Версия для печати

Унитаз для президента

Чем после ухода со своего поста запомнится народу главный приватизатор страны
Анушкевич Борис
Фото: news2.ru

В социальных сетях мелькнула удивительная новость: глава Роснано Анатолий Чубайс объявил, что уходит наконец на пенсию. Вполне возможно, что это случилось в процессе обсуждения им с президентом очередного чудо-изобретения Роснано, которое Анатолий Борисович возглавляет 12 последних лет. Мы представили, на каком фоне и как мог происходить сей диалог. За его подлинность не ручаемся. В конце концов немало из того, что придумано в этой структуре и в виде образцов представлено миру Чубайсом, на деле может оказаться дорогостоящим блефом…

Как всегда, президент проснулся рано. Открыл глаза, и в тот же миг на экране монитора высветилось сообщение, которое продублировал приятный женский голос: «Пилотный экземпляр последней разработки Российской корпорации нанотехнологий – унитаз «Заглотыш» демонстрирует свои возможности». Тихо разъехались створки туалетной комнаты, к кровати также бесшумно проследовал, блестя хромом и пластиком, необычной конструкции робот. В метре от кровати остановился, на яйцевидном табло вспыхнула зеленая фраза: «Готов к работе». Ее повторил тот же ласкающий голос и добавил: «Инструкция и пульт ручного управления в кармане с левой стороны».

Немного опешивший от такой бесцеремонности хозяин спальни нажал кнопку пульта: «Это что за представление?». «Три дня назад привезли от Чубайса, – отчитывался на мониторе дежурный полковник охраны. – Руководители Службы безопасности и администрации в курсе. Анатолий Борисович просил заранее вам не докладывать, чтобы сделать сюрприз, а также заверил, что с вами оговорено. Нашими специалистами аппарат проверен».

Владимир Владимирович отключил связь. Действительно, в начале текущего года здесь, в Ново-Огареве Чубайс говорил о новых уникальных задумках и планах АО «Роснано»: искусственном интеллекте, образцах робототехники, компонентах сенсорики.

На разработки запросил выделить 20 миллиардов рублей из бюджета «Национальных проектов», на которые задумал создать Фонд проектов цифровой экономики. Пообещал также способствовать развитию малого и среднего бизнеса, на что также просил добавку в сумме 1,5 миллиарда рублей. Летом доложил, что Роснано создал-таки инвестфонд объемом четыре миллиарда рублей для поддержки цифровых технологий, половину суммы фонду предоставило государство. Может, это первая ласточка из скопища новых изобретений крутой структуры.

Президент встал с кровати, подошел к объекту, его дверцы распахнулись. Изнутри потянуло легким ветерком и запахом одеколона Amouage Dia. Мягкая сидушка коснулась подколенных ямок хозяина спальни, он опустился на овал, обтянутый шелковистой оленьей шкурой. Внизу с едва заметным шорохом сменились инструменты и приборы, заработал гидромассаж, затем с изменяемой температурой фен…

«Сеанс окончен», – напомнил голос. Сидушка продвинулась вперед, президент встал. Створки сошлись, на табло высветились оранжевые цифры, лирическое сопрано их озвучило: пульс, давление, частота дыхания, лейкоциты, эритроциты, белок.

Из рабочего кабинета по видеосвязи Владимир Владимирович делился впечатлениями с председателем правления ООО «УК «Роснано»: «Анатолий Борисович, какая ж тут инновация, за рубежом я пользовался подобной техникой много лет назад». «То были стационарные аппараты, Владимир Владимирович, с неудобными блоками управления, скудным набором функций, – возражал Чубайс. – А наш передвижной, полностью автоматизирован, с широчайшим диапазоном опций, отечественной электроникой и материалами. Прорывная технология, такого нигде в мире нет. Незаменимый помощник малоподвижным людям. Изготовим опытные образцы для домов престарелых и инвалидов, потом запустим в серию, предложим родственным учреждениям в ближнем и дальнем зарубежье. Работаем над вариантом для представительниц слабого пола…»

«Мне кажется, очередная ваша авантюра. В свое время вы провалили выпуск поликремния для солнечных батарей. Не принес ожидаемого экономического эффекта технополис «Химград» в Татарстане. А на эти проекты потрачено более 26 миллиардов рублей, – аргументировал президент. – Презентовали мне удобный и легкий планшет с гибким дисплеем, обещали снабдить ими российских учеников, чтобы не таскали в школу тяжелые ранцы, 150 миллионов долларов ухлопали, а планшетов школьники не дождались. Придумали уникальный мопед, который, по вашим словам, так же отличался от байков и велосипедов, как iPhone от кнопочных телефонов. Но в итоге пшик, выброшенные деньги. И считаете, что граждане в неоплатном долгу перед вами». «Согласитесь, Владимир Владимирович, россияне действительно должны благодарить бизнес за отстроенную страну, – охотно подхватил новую тему разговора бывший «верховный приватизатор».

«Может быть, отдельных представителей бизнес-сообщества и надо бы отметить, только вы никакого отношения к этим людям не имеете, – президент все жестче выказывал хваткому «олигарху» давно накопившиеся резоны. – Есть бизнес, который отстроил спортивные объекты, инфраструктуру к Сочинской Олимпиаде, возвел и реконструировал стадионы, аэропорты, гостиницы к чемпионату мира по футболу, создал скоростные удобные поезда, соединил автомобильным мостом Россию с российским Крымом. Всем этим ныне пользуются миллионы граждан. На таком фоне вклад в развитие страны возглавляемого вами Роснано ничтожный. Но это не касается ваших успехов в личном бизнесе, тут вы, как всегда, на высоте». Чубайс напрягся: такой поворот в разговоре его встревожил.

«Довольно часто мне докладывают о вашей деятельности в этом плане на пару с вашим давним другом и деловым партнером, ныне лондонским сидельцем Борисом Минцем, – хозяин кабинета продолжал прессовать собеседника фактами. – Ваши с ним делишки в финансовой корпорации «Открытие» нам хорошо известны. Эльвира Набиуллина, расстроенная миллиардными вливаниями в спасение одноименного банка, до сих пор не может успокоиться. Кстати, вы вернули проценты, полученные за нецелевое использование 20-миллиардного облигационного займа, обеспеченного государственной гарантией? Советую рассчитаться с государством, как это сделал из мест заключения бывший глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, выплатив штраф 130 миллионов рублей». «Владимир Владимирович, я же в налоговых декларациях все честно указал, – начал оправдываться Анатолий Борисович и неожиданно произнес: – летом, вы знаете, мне стукнуло 65 годков, имею право уйти на пенсию, оформить социальные льготы».

В этот момент изображение собеседника на его мониторе погасло. Путина раздражали увертки Чубайса, а чашу терпения переполнила попытка заявить о своей незаменимости, и он переключился на беседу с пресс-секретарем Песковым. «Дмитрий Сергеевич, доброе утро! Организуйте, пожалуйста, видеосвязь с Мишустиным по материалам к саммиту АТЭС, с Лавровым по материалам к встрече «Двадцатки» и по Договору СНВ-З», – расстроенный разговором с Чубайсом, президент немного нервничал, Песков это чувствовал. – И еще. Через полчаса пусть со мной свяжется Мурашко».

Президент «полистал» iPad, отпил несколько глотков из кружки-термоса и нажал кнопку с надписью «Д. Медведев». «Дмитрий Анатольевич, мое почтение! Твои в порядке, ковид не зацепили? – не ожидая ответа, продолжил: – Как ты относишься к Чубайсу? В сентябре 2008-го твоим президентским указом он был назначен гендиректором корпорации нанотехнологий». «Ты его тоже знаешь как облупленного, – с обидой в голосе отреагировал бывший премьер. – Помнишь, наверное, его слова о том, что каждый проданный завод на заре приватизации – это гвоздь в крышку гроба коммунизма. И надо сказать, он энергично, смело руководил этим процессом, своими делами прочно всаживал эти гвозди. Не забывая, конечно, о себе и своих друзьях».

«Да, Толя во всех интервью щеголял лозунгом «Задача приватизации – остановить коммунизм». Бесцветно отработал в РАО «ЕЭС» и в Роснано – отдачи нет. За 12 лет руководства этой структурой истратил миллиарды рублей, а заявленных высот в новых технологиях – кот наплакал». «Не его это дело, – произнес Дмитрий Анатольевич, его – отнять и распределить. Отправь на Север, пусть займется обустройством Арктики, там результаты труда будут на льду, то есть на виду...»

«О’кей, подумаю…» Путин встал из-за стола, сделал небольшую разминку и, желая отвлечься, включил телевизор. На Первом канале, перебивая друг друга, громко клеймили американских сенаторов-демократов, на «России 1» столь же бурно обсуждали проблемы Белоруссии и Украины, на НТВ витийствовали о заражении волонтеров коронавирусом в Великобритании. Все, как обычно. Президент выключил плазму, пригубил из кружки-термоса и вернулся к текущим делам.

В этот момент включилась громкая связь. Приятный женский голос произнес: «Дистанционные датчики зафиксировали максимальное наполнение вашего мочевого пузыря, «Заглотыш» предлагает свои услуги».

«Изощрен, рыжая бестия, потому и живуч», – с легкой улыбкой и уже без досады подумал о Чубайсе глава государства и направился к выходу из кабинета…

 

От редакции

Смешно, конечно. Но вдумайтесь: почему Владимир Путин до сих пор не устроил публичного суда над Чубайсом, где он мог бы на весь мир рассказать о том, кто ему позволил сделать ваучерную аферу и махинацию с залоговыми аукционами? А также он поведал бы о том, как учинил авантюру с ГКО (государственными краткосрочными обязательствами) и как это привело к катастрофе августа 1998-го. И еще о многом другом. То, что Чубайс и при Путине живет припеваючи, доказывает лишь одно: ВВП сам придерживается тех же взглядов. А все словеса о патриотизме-державности – лишь дымовая завеса.

Опубликовано в выпуске № 42 (855) за 3 ноября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц