Версия для печати

Откель грозить мы будем?

На натовское «сдерживание Крыма» есть достойный ответ в Сирии
Храмчихин Александр
Фото: drive2.ru

В известном прошлогоднем докладе американской корпорации «Рэнд» «Растяжение сил России и вывод ее из равновесного состояния» говорится, в частности, о том, что сдерживание наращивания сил России в Черном море включало бы развертывание значительных сил НАТО, оснащенных системами предотвращения доступа и отказа в доступе в воздушное пространство над Черным морем. Возможно, эти меры были бы реализованы в том числе в виде наземных противокорабельных ракет большой дальности. В этом случае стоимость защиты российских баз в Крыму возросла бы, а выгода для России от захвата этой территории снизилась.

Далее, впрочем, признается, что Россия, безусловно, развернула бы активную дипломатическую и информационную кампанию, чтобы отговорить прибрежные страны НАТО и государства, не входящие в НАТО, от участия в действиях против РФ. Кроме того, действовать в Черном море в политическом и логистическом отношении для ВМС США сложнее, чем для ВМФ России. Участвовать в конфликте для ВМС США здесь также более опасно.

Насколько авторы доклада правы с их точки зрения? И надо ли нам на это реагировать? Можно, например, отметить, что никаких наземных ПКР большой дальности ни у самих США, ни у других стран НАТО в данный момент нет. И даже о проектах таковых ничего неизвестно. Причерноморские страны, входящие и не входящие в НАТО, действительно скорее всего очень сильно задумаются о том, стоит ли участвовать в действиях против России. До сих пор в них нет никаких серьезных военных объектов и контингентов США. Единственным исключением можно считать «приземленный «Иджис», корабельную систему ПРО в Румынии, но это система вообще-то оборонительная, никаких реальных проблем для ВС РФ она не создает и создать неспособна. Размещая на своей территории серьезные ударные средства, эти страны по сути подписывают самим себе смертный приговор, что понять очень несложно.

Нынешнее НАТО – мыльный пузырь, воевать с Россией «агрессивный империалистический блок» категорически неспособен

В более широком смысле следует отметить, что «обесценить Крым» для России вообще невозможно. В 2014–2015 годах, как раз в связи с Крымом и Донбассом, целый ряд прогрессивных журналистов, публицистов, политологов учили убогую примитивную Россию тому, что сейчас не XIX век, а XXI, поэтому территории никакого значения не имеют, важны идеи, экономика, технологии. Почему-то эти поучения адресовались только России, никто не объяснял бесполезность территорий идущим в Европу демократическим Грузии и Украине. Ведь если территории не имеют значения, почему бы этим странам не отказаться от Крыма, Донбасса, Абхазии и Южной Осетии в пользу убогой России? Или, например, почему бы входящей в ЕС и НАТО Испании не отпустить на волю Каталонию или Кипру не отказаться от своего северо-востока в пользу Турции? Но нет, учили жить без территории только нас.

Между тем человечество проживает именно на территориях, на них располагаются население, объекты экономики, инфраструктуры и ВС, природные ресурсы, на них рождаются идеи и технологии.

В связи с этим один интересный факт. США формально занимают 4-е место в мире по размерам территории, но если взять территорию полезную, то есть экономически освоенную, то они находятся на первом месте в мире, что, безусловно, стало одним из факторов их многолетнего экономического и геополитического лидерства. У России и Канады – гигантские пустые арктические пространства, у Китая – горно-пустынная западная половина страны. У занимающей пятое место Бразилии – бескрайние джунгли Амазонии на западе и севере страны, у шестой по площади Австралии – пустыня во всю внутреннюю часть континента. Поэтому США вне конкуренции. И почему-то совершенно от территории отказываться не хотят, только нас к этому призывают.

Или вот Азербайджан в ходе боев в Карабахе вернул себе формально совсем небольшую территорию. Тем не менее за счет этой территории следующую войну начинать ему будет уже гораздо удобнее, если, конечно, усилиями России не получится окончательно закрыть карабахский вопрос в рамках миротворческой акции. И это никаким образом нельзя обесценить.

У России неосвоенные пространства севера и востока занимают до двух третей территории. Тем не менее даже они отнюдь не бесполезны. Это по крайней мере резерв на будущее. Кроме того, по нынешним временам это отличное естественное средство ПВО. В настоящее время с развертыванием ЗРВ и истребительной авиации в Арктике, особенно в ее азиатской части, у нас дела обстоят не очень хорошо. Но сами по себе эти пространства настолько велики, что через них никакой самолет, кроме стратегического бомбардировщика, до освоенных районов России просто не доберется.

Крым, наоборот, очень мал, зато хорошо освоен и очень удобно расположен почти в центре Черного моря. И это невозможно обесценить. Разумеется, можно развернуть такие ударные средства, которые подавят любую группировку ВС РФ, дислоцированную в Крыму. Но на это противнику надо затратить чрезвычайно серьезные ресурсы (людские, технические, финансовые), которые до перехода Крыма в Россию он тратить не планировал. Приобретя эту территорию и лишив ее противника, мы обесцениваем его, а не он нас.

Впрочем, можно заняться дополнительным обесцениванием оппонента с помощью другой территории, которая наша не де-юре, но де-факто – северо-западной Сирии. Как было показано в статье «Сирия: боевой опыт недорого», сирийская кампания была совершенно необходима России для уничтожения максимального количества исламских радикалов, представляющих чрезвычайно серьезную угрозу для нас, а также для испытания оружия и приобретения боевого опыта личным (особенно офицерским) составом ВС РФ. Но можно извлечь из нее и еще одну выгоду, используя полученные на сирийской территории базы для войны не только в самой Сирии. Можно развернуть там более или менее полноценную группировку для создания всем мыслимым противникам напряжения в Средиземном море. Учитывая определенную изоляцию этой группировки от основной России, то есть риск ее потери, не надо делать ее слишком большой и гнать туда новейшую технику (тем более что это весьма затратно), нужна разумная достаточность.

Авиационная группировка на сирийских аэродромах могла бы включать полноценный полк бомбардировщиков Су-24М, полк истребителей Су-27, полк перехватчиков МиГ-31, включая несколько МиГ-31К (носителей «Кинжала») и, возможно, хотя бы эскадрилью Ту-22М3. Нынешнюю группировку наземной ПВО могли бы усилить пара полков (по 3–4 дивизиона) С-300ПС/ПМ и пара бригад «Бук-М1/2» (из числа тех, что сейчас выводятся из состава ЗРВ и войсковой ПВО, но боеспособности не утратили). На ВМБ «Тартус» на постоянной основе могли бы базироваться четыре-пять МРК проектов 21631 и 22800. Наземную охрану всего этого в состоянии осуществлять две вновь сформированные специально для решения этой задачи и оснащенные техникой, поднятой с хранения и прошедшей модернизацию, мотострелковые бригады. Участвовать в сирийской войне этим бригадам не следует, укомплектованы они должны быть только контрактниками, поскольку призывникам положено служить на территории России и воевать лишь в случае полномасштабной агрессии против нее. Возможно, их следует дополнить одной-двумя бригадами ОТР «Точка-У», которые, как и вышеупомянутые ЗРК, с вооружения ВС РФ сняты, но вряд ли утилизированы и боевой потенциал ими отнюдь не утрачен.

«Калибры-НК» с МРК и «Кинжалы» с МиГ-31 (и, возможно, с Ту-22М3) даже при условии запуска из акваторий и воздушного пространства на минимальном удалении от сирийских баз, находясь под прикрытием своей ПВО, будут уверенно покрывать всю «дружественную» Турцию, весь Балканский полуостров, практически все страны бывшего Варшавского договора, всю Италию, часть Германии. Сюда же можно добавить и всю Украину, но ее проще достать с российской территории.

Разумеется, такую группировку противник тоже потенциально может подавить. Но на это потребуются дополнительные очень значительные ресурсы. При этом затрачены они будут на уничтожение войск, размещенных вдали от России, а те ответят, наоборот, по территориям самих стран НАТО.

На самом деле все это довольно глупо. Просто потому, что нынешнее НАТО – мыльный пузырь, воевать с Россией «агрессивный империалистический блок» категорически неспособен. С другой стороны, у России нет ни малейшей мотивации атаковать хоть какую-то из стран НАТО (даже Балтию). Потому что до определенной степени наши вышеупомянутые учителя правы. Если в XIX веке и тем более в предыдущие эпохи самоценным считался захват любой территории, то сейчас он имеет смысл только в том случае, если население данной территории лояльно к захватчикам (либо там вообще нет населения). Крым в этом смысле идеален, практически не отстают от него Абхазия и Южная Осетия. Захват хотя бы Балтии даст России определенные выгоды территориального (и военного) характера, но не принесет никаких полезных ресурсов. А главное – мы получим почти полностью враждебное население. Именно это обесценит территорию, а не какие-то там натовские ракеты.

Как ни парадоксально, сейчас серьезной проблемой для нас является не военная сила, а военная слабость НАТО. Именно осознание собственной слабости оказывается одной из главных причин раздувания на Западе антироссийской пропагандистской истерии, которая принимает уже просто гротескный характер. С другой стороны, неадекватность Запада мы лечить не обязаны. Наоборот, надо давно прекратить навязываться в друзья тамошним «уважаемым партнерам». Они совершенно не уважают нас, а нам не за что уважать их. Поэтому если им очень захочется сдерживать нас в Крыму, пусть получат «Кинжалы» и «Калибры» в Сирии. Некоторые болезни хорошо лечатся шоковой терапией.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 44 (857) за 17 ноября 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц