая 2020 года депутат А. А. Журавлев внес на рассмотрение Государственной думы законопроект «О признании недействующим на территории Российской Федерации постановления съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года № 979-1 «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года». В пояснительной записке к законопроекту сказано следующее: «Постановление не соответствует принципам исторической справедливости и принято в условиях нарастающей политической нестабильности тех лет, сопровождавшейся давлением со стороны внешних сил.

Необходимо отметить, что постановление было подготовлено по результатам работы Комиссии по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года (далее – комиссия), которая в своей деятельности не руководствовалась принципами объективности и беспристрастности. С самого начала комиссия была ориентирована на осуждение дополнительного секретного протокола договора (далее – протокол) и переосмысление фактических причин и обстоятельств геополитических преобразований в Европе накануне Второй мировой войны».

Ранее аналогичный законопроект вносился на рассмотрение Госдумы в 2008 году, но был отклонен. По мнению Журавлева, произошло это по простой причине: тогда казалось, что все и так понимают, какие документы способствовали развязыванию Второй мировой войны и кто вообще в ней победил. Все были уверены, что историческая правда всегда будет находить себе дорогу. Однако за прошедшие годы получили развитие противоположные тенденции.

Нацистский след и «пятая колонна» в постановлении 1989 года

Решение о включении вопроса о договоре и секретном протоколе в повестку Первого съезда народных депутатов СССР в мае 1989 года принималось исключительно из соображений «политической целесообразности» сепаратистской направленности. Продвигали в жизнь это постановление представители Народных фронтов Эстонии, Латвии и литовского «Саюдиса». Причем осуществлялось это под активным информационным воздействием прочитанных в 1988-м в Эстонии и Латвии публичных лекций о советско-германских договорах 1939 года нациста Дитриха Лебера и проведенной 13–14 мая 1989-го в Таллине конференции народных фронтов и «Саюдиса», где также одним из главных спикеров был Лебер, доставивший в СССР копию секретного протокола.

Такую возможность бывший военнослужащий СС и абвера получил при содействии лиц, заинтересованных в развале Советского Союза изнутри. Среди них – А. Н. Яковлев (в 1985-м – заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС, с 1986-го – член ЦК КПСС, секретарь ЦК, курирующий вопросы идеологии, информации и культуры, с 1987-го – член политбюро), который с 1988 года курировал от ЦК КПСС внешнюю политику СССР и в 1989-м был избран председателем Комиссии по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 года.

Пакт Молотова – Риббентропа и разрушение СССР
Фото: google.com

Яковлев незадолго до лекций Лебера посетил в августе 1988 года Латвийскую ССР, где одобрил деятельность руководства республики и Народного фронта. С осуждением договоров 25 мая 1989 года на Первом съезде выступил ректор Московского государственного историко-архивного института Юрий Афанасьев, который вошел в состав комиссии Яковлева.

«Историко-правовую» основу политики внешних и внутренних врагов Отечества по разрушению его изнутри составляла Концепция оккупации Прибалтики, разработанная еще одним нацистом – Борисом Мейснером. Прибалтийскую направленность постановления подтверждают состав комиссии (11 из 26 человек были депутатами от Прибалтики) и особенности ее формирования: Михаил Горбачев в ходе определения персонального состава комиссии поручил рассмотреть дополнительно этот вопрос при участии делегаций Прибалтики. В пояснительной записке комиссии от 14 декабря 1989 года съезду народных депутатов СССР в обосновании актуальности вопроса напрямую отмечается: «В глазах широких слоев населения прибалтийских государств советско-германские договоренности 1939 года являются отправной точкой для оценки последовавших в 1940-м событий, приведших к включению Литвы, Латвии и Эстонии в состав СССР». То есть отсутствие доказательств «агрессии» или «аннексии» Советским Союзом Литвы, Латвии и Эстонии летом 1940 года вывело сепаратистов «Балтийского пути» на попытку достижения своих целей в сотрудничестве с бывшими нацистами и их молодыми пособниками в ФРГ. Посредством «доказательства» юридической несостоятельности договора и протоколов 1939 года, их осуждения властью СССР они «доказывали» юридическую недействительность событий лета 1940 года и тем самым «наличие» правовой основы для «свободного развития» вне Советского Союза. При этом комиссия не установила факт того, что советско-германские договоренности 1939 года привели к включению Литвы, Латвии и Эстонии в состав СССР. Первый шаг на пути вхождения в состав СССР эти три республики сделали без участия советской России, заключив в марте и июне 1939 года договоры с гитлеровской Германией.

Созданная 1 июня 1989 года Комиссия по политической и правой оценке советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939-го под руководством Яковлева не оспорила в ходе своей работы ни один из документов Международного военного трибунала в Нюрнберге, которые использовались в качестве доказательств ответственности Германии и Гитлера за начало Второй мировой войны в Европе.

Постановление съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года не имеет в своей основе историко-правового обоснования для утверждения о том, что предпринятые в них (протоколах 1939-го) разграничения «сфер интересов» СССР и Германии и другие действия находились с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран. Отсутствуют доказательства и еще двух пунктов постановления: обязательства Германии перед СССР «усугубили последствия вероломной нацистской агрессии» 22 июня 1941 года; «протоколы… были использованы Сталиным и его окружением для предъявления силового давления на другие государства в нарушение взятых перед ними правовых обязательств» – факты того, что эти события имели место, не установлены.

Крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века

Выход прибалтийских республик из состава СССР через признание юридически несостоятельными секретных протоколов 1939 года был лишь промежуточным звеном для объединения Германии (в этом состоял основной интерес помощников балтийским сепаратистам), развала Организации Варшавского договора и СССР, вывода советских (российских) войск из стран Европы и расширения НАТО на Восток (интересы США).

Авторы данного политического проекта, ставшего, по мнению президента России Владимира Путина, крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века, не только связаны в своей профессиональной деятельности с нацистами, но и являются таковыми. Например, Борис Мейснер, будучи в 1939-м репатриантом из Эстонии, добровольно вступил в вермахт. В ходе Великой Отечественной войны в составе немецкой группы армий «Север» в 1941–1945 годах участвовал в оккупации Прибалтики и блокаде Ленинграда. После окончания войны он избежал суда и наказания. В 1953-м возглавил Отдел СССР при МИДе ФРГ, который к тому времени уже на 80 процентов состоял из бывших нацистов. В 1954 году Мейснер разработал Концепцию оккупации Прибалтики, которая впервые была представлена во время визита канцлера ФРГ Конрада Аденауэра в Москву в 1955-м. Уже тогда, лишь спустя 10 лет после Великой Победы канцлер ФРГ от имени правительства Германии заявил главе СССР о непризнании официального включения стран Балтии в состав СССР. С 1965 года Мейснер возглавил Геттингенскую рабочую группу, став в последующем один из лидеров процессов 1988–1991 годов по разрушению послевоенного мироустройства в Европе.

Планы нацистов и их сторонников нашли своих агентов-бенефициаров и среди политических деятелей Советского Союза, которые под видом развития демократических институтов преследовали свои сепаратистские задачи, разрушая государственную систему изнутри (в чем они впоследствии открыто признались). Не случаен целый ряд событий, которые произошли в СССР или с участием руководства Советского Союза за его пределами в короткий промежуток времени между Первым и Вторым съездами 1989 года:

  • 28 июля Латвия принимает Декларацию о суверенитете;
  • 18 августа «Правда» публикует интервью с Яковлевым, посвященную советско-германским договорам 1939 года, где он признал факт существования договора и секретного дополнительного протокола к нему, осудил договор, но заявил, что он никак не повлиял на факт включения прибалтийских республик в состав СССР в 1940-м, отрицая их оккупацию;
  • 22 августа Верховный совет Литовской ССР выступает с официальными обвинениями СССР в насильственной оккупации прибалтийских государств и прямой связи между советско-германскими договорами 1939 года и вступлением стран в СССР (это стало первым официальным протестом против легитимности советской власти на территории Прибалтики);
  • 23 августа Народные фронты Латвии, Эстонии и литовский «Саюдис» проводят совместную акцию под названием «Балтийский путь» (живая цепь из 2 млн человек между Таллином, Ригой и Вильнюсом), приуроченную к 50-летию пакта Молотова – Риббентропа», с целью привлечь внимание мирового сообщества к историческим событиям, которые «изменили статус стран Прибалтики»;
  • 12 ноября Верховный совет Эстонской ССР принял на основе Концепции оккупации Прибалтики Мейснера постановление «Об историко-правовой оценке событий, имевших место в Эстонии в 1940 году», объявившее незаконной декларацию от 22 июля 1940-го о вхождении ЭССР в состав СССР;
  • 18 ноября политбюро ЦК КПСС по итогам Информационного форума в Лондоне, на основании записки Э. А. Шеварднадзе, В. А. Медведева, А. Н. Яковлева и В. А. Крючкова от 19 октября 1989 года принимает решение о дополнительных мерах в информационной сфере, направленных на полную реализацию обязательств по созданию требуемых международной практикой условий иностранным корреспондентам на территории СССР, сотрудничество со странами Западной Европы, США и Канады, устранением ограничений, связанных с сохраняющейся закрытостью для прессы немалого числа аспектов политического, экономического и военного характера (протокол № 172/9, выписка из которого имела гриф «Совершенно секретно»);
  • 2–3 декабря – Мальтийский саммит, где Горбачев при участии Яковлева обсуждает с Бушем-старшим в том числе положение в прибалтийских республиках.

Поэтому 25 декабря 1989 года, пусть и повторным голосованием, было принято постановление, осудившее события 1939-го с участием СССР.

Политические последствия постановления 1989-го

В дальнейшем события по разрушению Советского Союза на базе исторического отступничества сверху развивались не менее стремительно: 11 марта 1990 года – провозглашение независимости Литвы; 4 мая – Декларация о восстановлении независимости Латвии (концепция подготовлена Эгилсом Левитсом, который был референтом на кафедре Лебера, главного «героя» этого процесса, проходил юридическую практику в научной службе бундестага, где подготовил для парламента ФРГ международно-правовой анализ по советско-германскому договору от 23.8.1939 и его последствиям, а с 1989-го перешел на работу к Мейснеру); 8 мая – Эстония заявила о выходе из состава СССР; 12 июня – Первый съезд народных депутатов РСФСР провозглашает Декларацию о государственном суверенитете РСФСР, которую подписал председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин; 15 декабря – Киргизская ССР, последняя из союзных республик, провозгласила суверенитет; 11–27 января 1991 года – «прибалтийский Мюнхен», апробация в Вильнюсе и Риге методологии «цветных революций» американского общественного деятеля Джина Шарпа (в ходе этих событий звучали также призывы к ответственности СССР за намерение развязать войну против фашистской Германии в 1941-м); 18–21 августа – Августовский кризис; 6 сентября – независимость де-юре Латвии, Литвы и Эстонии, 26 декабря – остальных 12 республик…

Таким образом, Беловежские соглашения 8 декабря 1991 года – прямое следствие постановления 1989-го, которое было ошибочным по сути, не имело научного и правового обоснования. В целом оба решения явились предательством народа и государства.

Не случайно уже в 1991 году была создана специальная секретная комиссия по разработке плана продажи регионов, в которых могли появиться движения, выступавшие за автономию, и судьбу которых, возможно, пришлось бы решать на международном уровне. По словам А. В. Федорова, заместителя министра иностранных дел России, члена данной комиссии, в списке на «распродажу России» оказались Калининградская область, Курильские острова, Карелия и Пыталовский район Псковской области.

Последствия постановления для современной России

Постановление 1989 года исторически ущербно для России, ее народа и общества. В XXI веке обвинение СССР (России) в ответственности за начало Второй мировой войны в результате заключения договора и протокола 1939 года стало привычным атрибутом не только современной европейской политики, но новой российской «элиты».

Дошло до того, что в задании ЕГЭ по истории среди правильных ответов содержится утверждение, что подписав в августе 1939 года Пакт о ненападении с Германией, СССР способствовал началу Второй мировой войны; на мемориалы с Вечный огнем предлагают установить индикаторы священности; нацисты находятся в «Бессмертном полку», в том числе «Бессмертном полку онлайн»; фуражка и китель Гитлера – среди «уникальных» реликвий Главного храма ВС России, посвященного 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, а в галерее «Дорога памяти» этого же храма увековечены изменники Родины – власовцы. Данное историческое беспамятство и историческое безумие современной России – плод в том числе постановления 1989 года.

Появились и обвинения России в нарушении Советско-японского пакта о ненападении 1941 года, незаконной оккупации «японских» территорий. «Спасибо» депутатам Госдумы, нашему МИДу и Минобороны за отсутствие дня воинской славы День победы над Японией (1945 год) в угоду «обидчивым» японцам. В конечном счете такие тенденции в исторической сфере могут обернуться для Российской Федерации не только экономическими, но и территориальными потерями.

Проект федерального закона Журавлева в первые же дни поддержали 38 Героев России, Героев Советского Союза, Героев Социалистического Труда, докторов и кандидатов наук, десятки других экспертов из многих регионов нашей страны, общероссийские организации «Сильная Россия» и «Офицеры России». 1 июня они опубликовали в сетевом издании «Наука. Общество. Оборона» и направили открытое обращение в адрес председателя Госдумы Вячеслава Володина.

Более 50 российских и зарубежных СМИ осветили этот сюжет. В подавляющем большинстве это одобрительные публикации. В поддержку законопроекта открыто высказались в Совете Федерации, Госдуме, в том числе Геннадий Зюганов. Однако у договора были, есть и будут оппоненты. Последовала и негативная реакция зарубежных соседей России. 18 июня министрами иностранных дел Латвии, Эстонии и Литвы послы России были одновременно приглашены для обсуждения законопроекта. Например, МИД Латвии подчеркнул, что в случае если такой законопроект вступит в силу, он не будет иметь никаких правовых последствий для Латвийской Республики. Как гласит народная мудрость: «На воре и шапка горит».

22 июня ИА «Аврора» провело онлайн «круглый стол» «Советско-германские договоры 1939 года в истории СССР, настоящем и будущем России». По его итогам принята резолюция, которая была направлена президенту России. 29 июня получен ответ от председателя Комитета по международным делам Госдумы Л. Э. Слуцкого о том, что позиция участников «круглого стола» будет тщательно изучена и учтена.

В условиях прямого давления МИД Польши, Латвии, Литвы, Эстонии и Украины российскому обществу и власти необходимо обеспечить независимость и объективность при рассмотрении данного законопроекта, создать условия для принятия решения в интересах исключительно российского народа и Российского государства, защитить историческую правду в соответствии с Конституцией России.

Владимир Кикнадзе,
доктор исторических наук, полковник, советник РАРАН

Опубликовано в выпуске № 33 (846) за 1 сентября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц