Версия для печати

«Смальта» против «Хока»

Как советским специалистам удалось разгадать загадку американского зенитного ракетного комплекса
Болтунов Михаил
Тот самый «Хок». Фото: google.com

После войны Судного дня (1973 год) в Израиле разразился политический кризис, начались акции протеста. Это было во многом вызвано тем, что Министерство обороны и израильская разведка не смогли заранее вскрыть намерения противника (Египта и Сирии), готовых нанести удар. В результате премьер-министр Голда Меир вынуждена была уйти в отставку в апреле 1974 года, оппозиционные партии предъявили серьезные претензии правительству страны. Одна из них состояла в том, что Израиль закупил в США чрезвычайно дорогое, но неэффективное зенитно-ракетное оружие – ЗРК «Хок» («Ястреб»).

Однако американская система «Хок» в военном смысле была не просто оружием, а последним достижением техники. Две установки «Хок» уничтожали самолет противника со стопроцентной гарантией. Возможность уцелеть в таком бою для пилота равнялась нулю. Кроме того, радиолокационная система комплекса с непрерывным излучением обладала достаточно высокой помехоустойчивостью. Но как напишут позже американские СМИ: «Русские превратили «Хок» в детскую хлопушку».

«Платон мне друг, но…»

Эти специалисты трудились в Центральном научно-исследовательском радиотехническом институте им. А. Берга, во главе которого стоял генерал Юрий Мажоров. Он и возглавил работу над комплексом, который должен был достойно противостоять американскому «Хоку».

«Как-то поздно вечером, когда разошлись по домам сотрудники института, – вспоминал Юрий Мажоров, – мы с моим заместителем Зиничевым взялись за обсуждение проблемы, связанной с подавлением «Хока». В первую очередь волновала возможность наведения ракеты на источник помех. Практически одновременно нас осенила мысль: источник помех следует убрать с борта самолета и поместить его вне досягаемости для удара «Хока». Таким образом, ракета не сможет долететь до цели и самоликвидируется. Что ж, идея хорошая. На первый взгляд, в ее осуществлении не было ничего сложного. Но мы, разработчики оружия, знаем, что следует за этим взглядом, если присмотреться внимательнее: вылезает такая гора проблем, кажется, и жизни не хватит, дабы их разгрести».

Египтяне тайком от русских посылали своих «ходоков» во Вьетнам. Хотели выяснить, на какой особенной технике те столь мужественно воевали. Техника была та же,а вот бойцы другие. Вьетнамцы воевали самоотверженно и боролись до конца. А арабы при первой же угрозе бросали технику и разбегались в панике

И все-таки через несколько месяцев упорного труда конструкторов, инженеров, рабочих комплекс был готов. Он получил наименование «Смальта». Провели испытания. Установили станцию, имитатор РЛС увезли подальше – за шесть километров. Результат, как и ожидали, оказался успешным.

Но теперь возникла новая проблема. Не было конкретных радиоданных об РЛС системы «Хок». Как можно противостоять столь мощному комплексу, не зная его важнейших параметров – полосы частот, спектра сигналов. Даже сведения о мощности ЗУРО оказались весьма обрывочными, противоречивыми.

Куда обратиться за помощью – к военной разведке. Написали официальное письмо. Разведчики, конечно же, откликнулись. В архиве остался их ответ, с которым мне удалось ознакомиться. «Направляю информацию «Американская система зенитного управляемого ракетного оружия «Хок» и ее боевые возможности», – сообщал начальник ГРУ генерал-полковник Петр Ивашутин.

Система зенитного управляемого ракетного оружия «Хок» предназначалась для поражения бомбардировщиков, истребителей и крылатых ракет на высотах от 5–10 метров до 18 километров и наклонных дальностях до 35 километров. Однако основным ее назначением являлось поражение низколетящих целей. По мнению американских специалистов, система при частичной модернизации ее радиолокационных станций также могла применяться для перехвата баллистических ракет с дальностью стрельбы до 110 километров. Интересно было и то, что она выполнена в мобильном варианте. Время развертывания батареи «Хок» (основная огневая единица) на позиции и приведения ее в состояние готовности к открытию огня не превышало 15 минут. Способна вести огонь по двум одиночным или групповым целям. Для повышения вероятности поражения по каждой можно запустить до трех ракет с интервалом пять секунд.

Все это было, конечно, интересно, но данные, столь необходимые для развертывания дальнейших работ ученых «сто восьмого», как раз отсутствовали. Зачем Мажорову, например, ширина колеи транспорта, на котором перевозят ЗУРО «Хок», если у него нет сведений о частотах РЛС комплекса, спектра сигнала, боковых лепестках, чувствительности приемных устройств.

На очередном заседании Военно-промышленной комиссии, понимая, что он вступает в конфликт со всемогущим ГРУ, Юрий Николаевич тем не менее действовал по принципу «Платон мне друг, но истина дороже». Так и заявил, что в военной разведке необходимых данных по системе «Хок» нет.

Генерал Ивашутин, откровенно говоря, подивился «наглости» директора отраслевого НИИ и тут же парировал обвинение: мол, для беспокойства нет никаких оснований, пусть заявитель завтра приезжает в ГРУ и все сведения получит в лучшем виде. Увы! Оказалось, что утверждение руководителя военной разведки ничем не подкреплено. Необходимых данных по «Хоку» ни завтра, ни послезавтра Мажоров не получил.

Осознав свой просчет, разведчики, разумеется, занялись этим вопросом, но ждать у моря погоды Мажоров не собирался. Удастся ли агентам ГРУ добыть секреты «Хока», а если подобное и произойдет, сколько времени потратят они на поиск столь ценных сведений? Ответов на этот вопрос дать никто не мог. Надеяться следовало только на себя. Пришлось самим заняться созданием столь необходимой аппаратуры для разведки сигналов ЗРК «Хок».

Командировка в Египет

Что ж, справились и с этой задачей. Дальше следовало убедить руководство послать группу в Египет. Но сделать это было сложно. Высокие начальники в Военно-промышленной комиссии напрочь отказывались верить, что в ГРУ нет нужных сведений. И в их рассуждениях был свой резон: зачем посылать людей на фронт, рисковать ими, если для этого существует специальная мощная структура – Главное разведывательное управление. Ситуация по сути зашла в тупик. Но жизнь, как это нередко случается, сама подсказала выход.

Конфликт Израиля и Египта продолжался. Израильская авиация совершала налеты на города, населенные пункты, промышленные объекты. Казалось, арабы обладают немалыми силами и средствами ПВО, но почему-то эффективность их применения была достаточно низкой. Сообщалось, что при налетах израильтяне широко применяют помехи и это дает результат. Все громче в Египте стали раздаваться голоса и о том, что Советский Союз поставляет плохую технику.

«Смальта» против «Хока»
«Смальта». Фото: rosinform.ru

В руководстве СССР были встревожены такими известиями. Проблемой заинтересовался оборонный отдел Центрального комитета партии. Поступила команда: направить в Египет группу специалистов, проверить, как используется техника, разобраться, действительно ли применение помех противником столь эффективно.

Возглавил делегацию заместитель председателя Военно-промышленной комиссии Леонид Горшков. В ее состав вошли заместитель министра радиопромышленности Георгий Казанский, из оборонного отдела ЦК – Александр Андрюшин. Был представитель от КБ-1, где создавался комплекс С-75. Юрия Мажорова также включили в эту поездку.

Юрий Николаевич ознакомился с фотографиями с экранов радиолокаторов, просмотрел журнальные записи и понял: самолеты Израиля не создавали помехи радиолокационным станциям ПВО. А беды египетских зенитчиков в том, что они не умели работать в условиях помех, не желали считаться с современными реалиями. Вторая мировая осталась далеко в прошлом, а в условиях современной войны без применения помех не выжить. Особенно это касается авиации.

Собственно, эту мысль и пытался донести Мажоров и до наших советников, и до командиров-египтян. В конце концов его попросили написать свои рекомендации по действиям как зенитных комплексов, так и радиолокаторов ПВО в условиях применения противником радиопомех.

По существу с 1967 года, считает Юрий Мажоров, начался новый этап военных действий с применением помех в широких масштабах. Во время войны во Вьетнаме американцы тоже применили помехи и старались подавить РЛС системы наведения С-75. Но там наши советники, видимо, были мудрее, а сами вьетнамцы гораздо мужественнее египтян. Для пусков ракет в условиях, когда радиолокатор забит помехами, они стали применять оптический метод наведения. С этой целью радисты вручную управляли антенной по азимуту и углу места, наблюдая атакующую цель в визиры оптики на антеннах. Это, конечно, резко снижало точность стрельбы, но все же давало возможность бороться и не допускать прямой атаки самолетами позиций ЗУРО. В Египте этого не было, и самолет, подавив РЛС, в первую очередь стремился разбомбить зенитно-ракетный комплекс. Это им удавалось очень часто.

Как выяснилось позже, египтяне тайком от нас посылали своих «ходоков» во Вьетнам. Стало быть, не верили нам. Хотели выяснить, на какой особенной технике столь мужественно воевали вьетнамцы. Оказывается, техника была та же, а вот бойцы другие. Вьетнамцы воевали самоотверженно и боролись до конца. А арабы при первой же угрозе бросали технику и разбегались в панике.

Например, в танковом сражении оставляли исправную машину и удирали с поля боя, можно сказать, босиком. Это было! Да и не только танки оставляли. В ходе войны отмечено несколько случаев захвата израильтянами египетских РЛС. Что тут сказать? Горько о таком говорить, но это правда.

Под прикрытием «Смальты»

Свою задачу Мажоров выполнил, но его не оставляло беспокойство по поводу применения ЗУРО «Хок». Здесь, в Египте он особенно остро почувствовал, как важно найти противоядие против «Хока». Этот комплекс израильтяне развернули вдоль Суэцкого канала на захваченной территории. Мажоров воочию убедился, как панически боялись его египетские летчики. Да и как было не бояться. Многие их товарищи погибли от ЗРК.

По возвращении в Москву Юрий Николаевич написал отчет по командировке и предложил срочно командировать экспедицию в Египет для разведки параметров «Хока», а также направить туда станцию Мажорова-Зиничева для проверки ее работоспособности в боевых условиях.

Вскоре в Египет самолетом была доставлена станция помех «Смальта». Ее развернули недалеко от города Суэц на плато. Теперь предстояло проверить ее в боевой обстановке. Но увы, несмотря на высокую активность израильтян, египтяне крайне редко наносили ответные бомбовые удары. Летчики боялись действовать в районах, которые прикрывал «Хок». Хотя на советских самолетах МиГ и Ил-28 стояли станции предупреждения о зенитном нападении «Сирень». Как только загоралось табло о захвате самолета РЛС «Хок», египетские летчики срочно выходили из опасной зоны.

Пришлось долго уговаривать командование египетских ВВС совершить хотя бы несколько налетов на позиции «Хока» под прикрытием «Смальты». Египтяне обещали, но проходил день за днем, а полетов не было.

«Советникам все-таки удалось уговорить руководство ВВС звеном Ил-28 совершить атаку позиций «Хока», – вспоминал Мажоров. – Об этом мне рассказали генерал Александр Палий, который еще оставался в Египте, и Сергей Случевский, работавший на станции «Смальта».

Сначала авиазвено имитировало атаку, выйдя на позиции «Хока». Его станция включилась и взяла на сопровождение самолеты. Это было хорошо видно по режиму ее работы. Не заходя в зону поражения, звено развернулось и удалилось. Но неожиданно вновь зашло на позиции «Хока». Как докладывали летчики, по ним было выпущено около десятка ракет. Однако перемещались эти ракеты в пространстве весьма странно. Одни закручивались по спирали, другие падали на землю и взрывались, третьи, наоборот, уходили вверх и там самоликвидировались. Важно, что ни одна ракета цель не поразила.

Восторгу египетских летчиков не было предела. По возвращении из полета они наперебой рассказывали об увиденном, поздравляли друг друга с успехом.

Однако начальнику штаба ВВС Египта почему-то не верилось в это, и он решил проверить эффективность станции, но весьма своеобразным способом. Кроме звена, что действовало под прикрытием «Смальты», приказал провести атаку с направления, которое находилось вне зоны защиты станции. Увы, все самолеты, оказавшиеся вне зоны работы нашей РЛС, были сбиты, пилоты погибли.

Позже по каналам разведслужб генерал Юрий Мажоров получил информацию о том, как развивались события в стане противника после применения станции помех «Смальта». Израильтяне, сами крайне удивленные произошедшим, немедленно доложили об этом американцам. Мол, неподавляемая помехами система «Хок», как ее гордо позиционировали специалисты из США, подверглась воздействию интенсивных помех. Но самое странное было не это – «Хок» впервые не выполнил боевую задачу, не сбил ни одного самолета.

В США подобную информацию восприняли однозначно: этого не может быть, потому что подобное просто невозможно. И все же в Израиль срочно направили авторитетную делегацию специалистов. Вывод ее, однако, оказался странным: на «Хок» воздействовали не помехи, а имели место грубые нарушения правил эксплуатации комплекса.

Но жизнь показала обратное. Египетские самолеты под прикрытием «Смальты» вновь успешно атаковали «Хок». Пришлось прислать еще одну комиссию. Та долго разбиралась в причинах неудач и наконец с глубоким разочарованием признала: кто-то средствами радиоэлектронного противоборства подавил «Хок». Американцы, конечно же, прекрасно понимали: сделать это могли только русские. Вывод был хоть и горький, но объективный. Так что зря израильские оппозиционеры упрекали в закупках «плохого оружия» своего премьера Голду Меир.

Михаил Болтунов,
член Союза писателей России

Опубликовано в выпуске № 34 (847) за 8 сентября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц