Версия для печати

Терроризм как лекарство

США подталкивают Иран к созданию ядерного оружия, украв у него надежду дать отпор иным способом
Ераносян Владимир
Фото: vestikavkaza.ru, life.ru

В убийстве днем 27 ноября в окрестностях города Абсард в 50 километрах от Тегерана одного из создателей иранской ядерной программы, «отца иранской атомной бомбы» Мохсена Фахризаде-Махабади, занимавшего пост руководителя Организации исследований и инноваций Министерства обороны Ирана, глава МИДа Ирана Мохаммад Джавад Зариф обвинил Израиль. Какие обстоятельства свидетельствуют об этом?

Начальник штаба вооруженных сил Ирана Мохаммад Багери пообещал жестокую месть за явную террористическую атаку на его страну. В таких случаях Иран никогда не бросает слов на ветер. Особенно если вспомнить, что в январе 2020 года, спустя пять дней после убийства генерала Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани Иран в рамках операции «Мученик Сулеймани» осуществил ракетную атаку по двум американским базам в Ираке. По военным объектам США было выпущено 22 баллистические ракеты «Фатех-110» и «Киам-1», оснащенные разделяющимися боеголовками и системой подавления активных помех радаров. 11 из них достигли целей.

В период с 2010 по 2012 год были убиты четыре иранских ученых-ядерщика. В причастности ко всем этим преступлениям Иран всегда обвинял Израиль. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху и МИД Израиля никак не комментируют заявления официальных лиц Тегерана, но определенная часть израильской элиты ликует. Ведь там не сомневаются, что комплексная секретная программа «Амад» по разработке, созданию и испытанию ядерного оружия возглавлялась как раз доктором Мохсеном Фахризаде. А израильская разведка МОССАД утверждает, что он был человеком, ответственным за ядерную программу Ирана «Проект 111».

Атака группы из пяти диверсантов, трое из которых убиты в ходе перестрелки с телохранителями Фахризаде, произошла в 14.30 по местному времени.

После отвлекающего подрыва грузовика на обочине в машину сопровождения кортежа, двигавшегося по безлюдному шоссе, был произведен выстрел из гранатомета РПГ-7. Затем автомобиль ученого Nissan Teana был расстрелян из автоматического оружия. Доставленный на вертолете в больницу Фахризаде скончался от ран.

Ведется расследование, хотя скорее всего к операции по ликвидации Фахризаде были привлечены диверсанты-камикадзе, которые после выполнения задания и в случае невозможности отхода обязаны самоликвидироваться.

Фейк или реальность

Интервенция альянса в Ирак началась с фейка о наличии у того ядерного арсенала. Есть ли бомба у Ирана? Стоит упомянуть, что после убийства главы спецназа «Аль-Кудс» Кусема Сулеймани Иран заявил об окончательном выходе из так называемой ядерной сделки, которая предусматривает отказ Ирана от обогащения урана на своих центрифугах для создания атомной бомбы взамен на отмену санкций.

Это заявление могло свидетельствовать о начале финальной фазы интенсивной работы в создании ядерного оружия. То есть в течение пяти лет Иран с помощью Мохсена Фахризаде вполне способен был создать бомбу и обезопасить себя от любых поползновений на независимость, войдя в пул ядерных стран. Объекты ядерной инфраструктуры, пусковые установки ракет и предприятия военно-промышленного комплекса глубоко засекретили, замаскировали, поместили в шахты горных тоннелей.

Известная всему миру россыпь ядерных объектов Ирана останется видимой частью айсберга, ширмой, отвлекающей мишенью. В недрах иранских горных хребтов будут произведены тайные работы

С учетом закрытости иранского общества, отсутствия информации (вспомните об известном сайте «Букинг» по бронированию отелей – там нет ни одно иранского отеля), жесткой практики репрессий в отношении предателей создать ядерное оружие и дезинформировать МАГАТЭ иранцы в принципе могли бы достаточно просто.

Известная всему миру россыпь ядерных объектов Ирана останется видимой частью айсберга, ширмой, отвлекающей мишенью. В недрах иранских горных хребтов будут произведены тайные работы. Иран, испытывающий 40 лет беспрецедентное давление, повторим, умеет хранить секреты и не выдавать своих партнеров.

И вот еще что. Практика тайных закупок вооружений функционирует во всем мире. В условиях санкций многие страны, например, бесперебойно торгуют нефтью. Вспомним хотя бы о закупке Ираном у Украины советских ракет X-55, изучение которых позволило Ирану наладить серийное производство крылатых ракет «Сумар» дальностью 700 километров.

Так же вспомним, что самой проиранской страной является Пакистан, где 75 процентов населения поддерживают иранцев в их борьбе с США. Речь о Пакистане, граничащем с Ираном. Пакистане, который сотрудничает с иранским правительством в борьбе с афганскими талибами и сепаратистами-белуджи. Пакистане, обладающем ядерным оружием.

Есть ли у Ирана право на разработку ядерного оружия в условиях постоянного унижения страны, невероятного давления на ее экономику и фактическое издевательство над ее народами, включая попытки США финансировать террористические организации, признанные таковыми мировым сообществом, но великодушно прощенные только за то, что они противостоят официальным властям? Вопрос риторический. Но ответ на него страшен. Хотя бы потому, что именно США подталкивают страну с великой историей к созданию чудовищного оружия, так как украли у нее надежду дать отпор иным способом. Янки делали это методично. Сперва просто ссоря народы.

Иран выстоял, когда под благовидными предлогами террористы-леваки Раджави осуществляли теракты, когда связанные с «Аль-Каидой» сепаратисты из стана Систан и Белуджистан взрывали иранских военных, когда стране запрещали торговать, разжигали ненависть между шиитами и суннитами.

Когда США становятся выгодны террористы, они забывают даже о том, что Масуд Раджави сотрудничал с Саддамом Хусейном, и вычеркивают в 2012 году леворадикалов из списка террористических организаций. Теперь их называют антифундаменталистами.

Шутки кончились

Являясь космической державой, успешно запустившей четыре околоземных спутника с собственного космодрома Семнан на севере страны, Иран уже обладает не только превосходной ракетой-носителем, проверенной в деле, но и эффективным ракетным оружием, способным нести ядерные боеголовки.

Радиус действия баллистических ракет «Шахаб» и «Хорремшехр», к примеру, достигает двух тысяч километров. Если же эти ракеты оснастить ядерным зарядом, к чему Мохсен Фахризаде был весьма близок, то под угрозой окажется не только Израиль. Иран из региональной державы может превратиться в государство, входящее в ядерный пул. А это уже недопустимо для США. Не случайно удар по Фахризаде произошел именно сейчас. Вашингтон этим конкретным действием словно показывает, что шутки кончились и они в иранском вопросе могут быть гораздо жестче уходящего Трампа.

Но одно дело – террористические методы борьбы с Ираном, разжигание сепаратистских настроений внутри исламской республики, а совсем иное – реальное вторжение. По населению Иран превосходит разгромленный западной коалицией Ирак в два с половиной раза. Причем более 60 процентов из 81 миллиона населения ИРИ составляет молодежь, не достигшая 30 лет.

Для вторжения в Иран коалиции потребовались бы силы, как минимум вдвое превышающие контингент США и сателлитов, вторгшихся в Ирак в 2003 году. Тогда в интервенции были задействованы более 160 тысяч военнослужащих. Это означает, что оперативно нарастить группировку союзники не смогут, а это исключает внезапность нападения.

Идем далее. Потенциальных интервентов очень волнуют финансовая составляющая, возможности военно-промышленного комплекса исламской Республики. А Иран, занимающий второе место в мире по запасам газа и третье – по запасам нефти, даже при том колоссальном экономическом прессинге, который испытывает с 1979 года, умудряется ныне не только наращивать свой индустриальный потенциал, но и получать маржу от продажи нефти в размере не менее 25 миллиардов долларов в год. Растет товарооборот с Китаем, крупнейшим покупателем иранской нефти, а торговля с соседним Пакистаном приближается к цифре пять миллиардов долларов в год.

На положительное сальдо товарооборота влияют и новые открывшиеся рынки сбыта для иранских товаров. Иран, который имел довольно натянутые отношения с Ираком, после войны в Заливе, устроенной коалицией, стал главным выгодоприобретателем после свержения Саддама Хусейна и теперь является основным экспортером в эту страну.

А главное – Иран получил влияние на так называемые прокси-силы в лице шиитского ополчения в Ираке, имеющего численный состав 100 тысяч бойцов. И не особенно подчиняется иракскому президенту, который по законодательству обязательно должен быть этническим курдом.

Именно по этой причине, а также по причине дороговизны войны, усугубленной перекрытием Ормузского пролива и неминуемым уничтожением танкерного нефтяного флота Саудовской Аравии ракетами, авиацией, подводными лодками и быстроходными катерами иранского флота в случае горячей фазы конфликта, сегодня стоит говорить лишь о нагнетании ситуации США и сателлитами. Но не о прямом вооруженном столкновении.

С другой стороны – террор против ученых и генералов Ирана, заигрывание Анкары с тюркским меньшинством с подачи английской разведки становится для Тегерана не просто серьезным фактором в отношениях с Западом, но и поводом для соизмеримого ответа. Каким он будет – покажет уже ближайшее время.

Опубликовано в выпуске № 47 (860) за 8 декабря 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц