Версия для печати

«Хиросима» в ранце

Почему США снижают порог применения ядерных боеприпасов малой мощности
Фаличев Олег Черкашин Петр
Облегченная «голова» для БРПЛ «Трайдент-2». начинка – боевые блоки W 76-2. Фото: google.com

В сентябре 2020 года в ответ на выступление Владимира Путина президент США Дональд Трамп заявил о появлении в Америке новых видов оружия, которого-де нет у России. Среди них – термоядерная боеголовка сверхмалой (2–3 килотонны) мощности W76-2, которую он, видимо, и причислил к новинкам. Что в ней уникального, пока неизвестно, но все это говорит только об одном: США продолжают совершенствовать ядерный арсенал, разрабатывают новые виды таких ВВТ, которые можно неожиданно применить или тайно (до часа Х) перебросить на территорию противника. Среди них, судя по всему, и так называемые ранцевые боеприпасы.

Заместитель главы МИДа России Сергей Рябков тогда отреагировал так на вступление Трампа: все это говорит о допущении США ограниченной ядерной войны. «Появление на стратегических носителях США зарядов пониженной мощности означает, что ранее прозвучавшие в декларативной форме с американской стороны рассуждения о возможности применения такого рода средств в гипотетическом конфликте уже воплощаются в металле, в изделиях. Это отражение того, что США реально понижают ядерный порог, что они допускают для себя ведение ограниченной ядерной войны и победу в такой войне», – сказал он.

Но понервничать придется и самим американцам. В отличие от стратегических ядерных вооружений и боеголовок тактические ядерные боеприпасы никак не учитываются двухсторонними договорами. Если по СНВ-3 мы можем иметь не более 1550 ядерных блоков, развернутых на 700 носителях, то сколько тактических боезарядов и их носителей существует вообще – неизвестно. Как и в начале разоруженческого процесса 90-х годов, Москва и Вашингтон сейчас не могут найти компромисса по этому вопросу.

Крайне прискорбно, что такие боеприпасы не только выпадают из договоров, но и являются потенциальным оружием террористов. Переместить их через границу, устроить ядерный мини-взрыв труда не составляет. Не говоря уже о зарядах сверхмалой мощности – ранцевых боеприпасах. С таким ранцем за плечами можно перелететь через госграницу незамеченным ночью на целом ряде появившихся в последнее время средств. Это и дельтапланы, и парашюты типа планирующего крыла, и даже реактивные системы с монокрылом носимого типа. Что же собой представляет ранцевый ядерный боеприпас, чем он реально опасен?

Москва и Вашингтон взяли на себя обязательства не проводить ядерные взрывы в трех средах: воде, воздухе и под землей. Однако лазейка нашлась

Им планировалось вооружать специальные диверсионно-разведывательные группы, которым предписывалось скрытно доставлять фугасы на вражескую территорию и подрывать пункты управления, мосты, ракетные шахты, аэродромы. Это оружие могло использоваться для создания зон разрушения, завалов, пожаров, затопления и радиоактивного заражения местности.

Первые американские переносные заряды весили от 159 до 770 килограммов, что затрудняло их транспортировку вручную. Но со временем проблему решили: с 1964 по 1967 год были разработаны четыре разновидности боеприпаса SADM. Он представлял собой цилиндр диаметром 40 сантиметров, высотой 60 сантиметров и весом 68 килограммов. Мощность – от 10 тонн до килотонны тротилового эквивалента. Для переноски заряда использовался специальный рюкзак-контейнер, который подготовленный спецназовец вполне может переносить на себе длительное время. Ранее предполагалось десантировать группу на территорию противника парашютным способом. Один боец устанавливает мину, второй прикрывает. Но сегодня, повторим, средства доставки столь разнообразны, что парашютный способ отходит на второй план. Это коварное и страшное оружие, хозяев которого после его применения трудно будет идентифицировать.

Как в подобной ситуации должна поступать Россия – оставаться безучастной? Это было бы самой большой ошибкой, поскольку американские ястребы признают только силу. Поэтому подобное оружие разрабатывалось и в СССР. С 1967 по 1993 год были созданы специальные малогабаритные ядерные мины РА41, РА47, РА97, РА115. Шла работа и над так называемыми ядерными ранцами РЯ-6 весом 25 килограммов и мощностью до килотонны. По некоторым данным, они даже стояли на вооружении в частях специального назначения. А для борьбы с диверсантами противника в 1972 году в странах – участницах Варшавского договора были организованы специальные взводы разведки и уничтожения американских ядерных фугасов. Личный состав изучал их устройство, располагал оборудованием для поиска и обезвреживания.

На грани войны

Сегодня разрушена существующая система международной безопасности, создаваемая десятилетиями. В погоне за правом доминировать на планете США и их союзники диктуют другим странам правила поведения для усиления эксплуатации их экономик в своих интересах. Непокорным и отказывающимся подчиняться угрожают применением военной силы, раскачивают внутриполитическую ситуацию, используют экономические санкции и агентов влияния из элиты страны. Впрочем, так было всегда.

После первой атомной бомбы, примененной Америкой по Хиросиме, ядерное оружие прошло много этапов совершенствования и модернизации. Уменьшены габаритно-массовые параметры физических устройств, созданы более совершенные средства доставки их до цели. В арсенале появились термоядерные, нейтронные боезаряды и так называемые чистые ЯО, при взрыве которых выход долгоживущих радиоактивных изотопов существенно снижен.

«Хиросима» в ранце
Авиабомба B-61-11. Фото: voennoedelo.com

ЯО внедрено чуть ли не во все виды вооруженных сил, в том числе и у нас. В Сухопутных войсках – это части и соединения ракет оперативно-тактического и тактического назначения. Для артиллерийских систем калибра 203 миллиметра и минометов 240 миллиметров – ядерные снаряды сверхмалой мощности. Широкий спектр ядерных головных частей создан в ВМФ, ВВС, ПВО. Но закоперщиками тут по-прежнему выступают США. Совсем недавно стало известно о создании ими нового семейства ядерных головных частей для ВМФ. Речь о принятии на вооружение ядерного блока W76-2 мощностью пять-шесть килотонн для ракеты «Трайдент-2», устанавливаемой на подводных лодках типа «Огайо», который способен произвести сплошные разрушения и поражение живой силы в радиусе 2–2,5 километра. Указанная ракета снаряжается 14 головными блоками в термоядерном оснащении мощностью 100 килотонн. Вот они, чтобы обойти договор, как раз и заменяются на блоки мощностью пять килотонн. На разработку, производство такого ядерного физического устройства и его внедрение потребовалось полтора года. Столь короткий срок для принятия на вооружение нового ЯО стал возможен в силу того, что он сделан на базе блока W76-1. Снижение мощности ядерного боеприпаса произошло за счет удаления из термоядерного заряда W76-1 термоядерного горючего (урана, лития, дейтерия). В результате чего остался плутониевый триггер, а энерговыход нового заряда снизился до уровня пять-шесть килотонн.

Для чего еще командование Пентагона пошло на столь радикальный шаг в переоснащении ракет подводных лодок?

Во-первых, по заявлению американской стороны, у нового головного блока будет скорость, близкая к 17 М, и его оснастят системой самонаведения, позволяя достичь точности поражения цели с вероятным отклонением всего 50–90 метров.

Во-вторых, такие технические новации преследуют политические цели, в основе которых лежит идея развязывания войн с ограниченным применением ядерного оружия против одной отдельно взятой страны. Для этого не нужны большие мощности, так как в результате их применения может быть нанесен неприемлемый ущерб государствам, граничащим с объектом нападения.

В-третьих, американское военное командование считает, что страны НАТО существенно уступают России по количеству тактических ракетных комплексов и ядерных боезарядов к ним. В расчет берутся только 200 ядерных бомб, хранящихся на военных базах пяти европейских стран. Но за скобками остаются силы и средства стран НАТО, обладающих ядерным оружием: крылатые ракеты морского и воздушного базирования, размещенные на судах и самолетах, которые дислоцируются в Европе на постоянной основе или несут боевое дежурство на Европейском ТВД.

В дополнение к этому в Польше и Румынии развертываются системы ПРО, оснащенные ракетами двойного назначения.

Если все суммировать, то НАТО имеет явное превосходство над количественной составляющей тактических ракетных систем России в Европе. И это прямое доказательство того, что страны НАТО активно готовятся к часу Х. Но когда прозвенит звоночек, можно лишь предполагать. В качестве примера вспомним ту же Югославию. Кто мог подумать, что по ней будет нанесен бомбовый удар, в том числе боеприпасами с обедненным ураном?

Самый компактный

Ласковым именем «Малыш» называлась первая атомная бомба, убившая в Хиросиме десятки тысяч мирных граждан. Самый маленький в мире артиллерийский ядерный боеприпас был также изготовлен в США еще в конце 50-х. Он получил имя Davy Crockett в честь американского конгрессмена и офицера Дэвида Крокетта (1786–1836), чье имя ныне прочно вошло в американский фольклор. Официальное обозначение боеприпаса M388.

Предназначался «Дэви Крокетт» для решения тактических задач в случае вторжения советских войск в Западную Германию или северокорейских войск – в Южную Корею. Мощность – 10–20 тонн, масса – 34,5 килограмма. Имел регулятор высоты взрыва. Запуск М-388 производился 120-мм либо 155-мм безоткатным орудием. Дальность полета при этом равнялась 2000 или 4000 метров соответственно. При этом минимальное расстояние от точки взрыва до расчета орудия должно было быть не меньше 800 метров – в этом случае личный состав не получал большую дозу ионизирующего излучения.

«Хиросима» в ранце
Боевые блоки W 76-2. Фото: google.com

Но в радиусе 400 метров от эпицентра взрыва радиация была смертельной – именно это главный поражающий фактор боеприпаса, поскольку ударная волна при взрыве имела небольшую силу. Орудие обслуживалось расчетом из трех военнослужащих и могло быть установлено на треноге или внедорожнике (сегодня это может быть джихадомобиль). Производство М-388 началось в 1958 году, всего было выпущено 2100 единиц «Крокеттов». В 70-х годах он стал постепенно сниматься с вооружения и в настоящий момент не используется, так и сохранив за собой имя самого маленького ЯБ.

Что касается самой маленькой боеголовки в США, то это W-54 Davy Crockett. Она имеет мощность порядка 0,01 килотонны. А самый слабый ядерный взрыв (18 т тротилового эквивалента) произведен в США 17 июля 1962 года.

В СССР также разрабатывались заряды мощностью 0,1 килотонны. При воздушном взрыве мощностью 0,01 килотонны смертельный радиус действия ударной волны составляет 150 метров, светового излучения – 74 метра, проникающей радиации – 300 метров. Советские/российские тактические атомные боеприпасы размещаются в артиллерийских снарядах диаметром 152 миллиметра и на сегодня являются наиболее компактными, хотя имеют большую мощность. Дальность стрельбы – не менее 18 километров, чтобы гарантированно не пострадал артиллерийский расчет. В СССР были испытаны также 120-мм боеприпасы для орудий и минометов.

Сегодня самый компактный российский ядерный тактический боеприпас – это корабельный унифицированный 130-мм снаряд. За ним следует 152-мм гаубичный снаряд и 240-мм для миномета 2С4 «Тюльпан». Научным руководителем проекта был знаменитый советский физик-ядерщик Евгений Забабахин. Его группе удалось создать уникальный по мощности и массогабаритным характеристикам боеприпас, выдерживающий перегрузки артиллерийского выстрела без разрушений и снижения эффективности. Он разработан в обводах штатного осколочно-фугасного снаряда для пушек Д-20, МЛ-20, самоходных гаубиц 2С3 «Акация», 2С5 «Гиацинт-С», буксируемых «Гиацинт-Б». Получается, послать вероятному противнику ядерный привет могла вся советская артиллерия калибром 152 миллиметра и выше. Но в начале 90-х годов артиллерийские ядерные боеприпасы в СССР были ликвидированы.

Остальные калибры снарядов в 2004 году приказом Верховного главнокомандующего были разобраны Росатомом в надежде, что так же поступят США. Но этого не произошло: они не попадали под действия договоров о сокращении ядерных потенциалов. Что касается компактных ядерных фугасов, то они, по некоторым данным, сегодня могут быть размером с детский чемоданчик.

Понятно, что даже ядерные боеприпасы самого малого калибра и ранцевого снаряжения – грозное оружие. Но беда России в том, что у нее есть не только внешние, но и внутренние враги. В свое время Збигнев Бжезинский очень метко подметил: «Россия может иметь сколько угодно ядерных чемоданчиков и ядерных кнопок, но поскольку 500 миллиардов долларов российской элиты лежат в наших банках, вы еще разберитесь: это ваша элита или уже наша? Я не вижу ни одной ситуации, при которой Россия воспользуется своим ядерным потенциалом».

Увы, Бжезинский прав, и новая история с изъятием правоохранительными органами беспрецедентной суммы (32,5 миллиарда рублей) у бывшего министра по вопросам Открытого правительства Михаила Абызова подтверждает это. До тех пор пока такие суммы, равные годовому бюджету районного города, будут уворовывать в России наши чиновники, нам никакой враг большего ущерба не нанесет.

Смертоносная концепция

В настоящее время в США активно обсуждается концепция использования ядерного оружия малой мощности для поражения подземных бункеров. Взрыв заряда должен происходить после проникновения бомбы на несколько десятков метров в глубь земли, что, по мнению ученых, сведет к минимуму риск радиоактивного заражения местности. Рассматривается возможность использования для этих целей авиабомбы B-61-11 с боеголовкой 0,3 килотонны. Кстати, В-61 сейчас размещают уже в Европе, стараясь таким образом приучить европейцев свыкнуться с возможностью перерастания обычной войны в ядерную.

Среди российских средств ядерные заряды сегодня могут нести оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М», крылатые ракеты морского базирования «Калибр», авиационные комплексы «Кинжал» на высотных перехватчиках МиГ-31К, а также сверхмощные 240-миллиметровые минометы 2С4 «Тюльпан» и 203-миллиметровые гаубицы 2С7 «Пион». Последние две системы относятся к резерву Верховного главнокомандования.

Когда-то подобные ВВТ действительно стояли в Западной группе войск и должны были в случае конфликта с НАТО остановить продвижение противника с помощью ядерных фугасов. В 1990 году после подписания Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) все атомные самоходки вывели из состава Вооруженных сил и убрали на базы хранения за Урал.

Согласно Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний еще в 1996 году Москва и Вашингтон взяли на себя обязательства не проводить ядерные взрывы в трех средах: воде, воздухе и под землей. Однако лазейка нашлась. Это проведение так называемых подкритических (США) и гидродинамических (Россия) экспериментов. Их сущность в проверке ядерного вещества на стадии обжатия взрывом химической взрывчатки. Такой «взрыв» составляет не более 0,1 кт в тротиловом эквиваленте. И хотя в эксперименте присутствует определенное количество урана-235 или плутония-239, ударной волны, светового излучения, проникающей радиации и электромагнитного излучения не возникает.

Эксперименты с макетами ядерных устройств могут проводиться в тех же штольнях и по такой же технологии, что и при работе с полноценными ядерными устройствами. В США – это ядерный полигон в Неваде. В России – побережье пролива Маточкин Шар архипелага Новая Земля. Макет испытуемого устройства помещается в специальный контейнер, который обкладывается бентонитовой глиной, вход в штрек бетонируется, после чего устройство готово к взрыву. Специальный контейнер позволяет производить подкритические эксперименты без особого риска для окружающей среды и людей на открытом воздухе даже на внутренних полигонах. Испытатели при этом могут находиться недалеко от устройства.

Так что модернизация американских подводных ракетоносцев нам, быть может, менее неприятна, чем возвращение ядерных зарядов малой мощности в концепцию ведения боевых операций. Американцы планировали сделать это еще в 1991 году в Ираке, когда собирались взорвать над страной ядерный заряд с мощным электромагнитным импульсом. Взрыв должен был вывести из строя систему управления ПВО, но тогда США не решились создать прецедент. Однако соблазн остался. Стандартный ядерный боезаряд, сброшенный в Японии, имел мощность 20 килотонн и уничтожал все в радиусе более 10 километров. Можно предположить, что «Малышка» W76-2 кратно поразит меньшую площадь и впишется в рамки концепции «неприемлемого ущерба».

Что касается Российской Федерации, то мы должны забыть о правилах обходительности в отношениях с так называемыми партнерами, которые пекутся только о своей выгоде. С волками жить – по-волчьи выть. Иначе нас просто проглотят и не подавятся. «Иначе нас сомнут», – сказал Сталин за 10 лет до Великой Отечественной и оказался прав: не проведи мы индустриализацию, СССР не отразил бы нашествие гитлеровских моторизованных полчищ.

Впрочем, в послевоенной мировой истории есть и другие примеры. Смогли договориться на грани ядерной катастрофы Никита Хрущев и Джон Кеннеди, Михаил Горбачев и Рональд Рейган, Дмитрий Медведев и Барак Обама.

СНВ-3 истекает в 2021 году. Времени отойти от края пропасти остается все меньше. Нашим «партнерам» нельзя рассчитывать на какие-либо новые концепции использования ядерного оружия малой мощности. Победы они даже в локальной войне не принесут. Напротив, вызовут сокрушительный ответный удар всей мощи стратегических ядерных сил Российской Федерации.

Опубликовано в выпуске № 42 (855) за 3 ноября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц