Версия для печати

Максипроблемы мини-Югославии

В Боснийской войне ООН окончательно себя дискредитировала
Храмчихин Александр
Фото: livejournal.com

Завершившись в Хорватии («Как Хорватия пошла на Запад»), югославская гражданская война немедленно перетекла в Боснию и Герцеговину (БиГ). В этой республике 44 процента населения составляли мусульмане, по национальности они считались сербами, но важнее для них была религия, каковую они прибрели во времена турецкого господства: 32 процента – собственно православные сербы, 24 процента – хорваты. В феврале 1992 года здесь состоялся референдум, на котором мусульмане и хорваты проголосовали за независимость, тогда как сербы референдум бойкотировали. Сразу после этого в столице республики – Сараево начались вооруженные столкновения между мусульманами и сербами.

Уже в начале апреля США и ЕС признали независимость БиГ в существующих границах и с лидером мусульман Алией Изетбеговичем в качестве президента, хотя его на эту должность никто не избирал. Местные сербы немедленно провозгласили Республику Сербскую, которую возглавил Радован Караджич, после чего начали осаду Сараево. С другой стороны, мусульмане по примеру хорватов начали осаду гарнизонов ЮНА. В мае было подписано соглашение о полном выводе частей ЮНА из БиГ. Опять же, как и в Хорватии, из сербской части БиГ войска не ушли, преобразовавшись в ВС Республики Сербской. Эта армия имела в своем распоряжении почти 300 танков (включая 73 М-84), более 250 БМП и БТР, более 1,5 тысячи различных артсистем, до 30 самолетов и вертолетов, поэтому значительно превосходила силы хорватов и мусульман, вместе взятых. Тем не менее победы им это не принесло.

Продолжение сербами осады Сараево привело к введению полномасштабных санкций против Югославии. Но 3 июля хорваты, которые до этого считались союзниками мусульман, провозгласили в БиГ свою республику Герцег-Босна (ее возглавил Мате Бобан), что мусульмане восприняли как удар в спину, а Запад – как «нарушение конвенции». Президент Хорватии Франьо Туджман вынужден был отвести свои войска из БиГ, благодаря чему сербы перехватили инициативу.

Европейские военные идут в армию исключительно ради получения денег, а в случае войны их единственная задача – спасение собственной шкуры

Еще с февраля 1992 года на территории БиГ находился 14-тысячный контингент ООН, от которого в полном соответствии с традициями этой организации не было ни малейшего толка. В июле в Адриатике появились корабли НАТО, а затем транспортная авиация альянса организовала «воздушный мост» в осажденный Сараево. При этом вместе с гуманитарными грузами туда стали возить оружие для мусульман. Сербы об этом, разумеется, быстро узнали. 3 сентября 1992 года они сбили из ПЗРК итальянский транспортник G-222, все четыре члена экипажа погибли. После этого европейцы немедленно отказались летать в Сараево, теперь это делали только англосаксы – американцы, англичане, канадцы. С октября воздушное пространство БиГ Совбез ООН объявил бесполетной зоной для всех воюющих сторон и провозгласил «зонами безопасности» Сараево и мусульманские анклавы на востоке БиГ – Горадже, Тузла, Жепа, Сребреница, Бихач.

В начале 1993 года Изетбегович, Караджич и Бобан при американском посредничестве попытались договориться о будущем БиГ, но безуспешно. Война продолжалась, причем теперь воевали все против всех, то есть еще и хорваты против мусульман, причем в этом случае хорваты получали прямую военную помощь от сербов. Мусульмане и хорваты захватили некоторое количество техники у сербов и, видимо, нелегально получили кое-что из Хорватии и Германии (из запасов бывшей ННА ГДР). Кроме того, в ходе войны они приобрели различные ПТРК и ПТО в Китае.

В начале 1994 года НАТО решило поддерживать бесполетную зону всерьез. Для этого была создана весьма солидная авиационная группировка, размещенная на аэродромах Италии, Великобритании и Франции: более 150 боевых, более 30 транспортных и вспомогательных самолетов. Для наведения авиации на цели в БиГ был заброшен британский спецназ SAS.

5 февраля очень «кстати» произошел взрыв минометной мины на рыночной площади в Сараево, погибли 68 человек. Без малейшего расследования взрыв был приписан сербам, которые немедленно получили ультиматум отвести войска на 20 километров от города. Так гражданская война в Югославии переросла в первую войну между сербами и НАТО.

28 февраля произошел первый и последний на этой войне воздушный бой, точнее – избиение. Американский самолет ДРЛО Е-3А обнаружил шесть сербских штурмовиков J-21 «Ястреб», атаковавших военный завод, контролировавшийся мусульманами. На них была наведена пара F-16С ВВС США. Для американских истребителей старые примитивные югославские самолетики были просто воздушными мишенями. В итоге четыре «Ястреба» были сбиты, пятый разбился сам, уклоняясь от атаки. 16 апреля сербский ЗРК «Квадрат» сбил английский палубный истребитель с вертикальным взлетом и посадкой «Си Харриер». После этого натовская авиация ушла на большие высоты, из-за чего эффективность ударов по сербским войскам снизилась почти до нуля.

В ноябре 1994 года сербы захватили Бихач, безопасность которого как бы гарантировалась ООН. Авиация НАТО нанесла удар по основной базе сербских ВВС «Удбина», находящейся на территории Сербской Краины в Хорватии, однако полностью вывести из строя ее не удалось. В ответ на это сербы взяли в заложники 300 французских военнослужащих из состава контингента ООН, после чего бомбардировки на несколько месяцев прекратились.

Возобновились они лишь в мае 1995 года. Но 2 июня сербский ЗРК «Квадрат» сбил американский F-16С, причем это был один из участников вышеописанного избиения «Ястребов». Впрочем, американский спецназ спас летчика, что было воспринято в США как триумф.

В июле сербы захватили «безопасную» Сребреницу, устроив там резню мужского мусульманского населения. Голландские миротворцы, находившиеся в городе, даже не попытались вмешаться в происходящее. Через 10 лет после тех событий отставной голландский капитан Хенрик ван дер Ваах сказал следующее: «Долг офицера заключается в том, чтобы отказаться от неоправданного риска и сохранить жизни подчиненных. У нас не было такого приказа – умирать, спасая мусульман или кого бы то ни было. Правительство Нидерландов признало свою ответственность и ушло в отставку, но, уверяю вас, ни один политик нашей страны не решился бы отдать подобный приказ, потому что впоследствии ему пришлось бы давать отчет семьям погибших». Разумеется, кто-то увидит в этом восхитительный европейский гуманизм, но на самом деле здесь имеет место полная моральная деградация. Так называемые военные считали необходимым спасать собственные шкуры вместо защиты мирных жителей, хотя эта защита была как минимум вменена им в прямую обязанность, а как максимум они должны были считать это еще и своим моральным долгом. Этот факт в совокупности с вышеупомянутой сдачей в плен 300 французов уже тогда продемонстрировал, что европейские военные являются таковыми только по названию. Они идут в армию исключительно ради получения денег, а в случае войны их единственная задача – спасение собственной жизни. За прошедшие с тех пор почти четверть века этому получена масса новых подтверждений, но почему-то никто этого до сих пор не понял.

29–30 августа авиация НАТО провела самую масштабную в ходе этой войны операцию по подавлению ПВО боснийских сербов. Широко использовались самолеты РЭБ, противорадиолокационные ракеты и даже крылатые ракеты «Томагавк» с кораблей в Адриатике. В итоге «большая» ПВО сербов была подавлена полностью. Подавить маловысотные средства было затруднительно, поэтому 30 августа из ПЗРК «Стрела-2» был сбит французский бомбардировщик (изначально создавался для нанесения ядерных ударов) «Мираж-2000N», оба пилота попали в плен. После этого натовцы опять перешли на удары с больших высот, из-за чего сухопутные войска сербов пострадали гораздо меньше, чем ПВО.

15 сентября 1995 года боевые действия были прекращены. В декабре на американской авиабазе «Райт-Паттерсон» (город Дейтон, штат Огайо) были подписаны президентами Югославии Милошевичем, Хорватии Туджманом и БиГ Изетбеговичем соглашения о разделе БиГ, известные как Дейтонские. Соглашения эти действуют до сих пор, хотя государство, разделенное на мусульманско-хорватскую и сербскую части, фактически недееспособно. Каждая из частей БиГ получила право иметь собственную армию.

Армия Республики Сербской понесла определенные (впрочем, довольно ограниченные) потери в технике в ходе войны, кроме того, часть техники она вернула Югославии, чтобы вывести ее из-под навязанных Дейтонскими соглашениями сокращений. С другой стороны, сербы получили часть техники от разгромленной хорватами армии Сербской Краины (ее остатки ушли именно в Республику Сербскую). После окончания войны, во второй половине 90-х имели место поставки подержанной западной и советской техники из США, Румынии и исламских стран (Египта, ОАЭ, Катара). В 2006 году были созданы (по крайней мере формально) единые ВС Боснии и Герцеговины («Между войной и альянсом»). При этом в ХХI веке никакой новой (даже подержанной) боевой техники в БиГ не поступало. Наоборот, она продала почти все полученные из состава армии ОАЭ французские БРМ AML-90 в Камерун, а 80 гаубиц Д-30 – в Афганистан. Сараево активно рвется в НАТО, но Брюссель и Вашингтон пока избегают принимать БиГ, прекрасно понимая, насколько искусственной является эта страна и насколько формально ее единство.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 38 (851) за 6 октября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц