Версия для печати

«Аэрокобра» Р-39 и в 44-м оставалась ловушкой для наших летчиков?

У нас погибло три человека за короткое время. Три человека погибли на пилотаже, не в бою!
Морозов Николай

«Боевые заслуги» американского истребителя Р-39 – знаменитой «Аэрокобры» на советско-германском фронте очень хорошо известны. Александр Покрышкин, летая на «Аэрокобре», с весны 1943 года уничтожил в воздушных боях 48 самолетов противника.

Вокруг него образовалась целая группа замечательных асов, летавших на «кобрах». Вместе с Покрышкиным на «кобрах» воевали и такие прославленные асы, как Григорий Речкалов, Александр Клубов, Вадим Фадеев, Георгий Голубев, братья Глинка и другие. На «Аэрокобре» Речкалова к концу войны было 56 звездочек, показывающих число воздушных побед; 53 самолета противника сбил Георгий Голубев, 50 — Дмитрий Глинка. Немного уступал Покрышкину по количеству сбитых самолетов Николай Гулаев, также летавший на истребителе Р-39. На его личном счету 57 сбитых самолетов противника.


Столь же хорошо известен и страшный изъян Р-39 – «тенденция к плоскому штопору», что могло привести к гибели пилота и потере машины. Летчиков учили избегать опасных режимов полета, тем не менее, немало и советских летчиков-испытателей, и фронтовых пилотов разбились на попавших в штопор «кобрах».


У нас принято считать, что совместными усилиями советских инженеров и испытателей, американских производителей (фирма «Белл») вероятность попадания «Аэрокобры» в штопор удалось со временем минимизировать.


Но вот отрывок из воспоминаний летчика-истребителя Леонида Сергеевича Кулакова (сайт «Я помню»), ставящий под вопрос такое представление:


«У нас погибло три человека за короткое время. Три человека погибли на пилотаже, не в бою! И в 102-м тоже на «Кобрах» погибали. У нас командир эскадрильи, Володя Кротов, погиб на ней (имел на счету 5 сбитых самолетов противника). На аэродроме стал пилотировать и сорвался в штопор, а вывести не смог... Еще у меня в эскадрилье Яковлев Вася, тоже в зоне пилотирования сорвался в штопор, и тоже погиб (имел на счету 1 сбитый самолет противника). Потом Натока, как звали не помню - он был из первой эскадрильи (погиб в катастрофе 10.04.44)…
Знаете, как она штопорила: нос задирает и почти на хвосте, раз, и все…  Все привыкли к обычному штопору носом вниз, а она вокруг хвоста носом вертела. Задняя центровка. Вот из-за этого она и поднимала нос».


Попытались бороться со срывами в штопор, но безуспешно:


«После серии катастроф, приехал к нам инспектор из Москвы, обучать нас выходу из штопора. Фамилию не помню, майор какой-то. Вот начал нас обучать, на земле объяснил, как выводить из штопора. И полетели они с командиром полка Бухтеевым на «Кобрах». Спарки не было - рядом пилотировали. Бухтеев почти у самой земли с трудом вывел... И сам инспектор сорвался в штопор, еле вывел... Улетел от нас, и больше мы этого инспектора не видели. И наше обучение на этом прекратилось. Когда «Кобры» кончались, Нам дали в 1945 году «Спитфайеры».


Летчики 103-го ГвИАП (гвардейского истребительного авиаполка) обладали значительным боевым опытом – и такие потери при освоении «Аэрокобр», справиться с которыми не могли бывалые летчики.


Неужели и в 1944-м году настолько опасен был для пилотов «Аэрокобры» штопор?


Николай Морозов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц