Версия для печати

Квота на сострадание

Ветераны подразделений особого риска уходят из жизни, так и не получив положенных льгот и компенсаций
Евсеев Александр
Тоцкий полигон. 1954 год. Фото: РИА «Новости». Анатолий Гаранин

24 августа 2020 года государственно-общественная организация «Комитет ветеранов подразделений особого риска» (ГОО «КВПОР РФ») отметила 30-летний юбилей. Инициатором ее создания выступила группа непосредственных участников Тоцких общевойсковых учений с применением атомной бомбы, которые были проведены 14 сентября 1954 года на полигоне в Оренбургской области. Основными задачами комитета стало выявление всех участников тех маневров, новоземельских и семипалатинских испытаний, а также решение вопросов медицинской, социальной и материальной реабилитации. Как сегодня, спустя три десятка лет живут испытатели?

27 декабря 1991 года Верховный Совет РФ принял постановление № 2123-1 о социальной защите граждан из подразделений особого риска. Позже вышли постановления правительства РФ № 806 от 21 октября 1992-го и № 958 от 11 декабря 1992-го, которые законодательно определили, кто относится к ветеранам подразделений особого риска. Это непосредственные участники:

  • испытаний ядерного оружия в атмосфере, боевых радиоактивных веществ и учений с применением такого оружия;
  • подземных испытаний ядерного оружия в условиях нештатных радиационных ситуаций;
  • ликвидаций радиационных аварий на ядерных установках надводных и подводных кораблей и других военных объектах;
  • работ по сборке ядерных зарядов при выполнении военнослужащими служебных обязанностей (до 31 декабря 1961-го);
  • подземных испытаний ядерного оружия, проведения и обеспечения работ по сбору и захоронению радиоактивных веществ.

Только за плату

Сегодня в 55 субъектах Российской Федерации созданы региональные отделения комитета, являющиеся общественными организациями и объединяющие граждан из подразделений особого риска, членов их семей – около 30 тысяч человек. Получается ГОО «КВПОР РФ» – солидная организация, деятельность которой подкреплена соответствующими постановлениями правительства. Но приходится с сожалением констатировать, что спустя 30 лет она вновь вынуждена бороться за социальные права ветеранов, которые ущемляются.

В составе комитета с 10 октября 1993 года работал Научно-лечебный центр, в котором прошли обследование, лечение и реабилитацию около 16 тысяч военных ядерщиков и членов их семей. Сейчас его, увы, уже нет.

Многие документы просто не сохранились, поскольку испытания ядерного оружия были строжайшей государственной тайной

Справедливости ради скажем, что медицинскую помощь прикрепленному контингенту оказывают СПБ ГБУЗ «Госпиталь для ветеранов войн», где открыто отделение радиационной профпатологии, и поликлиника филиала № 2 Северо-Западного окружного научно-клинического центра им. Л. Г. Соколова ФМБА России (ранее Клиническая больница № 122 ФМБА России). Большую и безотказную, в том числе высокотехнологичную, медицинскую помощь получают наши коллеги в Федеральном медицинском биофизическом центре им. А. И. Бурназяна (Москва), НИИ гематологии и трансфузиологии (Санкт-Петербург), НИИ хирургии им. А. И. Вишневского (Москва), во Всероссийском центре экстренной и радиационной медицины им. А. И. Никифорова (Санкт-Петербург), других медицинских учреждениях страны.

С пониманием к ним относятся в учреждениях здравоохранения Ивановской, Ярославской, Волгоградской областей, Республики Удмуртия и многих других субъектов Российской Федерации. И все же с течением времени многое меняется не в лучшую сторону. Например, в Клинической больнице № 8 ФМБА России города Обнинска Калужской области наши ветераны – моряки-подводники столкнулись с бюрократизмом и бездушным отношением. И это в городе, где впервые в стране был создан учебный центр подготовки экипажей первых атомоходов! Затягивается строительство клиники в городе Фокино Приморского края, где проживают 230 ветеранов подразделений особого риска.

Некоторые межведомственные экспертные советы по установлению причинной связи заболеваний, инвалидности и смерти граждан, подвергшихся воздействию радиационных факторов, не выдают своих заключений или по полгода тянут с их выдачей, а ветераны-инвалиды уходят из жизни, так и не получив положенных льгот и компенсаций.

Недавно один из десяти заместителей министра здравоохранения отметил Санкт-Петербург как лучший город страны в плане медицинского обеспечения. Приятно слышать, но Санкт-Петербург – город с самой высокой смертностью от коронавируса, в два и более раза превышающей среднюю по России. А льготные категории наших ветеранов здесь с большим опозданием получают бесплатные лекарства. Очень часто фармацевты в единственной аптеке для льготных категорий предлагают малоэффективные аналоги, а потом на полигоне по утилизации твердых бытовых отходов обнаруживаются тонны просроченных медикаментов. И это проблемы не только ветеранов подразделений особого риска, а всей страны.

Перейдя на так называемое одноканальное финансирование системы здравоохранения, наша бесплатная медицина столкнулась с рядом неразрешенных проблем. С работающих россиян в фонд ОМС государство забирает 5,1 процента заработной платы. Однако дополнительно к этому платить приходится за многие услуги и процедуры. Например, развернутый анализ крови в рамках ОМС делают бесплатно, но если нужно сделать анализ на ПСА (простатический специфический антиген), то он платный. А ведь это один из главных анализов для мужчин старше 50 лет.

Лично я столкнулся с похожей проблемой, когда назначенные мне физиотерапевтические процедуры были оплачены по линии ОМС только на 50 процентов, остальные – за плату. Что уж говорить о высокотехнологичных операциях. Почти все они делаются по выделенной квоте, хотя ветераны подразделений особого риска могут и не дождаться ее в силу своего преклонного возраста.

Другой наболевший вопрос, который до сих пор не удается решить, – обеспечение льготными путевками в санатории. На систематической основе, ежеквартально один из вице-губернаторов Санкт-Петербурга проводит заседания Координационного совета по делам ветеранов. Представители социального страхования докладывают о количестве льготных путевок, выданных различным категориям граждан, но в этом списке отсутствуют ветераны подразделений особого риска.

В июле 2020 года в ходе конструктивного диалога с руководителем ФМБА России Вероникой Скворцовой удалось договориться по этому пробелу. Принято решение подготовить пакет документов для прикрепления граждан из подразделений особого риска к одному из санаториев Кавказских Минеральных Вод.

Дали, чтобы забрать

Есть ряд других проблем, которые требуют разрешения. Так, в Тульской области до сих пор остается открытым вопрос служебного помещения для работы регионального отделения комитета. А в Кемеровской ветераны вообще вынуждены собираться на дому.

В 2004 году был принят приснопамятный 122-ФЗ, урезавший льготы. Многие меры социальной поддержки, положенные ветеранам, передали в региональные органы власти. До вступления в силу вышеуказанного закона лица, пострадавшие от радиации, были освобождены от всех видов налогов и пошлин. В большинстве регионов так и сделали – избавили наших граждан от уплаты, например, транспортного налога, но не в Калужской области. Там лишь чернобыльцы не платят этот налог с автомобилей мощностью двигателя до 150 лошадиных сил.

Что касается награждений ветеранов подразделений особого риска, то интересную позицию заняло в этом вопросе Министерство обороны. Героический, ратный, самоотверженный труд наших соратников высоко оценен Родиной и руководством страны. По представлении комитета указами президента РФ награждены 3287 человек орденами Мужества, 174 – медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Однако награждение государственными наградами было приостановлено в 2002 году. Главное управление кадров МО РФ не отказывает в этом, но требует при представлении к награждению архивные справки, подтверждающие совершение героического поступка или подвига. Справедливо. Однако где же их взять после стольких лет с момента участия в военно-ядерных мероприятиях? Многие документы просто не сохранились, поскольку испытания ядерного оружия были строжайшей государственной тайной. А заболевания их участников никак не связывались с радиационным облучением. Так, даже ходатайство о награждении участника первого испытания ядерного заряда 29 августа 1949 года С. Давыдова, приведшего в действие систему автоматики при подрыве, осталось без внимания руководства Минобороны. Тем удивительнее, что награждение ведомственными наградами МО РФ за эти годы не приостанавливалось.

Пока неразрешима и такая проблема. После окончания Великой Отечественной кавалеры боевых орденов получали за них доплаты. С приходом к власти Хрущева их отменили. Единственный орден, за который платят его кавалерам с формулировкой «За особые заслуги», – высшая правительственная награда СССР – орден Ленина. В 2002 году вышел федеральный закон 21-ФЗ «О дополнительном ежемесячном материальном обеспечении граждан Российской Федерации за выдающиеся достижения и особые заслуги перед Российской Федерацией». По нему гражданам, награжденным орденом Ленина, положена выплата 330 процентов от размера социальной пенсии. Так, например, кавалер ордена Ленина контр-адмирал В. Самсон стал получать 17 500 рублей. Но через 17 лет горвоенкомат, который сам предложил ему трудоустроиться, вдруг начал высчитывать с него эти деньги. И не только с него. Сегодня работающие кавалеры ордена Ленина выплачивают горвоенкомату ежемесячно серьезные суммы. Парадокс да и только.

И последнее. Важным для комитета остается вопрос установления памятной даты – Дня ветеранов подразделений особого риска. 24 мая 2000 года было выработано постановление Государственной думы Федерального собрания РФ и обращение к президенту Российской Федерации об установлении такого дня. Ответа не последовало.

В 2015-м при поддержке МО РФ инициирован и вновь поднят этот вопрос. В течение года проект указа президента РФ был согласован в МЧС, МВД, ФСБ, Минюсте и РАН. Но из аппарата правительства РФ получен ответ, что установление такой памятной даты представляется избыточным, так как уже учреждена памятная дата 26 апреля – День участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф и памяти жертв этих аварий и катастроф, а также профессиональный праздник 4 сентября – День специалиста по ядерному обеспечению. Однако ветераны подразделений особого риска не имеют отношения ни к памятной дате 26 апреля, ни к празднованию 4 сентября, который отмечают специалисты 12-го Главного управления Минобороны РФ. Как тут быть? Многое ветераны вынуждены брать на себя.

Так, 24 августа 2010 года в 20-летнюю годовщину комитета в присутствии руководства города и представителей Министерства обороны РФ с участием роты почетного караула в Санкт-Петербурге был открыт памятник с высеченными на граните словами «Ветеранам подразделений особого риска».

В 2011 году он преобразован в комплекс, где установлены мемориальные доски, посвященные испытателям ядерного оружия на Семипалатинском, Новоземельском, Капустин-Ярском ядерных полигонах, участникам Тоцких общевойсковых учений с применением атомного оружия, ликвидаций ядерно-радиационных аварий на подводных лодках и надводных кораблях. А также сборщикам ядерного оружия и тем, кто занимался захоронением радиоактивных отходов.

29 августа 2020 года на заседании Центрального совета Комитета ветеранов подразделений особого риска Российской Федерации принято, образно говоря, рамочное решение об установлении памятного дня – Дня ветеранов подразделений особого риска Российской Федерации. Отмечаться он будет ежегодно во всех 55 региональных отделениях комитета в Российской Федерации 29 августа, в день первого ядерного испытания в СССР 1949 года.

Бойцы спецподразделений рисковали своими жизнями во имя мира и процветания будущих поколений своих соотечественников. Многие положили на алтарь Отечества свои жизни. Память людская о них выше чиновничьих препон. Рано или поздно она, думается, пробьет бюрократические стены и на этом пути.

Александр Евсеев,
председатель Комитета ветеранов подразделений особого риска, капитан 1-го ранга

Опубликовано в выпуске № 35 (848) за 15 сентября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц