Версия для печати

Последний козырь Антанты

Почему Польша так и не стала второй Речью Посполитой
Перелыгин Сергей Соколов Борис
Парад польских войск в оккупированном Киеве. 8 мая 1920 года

Отношения России с Польшей издавна (исключая период СССР) носят конфликтный характер по разным причинам, многие из которых уходят своими корнями в глубь истории. В советское время о них не принято было говорить. Но сегодня, когда Польша стала членом НАТО и проводит в отношении Российской Федерации агрессивную, недружественную политику, об истоках и причинах таких противоречий надо знать, чтобы не совершать новых ошибок.

100 лет назад, 23 октября 1920 года ВЦИК РСФСР утвердил условия прекращения войны советской России со Второй Речью Посполитой. К сожалению, в нашей истории она, как правило, именуется советско-польской войной 1920 года. В действительности польские соединения и части начали боевые действия против советской России еще зимой 1918 года. И не сами по себе, а как составная часть армий обеих противоборствующих коалиций Первой мировой войны – Четверного союза и Антанты. Эта война стала очередной в многовековом противостоянии Польши против России.

Истоки противостояния

Но началось все еще раньше. В 1018 году Киев был захвачен войсками польского короля Болеслава I. В начале XVII века король Сигизмунд III и польские магнаты вновь воспользовались смутным временем. Вместе с наемниками из многих европейских государств взяли Смоленск, Москву, дошли до Волги. Однако в ноябре 1612-го народным ополчением во главе с Мининым и Пожарским были изгнаны из Кремля.

Окрепшая к XVIII веку Российская империя нанесла серию ответных ударов, приведших к трем разделам Польши и присоединению большей ее части к России. Но результатом приобретения стало стремление родовитой шляхты искать союзников среди русских врагов. В 1812 году приблизительно из 600-тысячной армии Наполеона около 100 тысяч были подданным герцогства Варшавского с ядром в виде корпуса князя Понятовского. После их разгрома на протяжении XIX и начала XX века поляки многократно поднимали меч против России. Неудивительно, что с началом Первой мировой были сформированы очередные польские легионы по инициативе будущего главы польского государства Юзефа Пилсудского. До сентября 1916 года легионеры воевали с русской императорской армией. Затем их отвели с передовой и передали под начало немецкого генерала Ганса фон Безелера как «Польский вермахт». Несмотря на скромную численность, он стал костяком будущего войска Второй Речи Посполитой.

Британское правительство предъявило ультиматум о заключении перемирия и отводе войск на 50 километров восточнее линии Керзона. Красная Москва в переговоры с поляками вступить согласилась, но наступление не прекратила

Многие волонтеры-поляки из расформированных корпусов в первые месяцы советской власти практически открыто направлялись в регионы планируемых вторжений: Кольский полуостров, Западная Сибирь, Причерноморье. На севере, вспоминал в мемуарах британский главнокомандующий Эдмунд Айронсайд, с осени воевал «польский легион, насчитывавший около трехсот человек, под командованием талантливого офицера графа Соллогуба. Солдаты были исполнены патриотизма и выглядели весьма неплохо в своей небесно-голубой форме и своеобразных польских фуражках. Ими управляли французы через военного атташе». В Сибири после ликвидации там советской власти чехословацкими легионерами летом 1918 года с благословения польского генерала Галлера также начали формироваться польские легионы. А генерал Желиговский осенью 1918 года на захваченной Добровольческой армией Кубани сформировал 4-ю дивизию польских стрелков.

Все эти агрессии велись, несмотря на то, что еще 10 декабря 1917 года российский Совнарком декретом признал независимость Польши. 1 февраля 1918 года последовал декрет «Об охране предметов старины и искусства, принадлежащих польскому народу». 20 июня нарком просвещения Анатолий Луначарский подписал «Постановление о возвращении польскому трудовому народу эвакуированного из Польши культурного, художественного, научного и исторического достояния». А 29 августа Ленин подписал Декрет об отказе от договоров и актов, заключенных правительством бывшей Российской империи о разделах Польши.

9 ноября 1918 года в Германии произошла революция. Несмотря на требование подписанного 11 ноября Компьенского перемирия оставить войска на Востоке на прежних позициях до указаний Антанты, немцы стали создавать советы и уезжать на родину. Пилсудский, находившийся в то время в почетном заключении у немцев, был ими освобожден, привезен в Варшаву и 18 ноября сформировал правительство, положив начало Второй Речи Посполитой. О восточных границах он говорил так: «Здесь дверь, которая открывается и закрывается, и все зависит от того, кто и как широко откроет ее силой».

Далее, к востоку «от Гельсингфорса до Тифлиса», им предполагался антироссийский «буфер» из вассальных государств. План стал осуществляться незамедлительно: как в «коренной Польше», так и в еще оккупированных немцами восточных территориях из бывших австро-венгерских, германских легионов и корпусов быстро вырастала польская армия, сперва добровольная, затем по призыву. 1 января 1919 года легионеры захватили Вильно (Вильнюс), но уже 6-го были изгнаны продвигающейся за отходящими немцами РККА.

Франция (Раймон Пуанкаре и Жорж Клемансо) энергично поддержала Пилсудского. Надавили на немцев, и те заключили с Польшей соглашение о передаче позиций в Литве и Белоруссии, а также пропустили через свою территорию армию Галлера из Франции. Начали снабжать поляков самым совершенным оружием вместе с техническим персоналом, часть оружия передали немцы. С февраля от Немана до Припяти возник сплошной советско-польский фронт.

Под контролем англичан

Главнокомандующий РККА Иоаким Вацетис в докладе Ленину 25 февраля так охарактеризовал предполагаемый рубеж наступления РККА на Запад и ожидаемые действия Запада: «Общей целью нашего продвижения является достижение наших границ с Польшей, в силу чего фронту поставлена задача достигнуть линии реки Немана с крепостями Ковно, Гродно, рек Шары, Ясельды и Припяти. Имея в виду притязания Польши на некоторые области Литвы и Белоруссии, часть которых уже занята нами, необходимо ожидать, что Польша при поддержке держав Согласия попытается вооруженной рукой остановить наше продвижение, чему сейчас мешает ей борьба с германцами в Пруссии, Познани, Силезии и с украинцами в Восточной Галиции. Нет сомнения, что прекращение борьбы в этих областях поставит нас лицом к лицу с польской армией». Документ доказывает отсутствие агрессивности у новой России и дает точный прогноз польской экспансии – Пилсудский приказал наступать.

Последний козырь Антанты
Буденный и Ворошилов в Ровно

2 марта группа генерала Станислава Шептицкого заняла Слоним, 5 марта группа генерала Антония Листовского – Пинск. Сибирь продолжали оккупировать многонациональные силы под началом французского генерала Мориса Жанена, в их рядах 25 января 1919 года была развернута 5-я дивизия польских стрелков численностью более 16 тысяч. Ее номер подчеркивал формальное вхождение в армию Галлера. Дивизия весь год боролась с красными партизанами почти на 1000-километровом отрезке Транссиба от Новониколаевска (Новосибирск) до станции Клюквенная (Уяр).

Дальний Восток оккупировали войска Японии и США. С Севера наступали войска Айронсайда, в их числе польские «мурманчики». В апреле в Белоруссии группа войск польского генерала Эдварда Рыдз-Смиглы, используя подразделения, переодетые в красноармейскую форму, захватила Вильно. Затем были взяты Лида, Новогрудок и Барановичи. 15 мая все группы объединили в Белорусско-Литовский фронт под командованием генерала Шептицкого. В июле 1919-го польские войска заняли Молодечно, а 8 августа – Минск. 29 августа, задействовав роту французских танков Рено FT17, поляки оккупировали Бобруйск, 10 сентября – Борисов. Затем Дубно, Кременец и Ровно.

Осенью Пилсудский активно проводил политику, которую ныне называют многовекторной: делал Ленину намеки о мире и одновременно Деникину о поддержке в борьбе с большевиками. К концу 1919 года Польша захватила всю Литву, почти всю Белоруссию и Западную Украину, но границ 1772 года ей достичь не удалось.

Необходимо помнить, что на Западе весь 1919 год против советской России воевала помимо Польши (с Францией за спиной) полноценная коалиция Финляндии, Эстонии, Германии и петлюровской УНР. Балтику полностью блокировал флот Великобритании. Поляки формировали литовско-белорусские дивизии, снабжали петлюровцев. Экспансия продолжалась, очередные мирные советские предложения остались без ответа.

По мере продвижения в глубь Литвы, Белоруссии, Украины нарастал отпор местных жителей польской агрессии, ширилось партизанское движение. Яркий тому пример – знаменитая Рудобельская республика. Одновременно польские солдаты все более теряли понимание целей войны, а вместе с ним и боеспособность.

8 декабря Верховный совет Антанты рекомендовал установить временную восточную границу Польши, известную впоследствии как линия Керзона. Но требований по выводу польской армии с оккупированных территорий Антанта не выдвинула, чем воспользовался Пилсудский. Он решил пограничные споры с чехословаками и немцами, стал готовиться к продолжению войны с советской Россией.

25 января 1920 года группа Рыдз-Смиглы из 30 тысяч человек и 25 танков при поддержке войск буржуазной Латвии захватили Двинск (Даугавпилс) на правом фланге Западного фронта РККА. Очередные советские мирные предложения были проигнорированы. 6 марта поляки захватили Мозырь и Речицу, после чего новым командующим Западным фронтом был назначен Михаил Тухачевский, а из войск южной части организован Юго-Западный фронт под командованием Александра Егорова.

Весной 1920 года Пилсудский, назначенный маршалом Польши, решил завершить свой проект «антироссийской федерации» захватом всей Украины. Здесь были сосредоточены основные силы в составе трех армий: 3-й Рыдз-Смиглы, 2-й А. Листовского и 6-й В. Пашкевича, группы полковника Ю. Рыбака и частей УНР общей численностью 65 тысяч штыков и сабель. Этим войскам на фронте более чем 300 километров противостоял Юго-Западный фронт в составе ослабленных предыдущими боями 12-й армии Сергея Меженинова и 14-й армии Иеронима Уборевича численностью 18,5 тысячи штыков.

Советское руководство понимало, что поляки готовятся нанести удар. Однако только в конце марта было покончено с белой армией Деникина на Кавказе и войскам предстояла долгая переброска на новый фронт в условиях разрухи на железных дорогах.

19 апреля два польских самолета бомбили Киев, а 25-го войска под командованием самого Пилсудского начали подготовленное втайне наступление на Украине. 28 апреля в захваченном Житомире Пилсудский выступил с воззванием к украинскому народу о «независимости Украины», 6 мая была взята Белая Церковь, а 8-го в Киев вошла польская пехота. Поляки создали на левом берегу Днепра глубиной 15 километров плацдарм и начали на нем закрепляться. Но несмотря на численное превосходство и стремительное продвижение, окружить части РККА не удалось, они достаточно организованно отступили за Днепр.

Советское руководство широко мобилизовало на отпор агрессору не только партийные кадры, но и бывших царских офицеров. 2 мая по инициативе генерала Алексея Брусилова с ним во главе было создано «Особое совещание по вопросам увеличения сил и средств для борьбы с наступлением польской контрреволюции» при главкоме. Одновременно шло укрепление Юго-Западного фронта, в качестве начальника тыла был назначен Феликс Дзержинский, а членом Военного совета фронта – Иосиф Сталин.

Пройдя походным порядком за 52 дня более тысячи километров, в районе Умани сосредоточилась Первая конная армия Семена Буденного. Она имела численность более 16 тысяч сабель с 48 орудиями, 8 броневиками, 6 бронепоездами и 12 самолетами. 26 мая Конармия начала обход с запада 3-й польской армии, 5 июня прорвала фронт и устремилась на северо-запад, обходя мощный узел обороны – Казатин. Конники сразу добились успеха, освободив 7 июня Житомир и Бердичев. Были освобождены из плена пять тысяч человек, а из местной тюрьмы две тысячи политзаключенных, захвачены склады с боеприпасами, эшелоны с вооружением и лошадьми.

Из-за угрозы окружения 3-я польская армия Рыдз-Смиглы стала поспешно отступать. 12 июня части 12-й армии РККА вступили в Киев. 4 июля началось наступление Западного фронта, куда из Центральной России были переброшены резервы. 10 июля Красная армия вошла в Бобруйск, 11-го были освобождены Молодечно и Минск.

В середине июля поляки пытались восстановить линию фронта, опираясь на старые немецкие позиции, однако они были прорваны новыми 3 и 4-й армиями и 14 июля наши войска вошли в Вильно (Вильнюс). 25 июля взят Волковыск. Поляки пытались перейти в контрнаступление с рубежа реки Западный Буг вдоль Варшавской железной дороги против правого фланга Западного фронта, но исход боев решил маневр 3-го конного корпуса Г. Гая, который по южной опушке Августовских лесов обошел польский левый фланг в районе крепости Осовец.

Мечты Пилсудского

После этого в польской армии усилились пораженческие настроения. Не спасала даже французская помощь. Британское правительство, стремясь остановить большевиков, предъявило ультиматум о заключении перемирия и отводе войск на 50 километров восточнее линии Керзона. Красная Москва в переговоры с поляками вступить согласилась, но наступление не прекратила. Более того, было решено начать советизацию Польши.

31 июля в Белостоке сформировали Польревком под председательством Мархлевского и фактическим главенством Дзержинского. Но как отметил впоследствии наркомвоенмор Лев Троцкий: «Мы, однако, переоценили революционность внутреннего положения Польши в тот период».

В первых числах августа была перерезана железная дорога Данциг (Гданьск) – Варшава. Пехота продвигалась медленнее, но к 10 августа стала обходить Варшаву с севера и северо-запада, повторяя маневр армии фельдмаршала Ивана Паскевича в 1831 году. Однако к моменту выхода к Висле численность дивизий упала до 2000–2500 человек. Войска испытывали острую нужду в снабжении: они прошли более 500 километров по территории с сильно поврежденной противником транспортной сетью и отставшим тылом. Сказалось и наступление фронтов по расходящимся направлениям.

Поляки, напротив, провели дополнительную мобилизацию и набор добровольцев, их подогреваемый националистами боевой дух возрос, линии снабжения сократились. Из Франции, США, Италии потоком шли вооружение, снаряжение и волонтеры. Польское командование с помощью французских советников во главе с генералом Максимом Вейганом подготовило план разгрома ослабленных частей нашего Западного фронта. Были созданы две ударные группировки: под командованием Галлера и маневровая под командованием Пилсудского. К тому же поляки смогли расшифровать советский радиокод, так они узнали о слабости Мозырской группы, на линии в 150 километров державшей слабую связь с Юго-Западным фронтом. По ней и нанесла удар группа Пилсудского.

Части 4-й армии РККА численностью примерно 40 тысяч были интернированы. Красная армия отступила из Галиции. Поляки перед заключением мира стремились захватить максимум территории, 9 октября генералом Желиговским был взят Вильно. 12 октября в Риге между советскими Россией и Украиной – с одной стороны и Польшей – с другой было подписано перемирие. Польша обязалась прекратить оказывать помощь Петлюре и Врангелю. Но бои под Минском продолжались, и на два дня полякам удалось его захватить. 18 октября по всей линии фронта огонь прекратился. 23 октября перемирие было утверждено советским ВЦИК, а 26 октября польским сеймом. 10 ноября с территории советской Украины были вытеснены остатки петлюровских частей. Мечты Пилсудского о границах до 1772 года остались мечтами.

Эту войну Польша вела, совершая множественные военные преступления, ужасавшие современников. Советское руководство регулярно указывало на них в своих нотах правительству Польши и правительствам стран Антанты. В ноте от 8 января 1919 года говорится «о беспримерном преступлении, совершенном над делегатами российского Красного Креста 2 января 1919 года». В ноте от 3 июня 1919 года приводится список 55 лиц в возрасте от 12 до 68 лет, убитых во время еврейского погрома в апреле в Вильно. Нота от 29 мая 1920 года приводит факты варварства оккупантов на Украине. Нота от 2 июня 1920 года гласит, что отступив из Борисова, поляки с другого берега Березины подвергли город уничтожающему артиллерийскому обстрелу и превратили в груды развалин. Нота от 11 июня 1920 года указывает, что «прекрасный собор Святого Владимира, эта не имеющая себе равных жемчужина русского религиозного зодчества и уникальный памятник с бесценными фресками Васнецова, был уничтожен поляками при отступлении».

Поэтому сейчас, когда потомки поляков педалируют тему катынских расстрелов, обвиняя Россию, полезно помнить, кто творил кровавые дела в Сибири, Белоруссии, на Украине и в Литве. Ущерб, нанесенный поляками в 1919-м и особенно в 1920-м, серьезно недооценен. Прямые и косвенные последствия войны, которую они вели вместе со «старшими партнерами», подчиняясь их приказам и при их помощи, прискорбно сказались на всем последующем становлении и развитии Советского Союза.

Ныне, когда усилия постсоветских руководителей России «войти в Европу» успехом не увенчались, а поляков там, напротив, привечают и прочат им ту же роль, что и сто лет назад, помнить и напоминать о той войне – настоятельная необходимость.

Опубликовано в выпуске № 43 (856) за 10 ноября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц