Версия для печати

Тишина на глубине

Перспективы совместных российско-китайских разработок неатомных подводных лодок
Полончук Руслан
Российская подлодка серии 677 «Лада». Увы, неудачная. Фото: war-book.ru

25 августа в ходе форума «АРМИЯ-2020» стало известно, что РФ и Китай взаимодействуют по вопросу совместного проектирования неатомных подводных лодок (НАПЛ) нового поколения, о чем заявила пресс-служба ФСВТС. Однако как сообщают наши и китайские эксперты, о сроках завершения работ говорить пока рано. Какая именно лодка будет и каким станет ее назначение, до сих пор остается загадкой.

Во время холодной войны Россия/СССР помогала КНР развивать собственное строительство подводных лодок (ПЛ). Однако изучение публикаций в китайских военно-технических изданиях показывает, что сейчас, по мнению китайских авторов, в разработках технологии воздухонезависимых энергетических установок (ВНЭУ) Китай идет своим путем и уже опережает РФ. Некоторые авторы высказывают осторожное предположение, что в будущем Москва может задуматься о целесообразности покупки китайских неатомных подводных лодок.

Бойкие ученики

На вооружении ВМФ РФ и ВМС Китая (в отличие от американских ВМС), помимо атомных ударных подводных лодок, до сих пор есть и неатомные подводные лодки. Они дешевле в производстве и имеют ряд преимуществ по сравнению с атомными, особенно лодки для прибрежных районов.

В соответствии с официальной позицией Российской Федерации военно-морское сотрудничество с Китаем не направлено против третьих стран и не связано с военно-политической ситуацией в регионе

Россия и Китай совместно проектируют неатомную подводную лодку нового поколения. Координацию проекта осуществляет Российская федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству. Во времена тесного альянса с Пекином СССР помог тому развить его собственную отрасль строительства ПЛ, предоставив чертежи дизель-электрической подлодки (ДЭПЛ) с баллистическими ракетами проекта 629 (класса Golf по классификации НАТО) и ДЭПЛ проекта 633 (Romeo). Позднее РФ поставила КНР ДЭПЛ проекта 877 «Палтус» (Kilo).

Но затем Китай пошел своим собственным путем, и ныне он обладает техническим потенциалом для строительства субмарин любого класса. Одна из важных областей, в которых Китай может занять лидирующие позиции, – это двигательная установка для НАПЛ. Поднебесная уже строит подводные лодки с ВНЭУ, а Россия до сих пор лишь пытается внедрить эту технологию, хотя в начале первой холодной войны она была пионером в ее создании. Предполагалось, что ВНЭУ будет установлена на современной российской подлодке серии 677 «Лада», но этого пока не произошло. Учитывая умение русских проектировать и строить подводные лодки, проблема, как утверждают китайцы, заключается не столько в технических сложностях, сколько в финансировании. Но пока в освоении технологии ВНЭУ Китай опережает РФ.

Проект для двоих

Еще одним направлением может стать использование перспективных аккумуляторных батарей. ПЛ только сейчас переходят на литий-ионные аккумуляторы. Первыми в мире подводными лодками с ними стали японские, за ними последовали южнокорейские и итальянские. Поднебесная также внедряет и эту технологию, поэтому использование перспективных батарей является еще одной областью, где Китай в ближайшей перспективе может опередить нас.

Еще одним направлением возможного сотрудничества может стать сочетание корпуса, построенного одной страной, с боевыми системами и вооружением, созданными в другой. Речь идет о том, чтобы, например, установить на китайскую ПЛ наши гидролокатор и вооружение. Или установить на русской подводной лодке китайские аккумуляторную батарею и ВНЭУ.

Каким будет российско-китайский проект на деле? Пока авторитетное наше конструкторское бюро «Малахит», специализирующееся на разработке субмарин, продвигает собственную разработку. Согласно концепт-проекту длина неатомной подводной лодки P-750B «Сервал» составит 65,5 метра, ПЛ получит ВНЭУ замкнутого типа с газотурбинным двигателем, в котором используется жидкий кислород, поступающий из специального резервуара. Макет лодки этого проекта демонстрировался на проходивших недавно выставках вооружений, включая военно-технический форум «АРМИЯ-2020». Собственные проекты продвигают и китайские судостроители. Поэтому неясно, где именно и как эта новая совместно проектируемая подводная лодка впишется в будущий состав флотов обеих стран.

Китайские интернет-пользователи полагают, что новая субмарина не будет предназначена для собственных ВМС обеих стран. РФ и Китай конкурируют на международном рынке, в основном продавая неатомные подводные лодки. Доля КНР на этом рынке растет, и он продает ПЛ в Таиланд, Бангладеш и Пакистан. Не исключено, что и эта совместно проектируемая подводная лодка пойдет на экспорт.

А пока Российская Федерация продолжает увеличивать объемы заказов на строительство уже существующих неатомных подводных лодок. Минобороны подписало контракт на строительство еще одной подводной лодки проекта 677 «Лада» и одной ПЛ более старого проекта 636.3 «Варшавянка» (Improved-Kilo).

Разведка стратегии

Несмотря на интенсификацию совместных мероприятий оперативной и боевой подготовки (ОБП), основная задача, которую решает Китай в ходе военно-морских учений с РФ, – ознакомление с русским опытом ведения военных действий на море. Относительно новыми направлениями взаимодействия являются совместные мероприятия, связанные с обеспечением безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, антипиратская деятельность в Аденском заливе.

Хотя Поднебесная демонстрирует значительные успехи в разработке вооружения и военной техники, существует множество направлений, по которым военно-промышленный комплекс КНР уступает нашему. Кроме того, политический фактор также играет важную роль в интенсификации российско-китайских мероприятий ОБП. Отношения между США – с одной стороны и Россией и Китаем – с другой в настоящее время характеризуются наличием серьезных противоречий. В связи с этим проведение совместных учений призвано выказать альянс двух стран и их готовность к объединению сил в интересах достижения общих целей. При этом отметим, что интенсивность мероприятий ОБП между РФ и КНР выросла после «политической изоляции» России из-за кризиса на Украине в 2014 году и присоединения Крыма.

В соответствии с официальной позицией Российской Федерации военно-морское сотрудничество с Пекином не направлено против третьих стран и не связано с военно-политической ситуацией в регионе. В настоящее время Китай в оснащении национальных ВМС в большей степени ориентируется на западный опыт, применяя при этом собственные технологические решения. Кроме того, КНР стремится развивать сетецентрическую модель боевых действий с использованием космической радионавигационной системы «Бейдоу», что также затрудняет решение вопросов технической интеграции со средствами ВМФ РФ.

В принципе данные проблемы могут быть с успехом разрешены, однако в случае Москвы и Китая этому препятствует отсутствие необходимого уровня доверия: несмотря на достаточно тесное сотрудничество в различных областях (в том числе и в военной), страны не являются полноценными союзниками.

О перспективах

Имеющийся исторический опыт свидетельствует о наличии серьезных противоречий между странами, в основе которых лежат территориальные притязания Пекина. Серьезную озабоченность РФ вызывает агрессивная экспансионистская политика Китая в Центральной Азии и Арктике. Помимо этого, Россия и КНР демонстрируют различные подходы к использованию международных правовых норм, в частности морского законодательства, а также законов об авторском праве и интеллектуальной собственности. Так, РФ признала право проведения военных мероприятий в исключительных экономических зонах зарубежных стран, в то время как Пекин выступает против этого. Отмечается также, что Российская Федерация в отношениях с КНР учитывает возможность незаконного использования российских технологий.

Отсутствие необходимого уровня доверия находит отражение в действиях вооруженных сил двух стран, таких как несанкционированные вхождения китайских кораблей в территориальные воды России (Охотское море), наблюдение за деятельностью ВМФ в ходе учений «Восток-2018» и других. Степень проработанности вопросов организации взаимодействия военно-морских компонент вооруженных сил также находится в прямой зависимости от состояния отношений между странами. Именно поэтому в настоящее время для РФ и КНР необходимым шагом является тщательная предварительная проработка сценария учений с целью исключения многочисленных моментов, требующих тесной технической интеграции.

Помимо этого, несмотря на низкий уровень технического взаимодействия, ВМФ России и ВМС Китая в отдельности являются боеготовыми видами вооруженных сил. Особую обеспокоенность в этом отношении вызывают планы модернизации Военно-морского флота РФ. В частности, речь идет об объявленном в мае 2018-го дооснащении Тихоокеанского флота более чем 70 новыми боевыми кораблями и судами к 2027 году.

Таким образом, в отношении перспективы совместно проектируемой русско-китайской неатомной подводной лодки сегодня есть больше вопросов, чем ответов. Вполне вероятно, что сия затея, как и многие другие оборонные проекты, широко освещаемые в государственных СМИ РФ и КНР, в конечном итоге ни к чему не приведет. Однако напомним читателям, что сама подводная война, как и поиск информации о новых субмаринах, зачастую предполагает тактику выжидания.

Руслан Полончук,
востоковед

 

От редакции

Поражает какое-то маниакальное стремление нынешнего Кремля прижаться к чей-то груди и разрабатывать то или иное оружие (военную технику) совместно с кем-то. То с Индией противокорабельную КР делаем (выгорело), то с ней же пробовали делать легкий транспортный самолет да истребитель 5-го поколения (получили от Дели афронт). Теперь вот наши начальники КНР жаждут заполучить в партнеры то по созданию дальнемагистрального лайнера, то по разработке «анаэробной» субмарины.

Истоки этой унизительной для национальной гордости русских практики понятны. При Ельцине и Путине страна утратила сотни передовых технологий и целые отрасли наукоемкой промышленности. Потому наши бонзы решили создавать «российскую» технику, закупая для нее массу импортных частей и комплектующих. Венцом такого стала суперджетовщина в виде якобы отечественного лайнера, на 80 процентов импортного. А после 2014 г. выяснилось, что и спутники МО РФ (НПО имени Решетнева) имеют западную электронику, каковую спешно пришлось заменять на китайскую, более громоздкую.

Стремление делать ПЛ с ВНЭУ вместе с КНР – из того же ряда. Дайте нам то, что мы сами утратили. Это почти открытое признание: мы силовую установку сработать не можем. Ничего, кроме вежливо-холодного презрения, Кремль тут от китайцев не получит. Надо было самим все делать, тратя деньги на научно-технические проекты, а не на футьбольные и сочинские игрища.

Опубликовано в выпуске № 35 (848) за 15 сентября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц