Версия для печати

Кому ближе Ближний Восток?

Китай и РФ постепенно отвоевывают исконно американские зоны влияния
Полончук Руслан Калашников Максим
Фото: newsaboutturkey.com

Информация о том, что Китай и Иран близки к подписанию стратегического партнерства в сферах экономики и безопасности, вызвала у американских политических обозревателей новые опасения, что Вашингтон постепенно уступает Ближний Восток своему главному стратегическому конкуренту. Специалисты американской аналитической корпорации RAND Али Вайн и Колин П. Кларк в своем исследовании сравнили нынешнюю ситуацию с той, которая была после убийства в январе 2020 года командира Корпуса стражей исламской революции и сил «Аль-Кудс» генерал-майора Касема Сулеймани. Тогда атака на него подорвала американские отношения не только с Ираном, но и с Ираком, поскольку в результате удара беспилотника ВВС США он был убит в международном аэропорту Багдада, где также погиб командир иракского шиитского ополчения.

По мнению американских исследователей, в то время как Соединенные Штаты обеспокоены в первую очередь возрождающейся экспансией Китая на Ближний Восток после распространения COVID-19, американские элиты также обеспокоены потенциальным реваншем РФ, которая, возможно, сейчас является самым влиятельным внешним игроком как в Сирии, так и в Ливии.

В военно-доктринальных документах «Стратегия национальной безопасности» Белого дома (2017) и «Стратегия национальной обороны» Пентагона (2018) отмечено, что в основном текущие вызовы и угрозы национальной безопасности Америки связаны с возрождением соперничества с Пекином и Москвой. В то время как многие дискуссии в американских научно-исследовательских организациях сосредоточены на оценке ситуации в Азиатско-Тихоокеанском и Балтийском регионах, Ближний Восток становится все более заметным.

В июне 2020 года командующий Центральным командованием ВС США генерал Кеннет Маккензи-младший назвал этот регион ареной конкуренции «Дикого Запада», на которой КНР в основном пускает в ход свой экономический вес для создания долгосрочного стратегического «плацдарма», а Москва использует ограниченное, но «довольно интенсивное» развертывание военных средств, «чтобы подбросить песок в механизмы Америки» и «кажется, что она играет на мировой арене, когда дело касается ближневосточных проблем».

Американские специалисты признают, что некоторое ослабление влияния США на Ближнем Востоке было неизбежно по объективным причинам. Относительное превосходство Америки в мировых делах сейчас значительно ниже, чем в момент распада СССР. Между тем Китай и РФ могут воспользоваться ситуацией и превратить недовольство существующими раскладами сил после окончания холодной войны для укрепления своих позиций на Ближнем Востоке.

Между тем военные аналитики и общественность США все чаще призывают к пересмотру роли американского государства в Ближневосточном регионе не только из-за разочарования после почти двух десятилетий «военного болота» в Афганистане и Ираке, но и из-за настроений, что Соединенные Штаты должны ограничить или полностью вывести свои войска с территории Ближнего Востока. Хотя эта позиция не является единодушной, однако она набирает все больше сторонников: эссе Мары Карлин из Университета Джона Хопкинса и Тамары Кофман Виттес из Брукингского института в январском-февральском (2019) выпуске журнала Foreign Affairs, статья Совета по международным отношениям Мартин Индик в январе 2020 года в Wall Street Journal и статья Илана Голденберга и Кейли Томаса из Центра новой американской безопасности в июле 2020-го – три ярких тому примера.

Кому ближе Ближний Восток?

Наконец, приходят к промежуточному выводу американские аналитики, Ближний Восток теперь не играет столь важной роли в системе национальных интересов США, как это было десятилетием или двумя ранее. Революция в альтернативной энергетике, происходящая в Соединенных Штатах, делает их менее зависимыми от импорта сырой нефти и природного газа из региона, а контртеррористические операции США и так значительно снизили уровень угрозы, которую мировое джихадистское движение представляет для Америки.

Учитывая, что Вашингтон изменит баланс своих военных возможностей и перераспределит имеющуюся ресурсную базу в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, Пекин и Москва получат свободу маневра, чтобы вторгнуться на Ближний Восток, утверждают эксперты RAND. Китай является главным торговым партнером Ирана и десяти стран Лиги арабских государств, а в 2016 году он стал и крупнейшим инвестором в страны региона. Тем временем в 2017-м в Джибути в интересах военно-морских сил Народно-освободительной армии Китая была возведена первая китайская военная база за пределами континентальной части КНР.

Эксперты отмечают, что РФ продолжает позиционировать себя как «главный арбитр» в гражданских войнах в Сирии и Ливии, а продажа технологически сложных сис-

тем вооружения рассматривается политическим руководством РФ в качестве инструмента ближневосточной политики. В качестве наиболее удачного примера американские специалисты приводят системы противовоздушной обороны С-400, поставленные в Турцию, страну – член НАТО. Пекин и Москва также увеличивают продажи оружия другим странам региона, включая ключевого игрока – Саудовскую Аравию.

Американские аналитики констатируют, что обе страны продолжат использовать возможности для увеличения своего влияния на Ближнем Востоке, особенно если ошибки США позволят им сделать это с помощью поэтапных, не требующих больших усилий проектов, которые предполагают положительную отдачу от инвестиций. Например, продолжающаяся американская кампания «максимального давления» на Иран почти наверняка вынудит Тегеран развивать более тесные связи с Пекином.

В заключение хотелось бы отметить, что государства Ближневосточного региона пересматривают свои взгляды на взаимоотношения с США и КНР. По большому счету Вашингтон в регионе не может предложить ничего нового, кроме проецирования собственной военной мощи. Такой подход давно изучен местными политологами и в значительной степени предсказуем. Поэтому руководители ближневосточных стран находятся в поиске новых путей диверсификации экономики, в том числе и за счет расширения рынка телекоммуникаций.

Другим важным моментом является то, что подход Пекина к странам Ближнего Востока в основном соответствует региональному статус-кво. В партнерстве с ОАЭ, Саудовской Аравией и Египтом Китай, как представляется, опасается нарушить деликатный и нестабильный порядок. Работая с Турцией и Ираном в рамках партнерских отношений, но держа их на расстоянии вытянутой руки, Китай, похоже, осознает, что более глубокие связи с ними могут оттолкнуть ключевых региональных игроков и поставить под угрозу достигнутые им успехи. В то же время его всеобъемлющий подход, как представляется, ориентирован на все вероятные сценарии неопределенного будущего, при этом сохраняется возможность укрепления отношений, например, с Тегераном и Анкарой.

Руслан Полончук,
востоковед

 

Держаться подальше от Ближнего Востока

Важно поставить вопрос: а зачем нам Ближний Восток? Трамп более прагматичен – незачем вламывать бешеные деньги в эту «черную дыру», лучше потратить их на промышленное возрождение Америки. И если команда Путина попробует занять место США на БВ, то лишь быстрее утопит экономику РФ.

В свое время СССР истратил огромные ресурсы на БВ, но в итоге получил лишь огромные убытки и Египет, переметнувшийся на сторону Запада. Лучше бы строил не Асуан, а дороги в Нечерноземье. Или жилье для молодых семей. Теперь администрация Путина, «победив» в Сирии, получает сомнительное счастье в виде астрономических затрат на восстановление бывшей САР, конфликт с Турцией и перспективу ее экспансии на Кавказе. Потратить триллионы рублей лучше не в Сирии, а на борьбу с вымиранием Русского народа или хотя бы на перевооружение ВС РФ. И та же Ливия для сегодняшней РФ – бесполезная прорва. Ну воцарится маршал Хафтар с нашей помощью в Триполи, а после пошлет Москву подальше и пойдет за инвестициями в нефтегаз и в трубопроводы в ЕС к Западу.

КНР с ее огромной производительной экономикой, превосходя Москву по сей части на порядок, может позволить себе экспансию на БВ. А вот Российской Федерации, если она не хочет издохнуть от экономического истощения, следует сосредоточиться на действительно важных задачах. Среди коих борьба с демографическим угасанием нашего народа и бездорожьем, новая индустриализация и создание качественных рабочих мест, воссоединение русских (Донбасс), вложения в медицину, науку и образование. Что толку, если под фанфары о мнимых победах на Ближнем Востоке мы получим запустение и деградацию у себя дома? А хаос в том «гадюшнике» нам выгоден: тем выше будут цены на нефть, обеспечивая нам средства для вложений в новые

фабрики, заводы, автострады. И в жилье для молодых семей. К черту все эти вонючие дыры и ложную «геополитику»! Чем больше хаоса там – тем обильнее потоки беженцев да выгонцев в ЕС. И тогда ему будет не до наших дел на Украине и в Новороссии. Нам важно Белую Русь в сфере влияния удержать и в общее дело Развития вовлечь. Туда придется средства пускать. Никакие ливии-сирии сего не заменят. Не стоят они судьбы нашего народа. Сейчас надо вкладывать силы и средства прежде всего в самих себя. Догоняя ту же КНР по строительству дорог и жилья на душу населения, как и по доле промышленных роботов в производстве.

Опубликовано в выпуске № 42 (855) за 3 ноября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц