Версия для печати

ГОЗ и ныне там

Пулин Геннадий
Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов, выступая недавно с отчетом в Госдуме по реализации антикризисных мер, подтвердил, что при сокращении расходов федерального бюджета государственный оборонный заказ (ГОЗ) остался нетронутым. Все, что было по ГОЗ, сохранилось в полном объеме на 2009 год. Такой же объем будет предусмотрен на 2010 год. При финансировании гособоронзаказа в 2009 году, как известно, были определенные проблемы. Правительство меняло бюджетные обязательства, Министерство обороны долго не заключало контракты. Но сейчас в основном контрактная работа завершена.
Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов, выступая недавно с отчетом в Госдуме по реализации антикризисных мер, подтвердил, что при сокращении расходов федерального бюджета государственный оборонный заказ (ГОЗ) остался нетронутым. Все, что было по ГОЗ, сохранилось в полном объеме на 2009 год. Такой же объем будет предусмотрен на 2010 год. При финансировании гособоронзаказа в 2009 году, как известно, были определенные проблемы. Правительство меняло бюджетные обязательства, Министерство обороны долго не заключало контракты. Но сейчас в основном контрактная работа завершена.
{{direct}}

Со счетов казначейства предприятиям ОПК в рамках гособоронзаказа перечислено свыше 60% денежных средств. Однако есть проблемы, которые, по словам Шувалова, заключаются в том, что всецело эти рычаги не находятся в руках правительства: денежные средства попадают на счета головных исполнителей по гособоронзаказу и они имеют большое количество предприятий по кооперации, по исполнению финальной продукции. Деньги со счетов этих компаний вниз для предприятий не поступают.

Сейчас правительство рассматривает вопрос о повышении финансовой дисциплины предприятий. «Для нас это общая задача, – подчеркнул в Госдуме первый вице-премьер, – такие механизмы надо разработать. Значит ли это, что мы ничего делать не будем? Нет».

Он сообщил, что министр обороны лично и его заместитель по вооружению Владимир Поповкин занимаются вопросами пробивания этих средств от головников до всех предприятий кооперации. «Мы считаем, что в целом эта работа в большей части будет в ноябре закончена, денежные средства будут в эти оставшиеся месяцы равномерно распределены», – сказал Игорь Шувалов.

В свою очередь Владимир Поповкин, на плечах которого в военном ведомстве и лежит основная тяжесть реализации антикризисных мер по поддержке оборонно-промышленного комплекса, не устает разъяснять общественности суть этих мер и свое видение решения возникающих при этом проблем. В частности, он считает, что Военно-промышленная комиссия при правительстве РФ должна четко определять кооперацию предприятий ОПК при создании продукции военного назначения. Комиссия, говорит Поповкин, должна по большим, серьезным проектам утверждать кооперацию. И в этой кооперации прописывать второй, третий уровень. Тогда они станут полноценными участниками гособоронзаказа и на предприятия второй и третьей кооперации распространятся все требования, в том числе и Федеральной службы по тарифам, которые предъявляются к предприятиям так называемой прямой «оборонки».

Поповкин отмечает: сегодня в ценовой политике мы дошли до того, что стоимость наших образцов вооружения стала сопоставима со стоимостью образцов вооружения западных стран. Но уровень заработной платы при этом совершенно разный. Между тем, как показывает статистика, цены, в частности на некоторые материалы, в условиях кризиса снижаются, но никто еще не пришел и не предложил снизить стоимость единицы продукции.

Фото: Петр Кассин

В качестве одного из примеров Поповкин приводит подписанный в ходе авиасалона «МАКС-2009» контракт на 64 самолета Су-35С. Лично работая со второй кооперацией, удалось снизить стоимость на 30 млрд рублей, подчеркнул он. Такая же работа проводилась по ракете «Ангара». Руководство Центра Хруничева утверждало, что требуется 10 млрд рублей. Стали разбираться. Оказывается, надо всего 250 млн рублей. «Разница есть?» – риторически спрашивает замминистра.

Он также подтверждает, что основной приоритет ГОЗ на 2010 год – современная техника, которая отвечает лучшим мировым стандартам. Это не новая, а именно современная техника, подчеркивает Поповкин. «К сожалению, некоторые образцы, которые нам навязывает оборонная промышленность, мы не хотим и не будем покупать, потому что они не удовлетворяют современным требованиям вооруженной борьбы», – отмечает он. Подчеркивая при этом, что Минобороны очень тщательно сравнивает то, что производит отечественный ОПК, с тем, что есть у потенциального противника, чтобы при моделировании определить – есть ли результат от закупаемой техники.

И в этом году, и в следующем значительно будет сокращено финансирование ремонта вооружения и военной техники. В самом деле, многие образцы, которыми сегодня оснащена Российская армия, ремонтируются уже около 20 лет, и если продолжать в том же духе, то это выйдет армии боком.

Так, Минобороны пока не определилось с целесообразностью финансирования работ по ремонту и модернизации тяжелого атомного ракетного крейсера (ТАРК) «Адмирал Нахимов», поскольку, как совершенно справедливо полагает Поповкин, прежде чем приступать к модернизации того или иного образца вооружения, надо четко представлять, сколько это будет стоить и какой даст результат. «Мы в модернизацию входим, как в темный лес», – говорит он, отмечая, что цена работ по «Нахимову» составляет больше 1 млрд долларов. Поэтому прежде чем принимать подобные решения, надо все очень хорошо посчитать, тщательно взвесив «за» и «против», отмечает Поповкин.

По неофициальным данным, завершить ремонт и модернизацию крейсера «Адмирал Нахимов» на Севмаше планировалось в 2011 году, но уже сейчас ясно, что эти сроки будут пролонгированы.

В то же время руководство Минобороны, похоже, уже убедило всех, кого нужно, в целесообразности закупок за рубежом вооружений, которые не в состоянии производить российская промышленность. «У нас нет доков, чтобы построить авианосец, но когда начинаются какие-то разговоры о том, что кто-то ведет переговоры с французами, поднимается шум, что нельзя этого делать. Мы, мол, погубим отечественную судостроительную промышленность. Но эта промышленность не может сделать то, что нам надо», – говорит Поповкин.

По его образному выражению, гособоронзаказ – это не собес, который должен поддерживать оборонные предприятия. Пятидневная война на Кавказе в августе прошлого года показала, что армия должна быть оснащена современными вооружениями. По крайней мере эффективность нашего оружия должна быть сопоставимой стоимости, отмечает замминистра.

Допустимо, по его мнению, импортозамещение при производстве оборонной продукции. «Сегодня нельзя быть абсолютно закрытыми. Импортная элементная база должна быть и международная кооперация должна быть. Вопрос только в том, где и как», – отмечает Поповкин. Ее, разумеется, не должно быть в стратегических ядерных силах, системах боевого управления и т. д., но в других сферах это возможно.

Именно по этой логике было, видимо, принято решение о приобретении в Израиле небольшой партии «беспилотников» (14 штук). «Если мы семь миллиардов «вкатили» в беспилотную авиацию, но у нас ее нет, почему мы не можем купить ее за рубежом, чтобы хотя бы научиться ее использовать?» – спрашивает Владимир Поповкин.

И поясняет, что эти беспилотные комплексы приобретены для того, чтобы в Российской армии можно было отработать методику их использования, обучить личный состав, а также понять, насколько они эффективны. Также, по его словам, российские военные, освоив израильские беспилотные комплексы, смогут точнее сформулировать задание своей авиационной промышленности.

В то же время ГОЗ для отечественной беспилотной авиации не уменьшен ни на копейку, отмечают в Минобороны РФ. Главным приоритетом в программе вооружения по понятной причине остаются стратегические ядерные силы, и на их развитие по-прежнему будет направляться значительная часть средств по гособоронзаказу.

По данным Владимира Поповкина, в 2009 году Российская армия закупает около полусотни самолетов различного назначения, 38 вертолетов, около 100 танков, а также более 300 единиц бронетехники.

В вооружении Сухопутных войск основное направление будет уделяться развитию высокоточного оружия. Уже разработаны высокоточные ракеты и боеприпасы, в частности для комплексов «Град» и «Смерч». Проблема здесь уже другая – необходимы цифровые карты и хорошее навигационное поле на основе ГЛОНАСС, без чего высокоточное оружие невозможно. Кроме того, операция по принуждению Грузии к миру показала необходимость принятия на вооружение более современных средств связи и управления, а также поступления в войска новой экипировки солдата и его вооружения.

В ВВС, отмечает Поповкин, упор будет сделан на дальнейшую модернизацию зенитных ракетных систем, в том числе систем С-400, а также создание более перспективной зенитной ракетной системы.

Для Ракетных войск стратегического назначения актуальной остается задача поддержания группировки ракетных комплексов. Постепенно РВСН будут уходить от комплексов «Тополь-М» и получат комплексы с разделяющейся головной частью. В 2009 году должны завершиться испытания стратегического ракетного комплекса РС-24 с разделяющейся головной частью. Их ставят на вооружение и начинают серийное производство.

Сегодня можно констатировать, что за минувшие 10–11 лет ГОЗ рос и параллельно увеличивались средства на ремонт и все время в военном ведомстве пытались ремонтировать то, что есть. Эту ситуацию надо было ломать. И, в общем-то, первые шаги для этого в ГОЗ 2009 года сделаны. Это внушает определенный оптимизм.

Опубликовано в выпуске № 38 (304) за 30 сентября 2009 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Mia
Mia
26 декабря 2013
Absolutely first rate and corebp-eottompd, gentlemen!
Аватар пользователя Mia
Mia
26 декабря 2013
Absolutely first rate and corebp-eottompd, gentlemen!
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц