Версия для печати

Мирные захваты с разрушительными целями

Брунтальский Павел
В ноябре 2009 года по федеральному телевизионному каналу «Россия» был показан документальный 40-минутный фильм Аркадия Мамонтова «Хищники. Рейдерство на российском ВПК». Напомним, рейдерство (raider в переводе с английского – набег, налет) в нынешнем его понимании в нашей стране – это захват, поглощение предприятия против воли его собственника или руководителя. Сегодня это чрезвычайно доходный и сравнительно безопасный с точки зрения уголовной ответственности бизнес: вложив несколько сот тысяч долларов в такую «коммерческую операцию», можно получить активы стоимостью в несколько десятков, а то и сотен миллионов долларов.
В ноябре 2009 года по федеральному телевизионному каналу «Россия» был показан документальный 40-минутный фильм Аркадия Мамонтова «Хищники. Рейдерство на российском ВПК». Напомним, рейдерство (raider в переводе с английского – набег, налет) в нынешнем его понимании в нашей стране – это захват, поглощение предприятия против воли его собственника или руководителя. Сегодня это чрезвычайно доходный и сравнительно безопасный с точки зрения уголовной ответственности бизнес: вложив несколько сот тысяч долларов в такую «коммерческую операцию», можно получить активы стоимостью в несколько десятков, а то и сотен миллионов долларов.
{{direct}}

В фильме на примере четырех стратегических заводов и НИИ военно-промышленного комплекса (разработчики и производители двигателей для стратегических бомбардировщиков Ту-160, «глаз и ушей» для атомных подлодок и межконтинентальных ракет, специзделий, без которых не летают «Тополя», «Булавы» и «Искандеры», корпусов для твердотопливных БР) было продемонстрировано, как в настоящее время в России ничего не стоит (разве что только плати!) заполучить тот или иной объект отечественной «оборонки» и превратить его в новый Черкизон. На телеэкране граждане РФ могли видеть снятые скрытой камерой лица дельцов, которые, впрочем, особо не таясь, занимаются подобным хищническим «предпринимательством», имея офисы в центре Москвы. В эфире едва ли не прямым текстом говорилось, что за целым рядом как уже провернутых, так и разрабатываемых махинаций подобного рода стоят западные спецслужбы. Во всяком случае сотрудники ФСБ задержали двоих американцев, обладателей дипломатических паспортов, в тот момент, когда они тщательно изучали некоторые предприятия ВПК, расположенные в Новосибирске. Кстати, заокеанские гости, судя по оперативной съемке, фотографировали объекты не маскируясь.

Казалось бы, это журналистское расследование – самая настоящая информационная бомба, которая должна потрясти широкие круги российской общественности. Вдобавок «взорвалась» она вскоре после шума вокруг ряда видных оборонных производств в различных регионах страны (например крупнейшего Пермского порохового завода, радиозавода имени Попова в Омске), на которые рейдерами были совершены небезуспешные набеги. Тем поразительнее, что со стороны государственных лиц, каковые по логике вещей обязаны весьма обеспокоиться таким положением дел, реакция нулевая.

Не проявила активности даже Генпрокуратура. Может быть, реагирование и имело место, но пока даже всезнающий Рунет хранит по этому поводу молчание. С возмущенными заявлениями выступили лишь отдельные политические деятели отнюдь не первого ранга да рядовые участники интернет-форумов и блоггеры, неравнодушные к судьбе России.

Бандитские аппетиты

Если проанализировать ситуацию, то фильм Мамонтова – вполне естественная реакция на волну беспримерного «прикарманивания» злоумышленниками ряда оборонных предприятий с целью последующего их уничтожения. Так, еще за год до выхода «Хищников» на телеэкран рост количества пиратских захватов объектов ВПК прогнозировало МВД России. Заместитель начальника Департамента экономической безопасности этого ведомства генерал Юрий Попугаев отмечал, что атаки на подобные предприятия могут быть связаны с растущей стоимостью земли, причем увеличивается и риск посягательства на них со стороны иностранных рейдеров.

Фото: PHOTOXPRESS

В том же 2008 году, в ноябре газета «Известия» публикует статью заместителя председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Виктора Илюхина. Парламентарий является в данном случае весьма компетентным экспертом, поскольку одновременно возглавляет Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки. Он перечислил более десятка оборонных объектов, которые в последние годы были подвергнуты жестким рейдерским атакам, в том числе и со стороны зарубежных фирм: «Достаточно упомянуть о плачевной судьбе таких гигантов, как Балтийский завод, Уфимское моторостроительное производственное объединение, Уралмашзавод, Московский вертолетный завод им. М. Л. Миля, воронежский завод «Электроприбор», Тульский ЦНИИ систем управления, и многих других, – отметил тогда депутат. – Иностранцы к нашему стыду имеют блокирующие пакеты акций в ОАО «АНТК им. Туполева», саратовском ОАО «Сигнал», ЗАО «Евромиль» и т. д. А совсем недавно немецкая компания «Сименс» скупила блокирующий пакет, 25% акций, уникального российского объединения «Силовые машины» – гордости нашей страны».

Виктор Илюхин приводил пример, как «в подмосковном городе Серпухове еще в начале 2000-х годов некая международная финансовая группа «Сигма» захватила блокирующий пакет акций двух предприятий, продукция которых имеет отношение к интересам обороны, – «РАТЕПа» и «Металлиста»: «РАТЕП», в частности, включен в перечень акционерных обществ, производящих продукцию, имеющую стратегическое назначение. В результате махинаций на «РАТЕПе» идет дробление технологически связанного производства, а это в свою очередь неизбежно влияет на качество продукции. И. о. генерального директора концерна «Алмаз-Антей», в который входит «РАТЕП», Игорь Климов собирался провести внеочередное собрание совета директоров «РАТЕПа», чтобы навести наконец там порядок в финансовых схемах. Но не успел, был убит – кстати, в один день с коммерческим директором завода Сергеем Щетко. Именно по этим причинам Россией был потерян заказ на производство систем управления зенитного ракетного комплекса фрегатов для Индии и теперь эти заказы благополучно выполняет Израиль».

В той же статье Илюхин отмечал, что несмотря на все это, «с места ничего не сдвинулось»: «Расследования, связанные с махинациями, успешно тормозятся невидимыми силами, качество комплектующих к военной технике продолжает вызывать вопросы, а на ключевых финансовых постах расставлены люди «Сигмы», имеющие родственные связи в США».

О «Сигме»-поглотителе и вице-президенте этой организации – некоем Дмитрии Барановском писали и другие издания. Этот суперрейдер (26 августа 2009 года его все-таки взяли под стражу и до последнего времени он находился в следственном изоляторе в Лефортове), проворачивая свои захватнические акции, одновременно лихо обрядился в правозащитника. Вступил в ряды соответствующей организации под названием «Справедливость» (он даже стал в ней заместителем председателя), которую также использовал в своих интересах: как только ему на руки надели наручники, «справедливцы» сразу закричали, что Барановского преследуют за непримиримую позицию в отношении коррумпированных чиновников, орудующих в Московской области.

Еще ранее, в апреле 2008 года в Общественной палате РФ прошли слушания по проблемам взаимодействия правоохранительных органов, властных структур и общественных организаций в противодействии рейдерству. На них известный адвокат, член ОП Павел Астахов (ныне он уполномоченный президента по правам ребенка) заявлял, что сегодня, по данным спецслужб, рейдеры нацелились более чем на 200 российских оборонных предприятий. И тоже привел перечень ряда крупных объектов подобного рода, от которых, по его данным, хотели бы иметь свою выгоду налетчики-поглотители.

Коллаж Андрея Седых

Аппетиты рейдеров, исходя из списка Астахова, не могут не впечатлять. Здесь и знаменитое НПО «Базальт» (город Ковров Владимирской области), производящее не имеющие аналогов в мире гранатометы. Достаточно вспомнить об РПГ-29 «Вампир», благодаря оснащению которыми, по мнению ряда экспертов, «Хезболла» выбила большинство считавшихся малоуязвимыми израильских танков в скоротечной войне 2006 года и Тель-Авив вынужден был свернуть боевые действия и пойти на переговоры. Здесь и санкт-петербургский завод, выпускающий компоненты для переносных ракет «Игла». И речные порты, и производства оборонного значения («ЭнергоПУЛ» и «Рефлектор») в Саратове. Плюс прочие нестратегические объекты Минобороны: например Дворец спорта ЦСКА ВВС. Или военный санаторий «Волга» в Поволжье. Или Самарский загородный парк…

По словам председателя Арбитражного суда Москвы Олега Свириденко, дело дошло даже до попыток банкротства известнейшего оружейного завода имени Дегтярева (тоже в Коврове) и Омского танкового завода. «Они что, танки там собираются производить?» – недоумевал Свириденко на упомянутых слушаниях.

Примеров того, что множество предприятий отечественной «оборонки» находится под прицелом рейдеров, либо последние уже орудуют на них, либо их уже захватили окончательно, более чем достаточно (несмотря на все заверения высшей власти об укреплении и развитии такого рода предприятий). И, разумеется, делать танки на прихваченных у ВПК заводах их новые хозяева не станут. А вновь приобретенные выгодные площади, очевидно, будут превращены в торговые ряды, офисы или складские помещения, ибо подавляющее большинство оборонных предприятий находится в очень удачных местах в смысле организации в этих точках бизнеса.

Технология прибирания к рукам

Примитивно схема рейдерской операции в отношении любого, в том числе и оборонного предприятия выглядит так: кредит – задолженность – крах – захват – перепрофилирование объекта в своих интересах.

Надо учитывать, что рейдеры, которые еще недавно овладевали предприятиями с применением физической силы, вот уже несколько лет действуют, используя силу закона. Еще в ноябре 2008 года генерал Попугаев говорил, что будет увеличиваться число так называемых латентных захватов, которые формально находятся в рамках действующего законодательства. То есть в результате «войны юристов», в основе которой лежат корпоративный шантаж и административный ресурс.

Ныне спектр методов противоправного завладения собственностью весьма широк, и к настоящему времени мирный механизм их уже неплохо отрегулирован. Это внесение сфальсифицированных сведений в Единый государственный реестр юридических лиц, размывание пакетов акций через новые эмиссии и банкротства, создание параллельных советов директоров, неправомерные действия по приватизации и реализации имущественных комплексов ФГУП, занижение стоимости пакетов акций компаний, принадлежащих государству. То есть блокирующий пакет акций предприятия скупается, устанавливается контроль над советом директоров, гендиректор изгоняется и вместо него назначается «свой человек». Это «белая» схема захвата, обычно применяемая в случаях, когда новому владельцу важно сохранить производство поглощения. Если же цель не конвейер, не продукция, а место и помещения, то захватчик фирму-жертву, как правило, банкротит.

Рейдерский инструментарий включает также фальшивые судебные решения, тактику прямых угроз, хищение документов, подделки подписей да и просто бандитские методы.

В этом же ударном арсенале недружественного поглощения предприятий (так еще иначе называют этот откровенный бандитизм) – изящные схемы коррупции в виде откатов и вымогательства, дезорганизующие производство. По экспертным оценкам, изощренное мздоимство на всех уровнях является питательной средой для 100% проводимых налетов на приглянувшуюся собственность.

Преград же для использования рейдерами административного ресурса на сегодня практически не существует. Даже относительно предприятий ВПК. Стратегический статус таких заводов и НИИ не только не сдерживает, не только не страшит пиратов, напротив – он лишь разогревает у них жажду поглощения.

В упомянутом телефильме Аркадия Мамонтова, размышляя о предполагаемых трудностях захвата именно стратегического оборонного предприятия, некий посредник спокойно говорит: дескать, проблем с этим нет, кроме той, что это будет слишком дорого стоить. «Что так?» – спрашивают его. Дело в том, отвечает делец, что потребуется решение на очень высоком уровне, а «постановление правительства стоит больше, чем само предприятие». Но, похоже, подобная проблема не останавливает играющих по-крупному рейдеров, особенно если за ними стоит иностранный капитал, заинтересованный в недружественном захвате того или иного элитного объекта оборонного комплекса.

Хотя рейдерские схемы уже достаточно хорошо изучены специалистами, пытающимися хоть как-то противодействовать недружественным поглотителям, последним тем не менее так удается запутать следы, что вернуть собственность законному владельцу становится практически невозможно. Особенно если на правоохранителей начинают влиять сверху.

Вот как, например, по «белой» схеме прибирался к рейдерским рукам Пермский пороховой завод, выпускавший 85% порохов для ракет, в том числе таких, как «Искандер» и «Булава». Был придуман и разыгран коммерческий инцидент. Найден жалобщик, который обратился куда надо, чтобы навели порядок. «Реагирует» Роспром – увольняет директора завода (хотя за неделю до этого директор и коллектив были тем же Роспромом награждены). Конкурс претендентов на пост нового руководителя объявлен не был – в его кресло посадили человека с соседнего предприятия-банкрота, который не разбирается в пороховом производстве. И т. д., и т. п. Хождение по инстанциям бывшего главы предприятия (он даже до правительства дошел) ничего не дало.

Таким образом, по некоторым данным, с различных предприятий ВПК были изгнаны далеко за сотню заслуженных руководителей. Новые же нанятые директора со своей командой приступают к разгону профессиональных кадров, вслед за чем банкротят объект, прибирая деньги к рукам. Примеры исчисляются десятками да уже и сотнями. При этом заметно, что атакуют в основном успешно работающие предприятия, причем, как правило, стратегического значения, играющие ключевую роль в системе ВПК и прямо связанные с задачами обеспечения безопасности страны.

Зачастую личности интересантов, которые дергают за ниточки кукол-марионеток в рейдерской акции, выяснить бывает весьма сложно. На это, в частности, указывают эксперты консалтинговой группы «Аюдар» (специализируется на слияниях и поглощениях). Они считают, что обращения в правоохранительные органы с просьбами оградить, защитить, усмотреть связь рейдеров с иностранными спецслужбами и прочее имеют эффект, но не такой, как хотелось бы. И отмечают, что рейдеры достаточно профессиональны и просчитывают все на шаг-два вперед. Что, в общем-то, несложно, если учитывать, что они весьма эффективно задействуют пресловутый административный ресурс.

Законодательство же таково, что позволяет федеральным органам исполнительной власти без объяснения причин и в одностороннем порядке расторгать контракты с руководителями ФГУПов. А другие органы власти, в том числе и ответственные за оборону и безопасность страны, не имеют права воздействовать на указанную процедуру, влияя на смену руководителей стратегически важных предприятий.

А вот как по «черной» схеме рейдеры захватили объекты ВПК в Санкт-Петербурге. Здесь в 2006 году под видом преобразования «рейдировали» ФГУП ЦНИИ «Гидроприбор» и ФГУП «Завод «Двигатель», чей приоритет в области морского подводного оружия был неоспорим. На их базе воздвигли концерн «Морское подводное оружие – Гидроприбор» и ОАО «Завод «Двигатель». Однако, как полагают понимающие люди, такое переименование оказалось лишь вывеской, скрывающей практическое разрушение производства.

Но смысл рейдерства не только в этом. Еще в 2007 году генеральный прокурор РФ Юрий Чайка дал такое определение рейдерству: это совокупность попыток организованных преступных сообществ установить контроль над предприятиями с целью отмыва капиталов, нажитых преступным путем, с последующим уводом подконтрольных предприятий в «тень». И с этим согласились многие юристы.

Опубликовано в выпуске № 25 (341) за 30 июня 2010 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц