Версия для печати

Долетит ли «Сармат» до постановки на дежурство

Роскосмос сорвал испытания МБР, которую ожидает Минобороны
Тучков Владимир
Фото: google.com

В конце марта этого года министр обороны Сергей Шойгу, выступая в Совете Федерации, заявил, что российская оборонная промышленность полностью готова к началу серийного выпуска сверхтяжелой МБР шахтного базирования РС-28 «Сармат» (SS-X-30 по классификации НАТО). Завершена модернизация производства на Красноярском машиностроительном заводе. И совсем скоро в цехах обновленного завода начнут строить самые мощные в мире ракеты, превышающие по боевым возможностям нынешнюю «рекордистку» – МБР Р-36М2 «Воевода», которую на Западе называют «Сатаной». Но вот когда же наступит это совсем скоро – большой вопрос.

Если бы у нас всегда сбывались заверения высших чиновников и отклонения от утвержденных планов выходили минимальными, то срок технической готовности ракеты и соответственно запуска ее в серию был бы совсем на носу – на расстоянии в несколько месяцев.

Потому что первые ракеты должны начать поступать для постановки на боевое дежурство в 62-ю ракетную дивизию РВСН (поселок Солнечный Ужурского района Красноярского края) и в 13-ю ракетную дивизию РВСН (город Ясный Оренбургской области) в 2021 году. А 2021-й начнется уже через четыре месяца.

Однако немедленное разворачивание производства ракеты, которая еще ни разу не взлетела, это не только слишком рискованно для стратегической безопасности нашей страны, но и может натворить немало бед во всем мире.

На земле и под водой

То есть ситуация с новой ракетой складывается достаточно сложная. И возникает вполне естественный вопрос: а так ли она нам нужна – эта новая ракета? Вот американцы: поставили в шахты в 70-е годы четыре с половиной сотни МБР «Минитмен-3», и они до сих пор там стоят. Периодически заменяется топливо. Порой что-то модернизируется. Но ракета все равно относится к поколению МБР 70-х годов. Совсем недавно подновили комплекс боевого управления МБР наземного базирования, заменив, в частности, пятидюймовые гибкие дискеты на современные носители информации. Иногда производят тестовые пуски ракет в акваторию Тихого океана, разумеется, без ядерных боевых частей. Не все бывают успешными, но американцев это не слишком удручает.

Генпрокуратура выяснила, что из 3,2 миллиарда рублей, выделенных Роскосмосу на подготовку испытаний, около миллиарда могло быть выведено и обналичено подрядной компанией

У нас же МБР «Воевода» принята на вооружение в 1988 году. Поэтому говорить о ее устарелости не приходится. Ракета по-прежнему является самой мощной как по летным характеристикам, так и по доставляемому термоядерному заряду. Уникально решена и ее защита во время нахождения в шахтной пусковой установке как от ядерного удара, так и от атак мощного неядерного высокоточного оружия.

Однако необходимость «осовременивания» ракеты проистекает из разных подходов построения системы ядерного сдерживания в США и в России.

Американцы столь, можно сказать, наплевательски относятся к своему ядерному потенциалу наземного базирования, потому что с конца 70-х годов их концепция предполагает существенный перенос центра тяжести ядерного щита с земли под воду. То есть главные усилия направлены на развитие стратегического подводного флота, который играет роль носителя МБР. И это вполне оправданно, поскольку никаким иным носителям стратегического оружия невозможно состязаться по скрытности местонахождения с атомными подводными лодками. То есть они чуть ли не стопроцентно защищены либо от обезоруживающего ядерного удара, либо от ответного.

И под водой американцы изрядно преуспели. Разумеется, потому, что очень серьезная часть военного бюджета направляется на развитие и поддержание стратегических подводных ракетоносцев типа «Огайо» с МБР «Трайдент-2» на борту. И хоть эти лодки относятся к третьему поколению и их поджимает российский «Борей» (четвертое поколение), но на американских субмаринах располагается более высокий ударный потенциал, исчисляемый в мегатоннах. А сейчас запущен проект создания лодки-ракетоносца «Колумбия» четвертого поколения.

У России же главная ядерная ударная сила базируется на земле. Правда, диспропорция с подводным сектором сдерживания не столь высока. Но все равно Министерство обороны уделяет серьезное внимание поддержанию боеспособности Ракетных войск стратегического назначения, в которых эксплуатируются как грунтовые подвижные комплексы типа «Ярс» и постепенно сходящий со сцены «Тополь-М», так и шахтные МБР.

Для замены «Воеводы» на перспективный «Сармат» есть две главные причины – политическая и техническая.

В настоящий момент все связи с генеральным разработчиком «Воеводы» – днепропетровским КБ «Южное» разорваны. Поэтому говорить о техническом сопровождении эксплуатации ракет не приходится. И пусть есть необходимый склад запасных частей, но он не вечен. Хотя ракета в частях РВСН прекрасно изучена, но ведь могут порой потребоваться консультации разработчиков. Правда, если бы связи и были сохранены, то рассчитывать на украинцев все равно не приходилось бы, поскольку КБ «Южное» после долгих лет безвременья лежит в руинах.

Не случайно противокорабельную ракету «Нептун» пытаются создать на Украине, и она уже куда-то летает, в киевском КБ «Луч», а не на загубленном днепропетровском предприятии со славной советской историей. Точно так же обстоят дела и с РСЗО «Ольха».

Вторая причина заключается в том, что после выхода из Договора по ПРО США с громадной энергией создают самые разнообразные комплексы и системы противоракетной обороны. И они в первую очередь предназначаются для перехвата именно стратегических баллистических ракет. Тут и мобильный комплекс заатмосферного перехвата THAAD, и морская интегральная система ПРО Aegis, и расположенные на Аляске мощные космические перехватчики GBMD, находящиеся в шахтах. Все это хозяйство обслуживается стационарными радарами, расставленными по территории Европы и Северной Америки, и спутниковыми группировками.

Нет, сейчас все это американское техническое великолепие не в состоянии эффективно противостоять атаке даже пары «Воевод». Однако время не стоит на месте. Американские конструкторы постепенно совершенствуют свою противоракетную оборону, наращивая скорость и маневренность перехватчиков и повышая быстродействие систем слежения и наведения на цели. Так что не стоит дожидаться того момента, когда перехват легендарной советской ракеты не будет представлять большого труда для американской системы национальной ПРО.

Рокировка

У заказчика – Министерства обороны был невелик выбор исполнителей разработки. Московский институт теплотехники (МИТ), специализирующийся на создании твердотопливных ракет для РВСН – как мобильных, так и шахтных. И Государственный ракетный центр им. Макеева в Миассе, до этого момента разрабатывавший жидкостные МБР для подводных лодок.

МИТ в конце нулевых годов, когда было принято решение о создании новой наземной МБР, был уже занят важнейшей разработкой баллистической ракеты «Булава» для АПЛ «Борей». То есть получалось, что он отбил хлеб у макеевцев. Но справедливость восторжествовала – разработка «Сармата» досталась миасскому ГРЦ. То есть получилась этакая рокировка.

И это было вполне логично, потому что именно в ГРЦ им. Макеева была создана ракета Р-29РМУ2 «Синева», имеющая рекордное энергомассовое совершенство (отношение массы полезной нагрузки к стартовой массе ракеты, приведенное к дальности пуска) среди всех баллистических ракет подводных лодок. Именно этот параметр является одним из важнейших для ракеты «Сармат».

В результате получилась МБР с недостижимыми для других ракет энергетическими характеристиками. За счет варьирования соотношения боевой нагрузки и количества заправленного в топливные баки горючего можно получать различные дальности полета с выходом на суборбитальную траекторию. То есть возможна бомбардировка любой точки земного шара, причем с подлетом ракеты с любого направления.

Есть среди них и оптимальные. В настоящий момент все российские МБР, нацеленные на США, запрограммированы на полет через Северный полюс. «Сармат» способен достигать североамериканского материка через Южный полюс. И в этом случае ракете средства ПРО угрожать не могут, потому что на этом направлении они у Штатов отсутствуют. Как было сказано выше, перехватчики GBMD находятся на Аляске. А мобильные комплексы THAAD даже с более слабыми МБР справиться не в состоянии, их компетенция – ракеты средней дальности. Для создания приемлемой для современного уровня техники системы ПРО на южном направлении США придется потратить громадные средства, и работа растянется на долгие годы.

Максимальная расчетная забрасываемая масса у «Сармата» превышает 10 тонн. Масса снаряженной ракеты – 208 тонн. Длина – 35 метров, диаметр – 3 метра. Две ступени с двигателями на жидком топливе.

Рассматривая достоинства «Сармата», необходимо сказать о системе обороны ракеты. На нее приходится значительная часть массы полезной нагрузки. После отработки двигателей обеих ступеней ракета выпускает ложные цели и летит в их окружении. Более энергичные действия предпринимаются в момент отделения от ракеты блока разведения, который «рассылает по адресам» боеголовки с ядерным зарядом. Тут в ход идут и ложные цели, и облако уголковых отражателей. Все возможности «Сармата» не раскрываются, но, несомненно, для обороны он использует и комплекс радиоэлектронной борьбы.

Что же касается боеголовок, то они относятся к разряду теоретически неберущихся. Это гиперзвуковые планирующие блоки «Авангард», приближающиеся к цели на скорости 25–27 Махов и при этом маневрирующие. Мощность ядерного заряда – от 800 килотонн до двух мегатонн. Блоки «Авангард» не только уже выпускаются серийно, но и устанавливаются на МБР УР-100Н УТТХ с конца прошлого года.

Под контролем Рогозина

Ракета была готова в 2016-м. После чего наступила мертвая зона, продолжавшаяся полтора года, которую объяснили тем, что к началу испытаний не была готова шахтная пусковая установка.

Первые бросковые испытания состоялись в декабре 2017 года. Еще два – в марте и мае 2018-го. Их смысл состоит в проверке работы автоматики пусковой установки и отработке порохового ускорителя, выпихивающего ракету из шахты. После чего кратковременно включается двигательная установка первой ступени. Все три бросковых испытания прошли успешно.

Спустя год, в мае 2019-го на сайте госзакупок появилась информация, согласно которой в 2019–2020 годах будут проведены два летных испытания «Сармата». Ракета с массогабаритным макетом боевого блока должна, стартовав на космодроме Плесецк, пересечь всю страну с запада на восток и поразить цель на полигоне Кура на Камчатке.

Через четыре месяца эта информация была скорректирована источником «Ведомостей» в оборонном ведомстве – будет проведено пять испытательных пусков в период до 2021 года. И последний – шестой будет тренировочным, он должен быть выполнен ракетчиками 62-й ракетной дивизии из своей пусковой установки.

На исходе 2020 год, но ни одного летного испытания произведено не было. Одна из причин – а их, несомненно, несколько – стала известна. И она криминального характера. Генпрокуратура выяснила, что из 3,2 миллиарда рублей, выделенных Роскосмосу на подготовку испытаний, около миллиарда могло быть выведено и обналичено подрядной компанией ООО «Москапстрой» через цепочку однодневок.

Однако даже если бы вся программа летных испытаний, предусматривающая пять пусков, была выполнена в запланированные сроки, то это не снимало бы серьезных вопросов к программе создания самой ракеты. Летно-технические испытания «Воеводы» продолжались 2,5 года. На их первом этапе выполнено 26 пусков, шесть из которых оказались неуспешными. После установления причин неудач проведены конструкторские доработки. И все последующие 11 пусков прошли без сучка и задоринки. И лишь после этого ракета была принята на вооружение РСВН и поставлена на боевое дежурство.

При этом следует учитывать, что «Воевода» является модификацией уже стоявшей на вооружении и прекрасно изученной и освоенной в частях МБР Р-36М УТТХ. «Сармат» же – оригинальное изделие. Никакие его прототипы не испытывались. И о том, как ракета поведет себя в полете, можно только предполагать, но не утверждать. В ГРЦ им. Макеева работают профессионалы высокого класса, но нельзя утверждать, что они непогрешимы. Именно поэтому ракету «Синева» испытывали с необходимой тщательностью, произведя за полтора года более двух десятков пусков.

Так вот можно ли ставить на боевое дежурство МБР «Сармат» даже в том случае, если все пять намеченных летных испытаний пройдут успешно? Вряд ли. Правда, оптимисты утверждают, что в связи с бурным развитием вычислительной техники, которая якобы предоставляет невиданные возможности для моделирования любых процессов – от варки щей до реакций в микромире, количество летных испытаний можно существенно сократить. Однако летные испытания «Синевы» проходили в начале нулевых годов, когда уже существовали компьютеры, обладающие необходимой мощностью. Но при этом количество испытательных полетов новой ракеты не урезалось. И как «Сармат» может быть принят на вооружение в 2021 году – абсолютно непонятно.

Однако высокое начальство у нас, как всегда, настроено в высшей степени оптимистично. «Я лично контролирую, занимаюсь в деталях той работой, которую мы сейчас ведем по созданию нового боевого стратегического межконтинентального ракетного комплекса «Сармат». И когда его поставят на вооружение (надеюсь, скоро), буду считать одну из задач в своей жизни выполненной», – заявил Дмитрий Рогозин. И это не может не тревожить, поскольку вице-премьер Юрий Борисов назвал именно главу Роскосмоса ответственным за срыв плана запусков военных спутников в 2019 году.

Опубликовано в выпуске № 33 (846) за 1 сентября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц