Версия для печати

Оперативный псевдоним Моряк

Чекист-разведчик Александр Сидорчук совершил одну из наиболее значимых диверсий против немецких оккупантов
Громак Валерий

На Волыни сегодня сплошь и рядом прославляют бандеровцев и боевиков УПА. А какие подвиги они конкретно совершили? Может, эти, о которых говорил один из верховодов УПА и агент абвера Юрий Стельмащук (псевдоним Рудой)? Ему в июне 1943 года руководитель так называемой северной группы УПА «Клим Савур» Дмитрий Клячковский дал указание поголовно физически истребить все польское население, проживающее на территории западных областей Украины.

И Рудой со своей бандой на территории Ковельского, Любомльского и Турийского районов Волынской области вырезал все польское население. Всего здесь 29 и 30 августа 1943 года оуновцы вырезали и расстреляли более 15 тысяч человек, среди которых было много престарелых людей, женщин и детей. Вот как описывал свои «подвиги» Юрий Стельмащук: «Мы сгоняли поголовно все население в одно место, окружали его и начинали резню. После того как не оставалось ни одного живого человека, рыли большие ямы, сбрасывали в них все трупы и засыпали землей. Чтобы скрыть следы этой страшной акции, на могилах разжигали костры. Так мы полностью уничтожили десятки небольших сел и хуторов».

А вот как кровавые дела оуновцев описывает житель села Подрожье Голобского района Ф. Столярчук: «В марте 1943 года в нашем селе появилась банда, которой руководил Пашкевич. До этого он был командиром немецкой полиции в Голобах. Пашкевич непосредственно подчинялся бандиту Рудому, который иногда заходил в село Подрожье. В селе насчитывалось 42 семьи польской национальности, которые в конце лета 1943-го были убиты бандитами под руководством Рудого, их дома сожжены, а имущество разграблено». Не менее страшное описание у жителя села Марьяновка Ковельского района О. Севасюка: «Уничтожением польских колоний Подрожье, Гай, Мыслина руководил бывший комендант немецкой полиции Пашкевич под бандитской кличкой Лысый, в колониях Засмыки, Грушовка, Яновка, Пересеки – бандит Рудой. Под его руководством на территории области были замучены несколько тысяч человек польского населения».

По таким эпизодам, участником которого оказался Сидорчук, представления о награждении направлялись только после проверки специальной следственной группой

Вот за такие подвиги этим головорезам и убийцам на Украине ставят памятники, их именами называют школы и улицы. Памятник Клячковскому (Климу Савуру), отдававшему приказание своим головорезам на истребление польского населения, появились в Збараже, Ровно. На месте гибели этого душегуба вблизи Оржева установлен памятный крест.

При этом нынешние власти Волыни стараются не замечать попытки людей, пытающихся сломать установившуюся тенденцию героизации украинскими властями душегубов и убийц и увековечить память истинных героев Украины.

Во время освобождения Николаева от фашистов в 1943 году в портмоне убитого немецкого офицера было найдено уникальное фото. На нем изображена группа гитлеровцев на фоне огромного столба дыма. На обратной стороне подпись: «Эльза! Самое страшное – партизаны. Николаев. 1942 год».

Огромный столб дыма – это пожар на Ингульском военном аэродроме, который несколько часов освещал дома жителей города и воды Южного Буга. Диверсию на Ингульском аэродроме подготовил и осуществил сын железнодорожника из села Радошин Ковельского района Волынской области старший лейтенант госбезопасности Александр Сидорчук (оперативный псевдоним Моряк) вместе с женой Галиной Сидорчук. Во время оккупации Николаева мало кто знал, что ее настоящее имя – Адель Келем, по национальности немка. В разное время она была также Галиной Сидорчук, Галиной Лермонтовой.

Срочную службу парень из Волынской области служил на Тихоокеанском флоте, после увольнения в запас некоторое время ходил на рыболовецком судне по Черному морю. Кто и как его отобрал для обучения в специальной школе НКВД в Ленинграде – история умалчивает. Летом 1941 года, учитывая, что он раньше служил на флоте, Александра включили в разведывательно-диверсионную группу, которая должна была действовать в Николаеве после оккупации города гитлеровцами. Он выбрал себе оперативный псевдоним Моряк. А руководил группой Виктор Лягин (псевдоним Корнеев).

В первые дни пребывания в Николаеве Александр Сидорчук познакомился с Адель Келем, через некоторое время они поженились. В дальнейшем супруга Александра стала его надежной помощницей, а немецкие корни ее родословной способствовали успешному выполнению поставленных задач.

Диверсию Александр Сидорчук провел днем, чтобы вызвать в николаевцах еще большую уверенность в победе над врагом, показать, что настоящие хозяева города – патриоты. В результате взрыва и пожара на аэродроме немцы потеряли 24 самолета и 25 авиационных двигателей. Были также сожжены два самолетных ангара, авиационные мастерские. За масштаб одновременных убытков на Ингулецком аэродроме главный исполнитель диверсии украинец Сидорчук вошел в историю Второй мировой войны. «Среди неизвестных погибших героев тайной войны в тылу врага следует назвать заместителя Лягина по диверсионной работе, сотрудника НКВД Украины А. Сидорчука, – говорится в посмертно изданной книге начальника Четвертого управления НКВД СССР генерал-лейтенанта Павла Судоплатова «Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год». – Он лично и организовал, и провел диверсию на немецком аэродроме, в результате которой было уничтожено 24 самолета противника. Сидорчук заслужил звание Героя Советского Союза, но, к сожалению, мое представление на этот счет не было поддержано. После окончания войны он был посмертно награжден лишь орденом Красного Знамени. Объясняется это тем, что по таким эпизодам, участником которого оказался Сидорчук, представления о награждении направлялись только после проверки специальной следственной группой реальных обстоятельств гибели наших людей».

После диверсии на аэродроме Александр устроился охранником в Николаевском порту. 5 ноября 1942 года подпольщики решили уничтожить портовый склад нефтепродуктов. Александр ночью пробрался к бакам, где им заранее была установлена взрывчатка, и поджег бикфордов шнур. Но отойти на безопасную дистанцию ему помешали немецкие солдаты, проходившие мимо. Взрывная волна отбросила Моряка на несколько десятков метров. Пожар не могли погасить два дня, были уничтожены все резервуары с нефтью и нефтепродуктами. Сидорчук получил тяжелую контузию и ожоги всего тела. Его доставили в больницу, где он и умер. Его супруге судьба дала возможность пережить всех участников подпольной организации. 23 мая 2012 года Галина (Адель-Гайден) Адольфовна Келем – Лермонтова скончалась на 94-м году жизни.

В одном из парков Николаева установлен памятный камень с табличкой: «На этом месте 10 марта 1942 года чекист-разведчик Александр Сидорчук совершил одну из наиболее значимых диверсий против немецких оккупантов».

Председатель Волынской областной организации ветеранов генерал-майор СБУ в отставке Александр Булавин вместе с товарищами решил увековечить подвиг сухопутного Моряка на родине. Несколько лет назад на личные сбережения они изготовили табличку о подвиге земляка и хотели установить в его родном селе. Дом, где жили Сидорчуки, не сохранился, и ветераны решили поместить мемориальную доску на стене сельсовета. Но председатель (голова) Дмитрий Ковган не разрешил это сделать, сославшись на закон о декоммунизации.

Вот такая благодарность потомков. Табличка пока пылится в клубе села Голобы (10 км от Радошина).

И последнее. Волынскому Моряку – Александру Сидорчуку, вошедшему в историю Второй мировой войны, по большому счету за количество уничтоженных самолетов звание Героя можно было присваивать трижды. Увы, нет у него на родине в его честь ни улицы, ни памятника, ни памятной таблички. Однако ветераны полны решимости довести начатое дело до конца.

Валерий Громак,
капитан 1-го ранга

Опубликовано в выпуске № 44 (857) за 17 ноября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц