Версия для печати

Экономия без ущерба

На что стоит обратить внимание на «оборонных» совещаниях у президента
Тимохин Александр
Фото: arsenal-info.ru

10 ноября 2020 года Владимир Путин открыл традиционное ежегодное совещание с руководителями Оборонно-промышленного комплекса и Вооруженных сил. Такие совещания уже стали традицией, но в этот раз на повестке стояли весьма острые проблемы, которые надо срочно решать.

То, что выделение денег на новое оружие для Вооруженных сил будет сокращаться, было озвучено давно. В качестве основания для этого обычно утверждается, что перевооружение армии в основном закончено. Это не совсем так, поскольку есть ряд критических для обороноспособности страны позиций, где оно толком и не начиналось.

Можно ли уменьшить расходы на «оборонку»

У России в дефиците самолеты дальнего радиолокационного вооружения, минимум современных ракет «воздух-воздух», нет в строю истребителей пятого поколения, не производятся противолодочные самолеты для морской авиации, современные неатомные подлодки, торпеды и многое другое.

С другой стороны, сокращение расходов не значит, что новое вооружение вообще не будет разрабатываться и поступать в Вооруженные силы, просто темпы снизятся.

Причины сокращения расходов на Вооруженные силы в основном экономические – денег банально нет хотя бы из-за эпидемии коронавируса, ударившей по потребителям российских ресурсов и рикошетом по самой России. Есть и другие причины.

«Сонный Джо», уже забывающий, как зовут его внучек, вступив в должность, может приказать ввести над Сирией бесполетную зону, как мечтала Хиллари Клинтон. И тогда война с США станет реальностью

В таких условиях можно было пойти по пути СССР и дойти до банкротства, а можно начать снижать финансирование военных программ. Власти сделают ставку на второй вариант и, видимо, это правильно. Пример СССР, рухнувшего во многом под тяжестью военных расходов, помнят все.

Есть, однако, и другой фактор – это действия нашего вероятного противника и прочих соседей и «партнеров». Все видят, как дерзко ведет себя вблизи наших границ Турция. Япония в этом году будет иметь военный бюджет куда больший, нежели Великобритания или Франция, и лишь немногим меньший, чем Россия. Про США и речи нет – грядущее вероятное президентство Байдена влечет за собой какие угодно изменения военной обстановки. Например, «сонный Джо», уже забывающий, как зовут его внучек, вступив в должность, может приказать ввести над Сирией бесполетную зону, как мечтала Хиллари Клинтон. И тогда война с США станет реальностью.

Так что необходимость уменьшить расходы на перевооружение возникла одновременно с резким ростом военной опасности для нашей страны. Совещания президента по вопросам военного развития проходят одновременно с нарастанием этой проблемы. Можем ли мы рассчитывать на неожиданные управленческие решения? Скоро увидим. А пока стоит привести несколько примеров. Сначала рассмотрим самые сложные технически системы оружия – боевые корабли.

Положительный пример

С начала 2010-х годов в России идет постройка малых ракетных кораблей (МРК) проекта 21631, известных под шифром «Буян-М». Корабли известны прежде всего тем, что с них дебютировали в реальной войне крылатые ракеты «Калибр», которыми Каспийская флотилия нанесла в 2015 году удар по целям в Сирии. Корабли получились, прямо скажем, противоречивые. Мореходность мала даже для Каспия, нет системы целеуказания (ЦУ) для противокорабельных ракет, в результате чего пускать их можно только по внешнему ЦУ от другого источника данных, сам корабль к морскому бою непригоден. Несмотря на немецкие дизельные двигатели компании MTU, мирового лидера в производстве судовых дизелей, скоростью корабли не могут похвастать даже на спокойной воде, а это накладывает ограничения по их применению в составе корабельных ударных групп с «нормальными» кораблями.

В придачу ко всему сказанному они еще и попали под западные санкции за Крым. Германия запретила поставку дизелей, строящиеся корабли пришлось срочно перепроектировать под китайские силовые установки, которые изначально для военных задач не предназначались, их доводка оказалась трудной и долгой.

ЦМКБ «Алмаз» спроектировало новый МРК, проект 22800, известный сегодня как «Каракурт». С конца 2015 года началась постройка серии этих кораблей. Какие принципиальные отличия в подходах по сравнению с «Буянами-М» были применены в этих кораблях? Только отечественные основные агрегаты и вооружение, оптимальный для такого водоизмещения состав оружия, очень квалифицированная, высокопрофессиональная работа главного конструктора и его коллектива, позволившая избежать различных спорных технических решений. И один из важных моментов – отказ от каких-либо технических экспериментов, использование только серийных подсистем, оборудования, вооружения и агрегатов. Каким оказался итог?

Экономия без ущерба
Фото: arsenal-info.ru

Решена проблема со скоростью – корабль быстрый. Его мореходность существенно лучше, насколько это возможно на таком небольшом корпусе, конечно. Корабль может вести морской бой самостоятельно, так как его радиолокационный комплекс позволяет получить данные для целеуказания. Если «Буян-М» – очень несбалансированная по параметрам плавучая пусковая установка, то «Каракурт» – это именно боевой корабль, стоящий по своим качествам на класс выше. Его модернизационный потенциал также существенно превосходит «Буян-М». Так как никаких технических экспериментов с кораблями не проводится, то строят их быстро, иногда быстрее, чем в СССР.

Как все эти достижения отразились на стоимости? Очень просто – она упала более чем на треть. Первые «Каракурты» были даже дешевле почти полностью безоружных «патрульных» кораблей проекта 22160, имеющих только одну пушку и непригодных для использования в военных действиях.

Впоследствии после установки серии зенитного ракетно-артиллерийского комплекса «Панцирь-М» их цена догнала стоимость «Буянов-М», но при этом боевые возможности стали настолько выше, что корабли просто нельзя сравнивать друг с другом.

Конечно, когда крылатые ракеты можно просто размещать на автомобильном шасси, концепция малого ракетного корабля выглядит достаточно спорно – флоту куда нужнее многоцелевые корабли, способные еще и бороться с подлодками. Подвел поставщик дизелей – ПАО «Звезда». Из-за этого сдача кораблей сильно задержалась. Но все это к самому проекту не относится. В рамках тактико-технического задания, выданного флотом, «Каракурты» оказались выдающимися кораблями, а то, что задание надо было выдать несколько иное, – это уже отдельный вопрос и задавать его надо не тем, кто делал корабль.

Проект многоцелевого корабля на базе «Каракурта», кстати, есть. И он тоже окажется существенно дешевле возможных аналогов. Так что задача одновременно снизить расходы и увеличить военные возможности посильна, если ее грамотно решать. Но у нас есть и отрицательные примеры, из которых нужно извлечь правильные уроки.

Капризные корветы

Корветы проекта 20380 ЦМКБ «Алмаз», единственные постсоветские многоцелевые корабли ближней морской зоны, были и остаются очень нужными для ВМФ. Но строительство этой серии сопровождалось настоящими драмами. После того как был заложен головной корабль – корвет «Стерегущий», следующий за ним «Сообразительный» пришлось перепроектировать под новый ЗРК. С точки зрения отражения ударов с воздуха получилось так себе. В итоге корабли опять начали перепроектировать. Начиная с корвета «Алдар Цыденжапов», корабли выходят с новым многофункциональным радиолокационным комплексом, который сам по себе, отдельно от корабля стоит примерно, как «Каракурт». Проблема в том, что на первом из кораблей, на который этот комплекс попал, на корвете следующего проекта 20385 «Гремящий» он не работает должным образом, из-за чего сдача корабля затянулась более чем на год. Его постройка закончилась в 2019-м, но он до сих пор не сдан флоту. Весьма вероятно, что доводка дорогого и сложного комплекса затянется на многие годы, и если все корветы с этим комплексом покажут себя так же (а это очень возможно), то расходы государства здесь трудно спрогнозировать. В результате имеем значительное удорожание корабля одновременно с частичной утратой боеспособности – с учетом относительно прошлых модификаций корвета 20380. На фоне «Каракурта» – удивительный и обидный контраст.

Корветы строились долго. Во-первых, из-за хронического недофинансирования со стороны Минобороны, во-вторых, из-за того, что в отличие от тех же «Каракуртов» их буквально нашпиговали экспериментальными разработками и системами, которые раньше никогда не производились серийно.

Грубо говоря, по сравнению с «Каракуртом» у этих кораблей в организации их производства получилось все наоборот. Это наследие 90-х годов, если говорить о заводах-смежниках и Амурском судостроительном. В итоге чтобы корабли наконец-то начали сдаваться боеспособными, пришлось завести массу уголовных дел.

Нужность таких кораблей очевидна. Летом 2020 года президент поручил построить шесть этих корветов на Амурском судостроительном заводе. Решение верное – Тихоокеанский флот (а корветы с АСЗ пойдут именно туда) давно задыхается без новых кораблей, а на самом заводе произошло серьезное обновление кадров, к работе приступило новое поколение сотрудников. Но опять есть вопросы – Госпрограмма вооружения заканчивается в 2027 году, и чтобы построить шесть корветов до истечения этого срока, надо торопиться. Шесть единиц до 2027-го – предельно сложная задача даже для обновленного АСЗ, а если протянуть время, то она может оказаться невыполнимой, а это серьезное и тяжелое нарушение действующего законодательства. АСЗ на последний построенный корвет потратил пять с половиной лет, так что в предельном темпе судостроители могут и успеть. Пока могут, но контракта нет и есть вариант, что пример, «как не надо делать», таким и останется. С учетом экспериментального радиолокационного комплекса на всех последующих корветах это может оказаться по-настоящему дорогой вариант. Понимая, кто давал поручение на постройку корветов, любой провал на этом направлении неизбежно будет использован различными враждебными силами в деструктивных для нашей страны целях, ведь фактически речь идет о прямом саботаже поручения президента ответственными работниками рангом ниже.

Можно ли поправить ситуацию с корветами? Да, если внезапно и резко развернуть заказчика и подрядчиков лицом к здравому смыслу.

Здравый смысл и его отсутствие

На самом деле подобных примеров немало. Так, вместо того чтобы вкладывать огромные деньги в серию танков «Армата», которые еще не готовы к серийному производству, Минобороны модернизировало танки Т-72Б и произвело ограниченное количество Т-90. Можно вспомнить, что вместо дорогих специализированных восьмиколесных тягачей, которые стоят очень дорого и имеют большие эксплуатационные расходы, для буксировки полуприцепов с бронетехникой начали применяться в разы более дешевые тягачи КамАЗ 65225. Наша армия при этом не утратила мобильности. Из той же серии возвращение в строй САУ 2С7 «Пион». Новая «Коалиция» смотрелась бы здорово, но ее цена несравнима с расконсервацией старой самоходки. При этом программу «Коалиция» не закрывают.

Есть и отрицательные примеры. Прежде всего это программы различного «сверхоружия» большой стоимости. Например, программа создания ядерной сверхторпеды «Посейдон». Стоимость носителей для нее и судов обеспечения сравнима с программой создания истребителя следующего поколения. Вот только результаты сомнительны – любая баллистическая ракета подводной лодки или межконтинентальная баллистическая ракета из «арсенала» РВСН может все, на что способна сверхторпеда, и намного лучше. А еще она может поражать внутриконтинентальные цели. Тем более что МБР находятся в серийном производстве. А «Посейдона» нет даже близко. И это при всех затратах, которые уже сделаны. Впереди еще десятки миллиардов, чтобы в итоге получить эффективность обычной серийной МБР.

В кораблестроении такой отрицательный пример – корвет «Меркурий» проекта 20386, который при стоимости в десятки миллиардов рублей неизвестно когда будет построен. У ООО «Звезда-редуктор», которое должно изготовить для этого корабля редукторную передачу 6РП, что-то не получается. И неизвестно, будет ли корабль вообще сдан заказчику: на нем стоит упомянутый выше радиолокационный комплекс, аналогичный применяемому на корветах проекта 20385 и последних в серии 20380, который пока не удалось заставить работать. Причем «полотна» антенн РЛС этого комплекса на «Меркурии» стоят на композитной надстройке, очень массивной, и нет никаких гарантий, что они вообще будут давать точные координаты цели.

Из-за недостаточной жесткости композитная надстройка вполне может иметь деформации, когда корабль на ходу, и не факт, что вызываемые этим погрешности удастся компенсировать непрерывной юстировкой. Проект еще и конкурирует за промышленные мощности с нужнейшим для флота фрегатом проекта 22350. Редукторная передача 6РП производится на том же оборудовании, что и фрегатовские редукторы Р055. И придется выбирать – или недовооруженный и проблемный экспериментальный корвет, или многократно более мощный и удачный серийный фрегат.

Можно вспомнить бесполезную серию патрульных кораблей проекта 22160 – тихоходных и вооруженных только одной пушкой, абсолютно не нужных ВМФ. Серия этих кораблей, однако, стоит как два нормальных корвета проекта 20380.

Из вооружений Сухопутных войск можно вспомнить попытки создать колесный вариант САУ «Коалиция» на шасси КамАЗ 6560, которое просто неспособно нести эту артиллерийскую установку. Большой недобор грузоподъемности, особенно у шин. В авиации к таким ненужным проектам относятся МиГ-35, не имеющий преимуществ перед истребителями Сухого и стоящий сравнимые деньги, и вложения в модернизацию Ту-22М3. Летная жизнь последнего почти закончена в силу неустранимого износа ряда незаменимых узлов.

Должны остаться только серийные, проверенные и хорошо зарекомендовавшие себя изделия, реально боеспособные системы оружия. И разработки на будущее комплексных ОКР по созданию систем вооружения и военной техники нового поколения.

Принцип «Каракурта»

Чему нас учит пример МРК «Каракурт»? Если не гоняться за химерами, не пытаться построить сверхоружие, мыслить реалистично и тщательно подходить к проектированию вооружения и военной техники, экономить на всем, на чем можно, и не экономить на том, на чем экономить нельзя, концентрировать все ресурсы только на значимых и нужных вещах без распыления на разные фантазии и эксперименты, то можно одновременно и снижать расходы, и наращивать военную мощь.

Внедрение подобных принципов в практику заказа вооружения и военной техники позволит добиться такого же эффекта в рамках ВС в целом. Отсекать все ненужное, не тратить деньги на сомнительные эксперименты, использовать проверенные технические решения, если они еще актуальны, – все это позволяет поддерживать высокий уровень боеспособности и темпы поступления нового оружия даже при снижающихся военных расходах.

Обстановка вокруг нашей страны явно обостряется. Пока Владимиру Путину и его команде удается не давать втянуть Россию в разного рода авантюры и ненужные нам войны. Насколько хорошо это будет получаться дальше, вопрос открытый. Вполне возможно, что в свете обострения внешнеполитической обстановки грядущие совещания окажутся не просто рядовыми событиями такого плана, а исторически важными. Нежелательно, конечно, но повторимся – не все зависит от России. Хочется верить, что хотя бы вынужденно, но мы сможем адаптироваться к нарастающим угрозам, не прибегая к опасным масштабам увеличения военных расходов. Что проверенные и успешные принципы, которые сделали успешным и недорогим один военный проект, будут распространены на максимальное количество других проектов. Тянуть больше некуда.

Опубликовано в выпуске № 45 (858) за 24 ноября 2020 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц