Версия для печати

Шанхайская организация и трансформация угроз

Корбут Андрей
В начале июня в Ташкенте состоялось очередное заседание Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). На нем обсуждались традиционные вопросы – укрепление региональной безопасности и борьба с терроризмом. Поговорили участники и о порядке приема в организацию новых членов. Механизм расширения ШОС только вырабатывается. Но здесь уже из государств – претендентов на вступление в организацию выстроилась целая очередь.
В начале июня в Ташкенте состоялось очередное заседание Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). На нем обсуждались традиционные вопросы – укрепление региональной безопасности и борьба с терроризмом. Поговорили участники и о порядке приема в организацию новых членов. Механизм расширения ШОС только вырабатывается. Но здесь уже из государств – претендентов на вступление в организацию выстроилась целая очередь.
{{direct}}

В саммите ШОС приняли участие руководители государств-наблюдателей – Монголии, Пакистана, Индии, Ирана (эту страну представлял глава МИДа). В качестве гостей прибыли президенты Афганистана Хамид Карзай и Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов. Кроме того, на форум были приглашены высокие представители ООН и других международных организаций – СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и АСЕАН.

В чем причины стремления государств Азии к объединению под крышей ШОС? В желании по-новому, независимо от США и Европы построить свои экономики? Объединить свои культуры и самобытность? Создать общее культурное, экономическое и социально-политическое пространство? Или, может быть, в тяге к объединению лежит что-то другое, скажем, стремление к отражению общих для всех угроз безопасности, совершенствованию своих армий и укреплению суверенитета?

Вопросов здесь можно задавать много, и отчасти ответы на них лежат на поверхности. Независимо от других цивилизованных государств страны ШОС, конечно же, не построят свои экономики, но разработать и внедрить новые, более приемлемые для них правила торговли и экономических отношений смогут. Среди государств ШОС, представляющих бывшие советские республики, есть очень большая общность, связанная культурными и социальными корнями. Здесь ничего объединять не надо, поскольку постсоветский менталитет народов ЦА и России по-прежнему во многом представляет единое целое. В какой-то степени к этому менталитету, основанному не на западных ценностях и культуре, хотят приблизиться и другие страны – Китай, Монголия, Пакистан, Индия, Иран, Афганистан и т. п.

Но, думается, главное в стремлении к объединению заключается в том, что ШОС и страны-партнеры де-факто уже имеют общие угрозы их безопасности и целостности. Как известно, первоначально Шанхайская организация создавалась для решения проблем обеспечения безопасности на границах государств-участников, борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом в Средней Азии. Но постепенно сферы интересов ШОС расширились. Руководители этой организации (в первую очередь Китай и Россия) пытаются превратить ее в структуру многопрофильного сотрудничества, отвечающую за обеспечение мира, благополучия и совместного процветания стран-участниц. Целями альянса являются стабильность и безопасность в регионе, а также развитие совместного взаимодействия в политической, экономической и гуманитарной областях.

Хотя если проанализировать коллективные мероприятия стран ШОС в сфере обороны и безопасности, то основными из них можно назвать те, что связаны с антитеррористическими учениями. Терроризм, а также другие проявления экстремизма, военные угрозы для государств ШОС и их партнеров являются следствием глубоких проблем, обусловленных следующими факторами.

Во-первых, это возникновение новых границ между странами, борьба государств и некоторых сепаратистских образований за их отторжение и образование новых держав.

Во-вторых, в государствах ШОС существуют межэтнические проблемы.

В-третьих, в Азии по-прежнему сиvлен религиозный мусульманский экстремизм, связанный с идеалистической целью талибов и ваххабитов построить в ЦА и северо-западном Китае мусульманский халифат, где будут действовать законы ислама и шариатский суд.

Эти факторы наличествуют не только в СНГ, но и в других государствах. Оставим пока в стороне Пакистан, Индию, Иран и Афганистан, которые не входят в ШОС. Но если брать Китай, то у него существуют пригранично-сепаратистские и этнические проблемы на северо-западе страны, где живут уйгуры, на юге – в районе Тибета, а также на китайско-индийской границе. Менее острые подобные проблемы есть у Китая и с Монголией.

Также упомянутые факторы затрагивают центральноазиатские страны СНГ. Осуществленный во времена СССР передел границ ЦА и формирование новых государств, наций закрепили рубежи, которые не соответствовали и не соответствуют этническим границам. Некогда аморфные и никому не нужные в советские времена административные границы после распада СССР превратились в государственные, разделив кишлаки, семьи, народы и т. п. С этим простые люди не хотят мириться. И это, как ни странно, служит фактором нестабильности в Центральной Азии, что недавно мы и наблюдали в киргизских и узбекских анклавах, расположенных в Ферганской долине, и постоянно замечаем в других регионах ЦА.

Опубликовано в выпуске № 25 (341) за 30 июня 2010 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц