Версия для печати

Пентагон оценил «второй Китай»

Баланс сил в Тайваньском проливе и место Тайваня в китайской военной стратегии
Полончук Руслан
Фото: Яндекс.Дзен

Акцент на Тайване в ежегодном отчете Пентагона о событиях в области вооруженных сил и безопасности Китая последовал за усилением напряженности в Тайваньском проливе, пишут военные аналитики американского научно-исследовательского центра IISS (The International Institute for Srategic Studies) Мейя Ноуэнс и Генри Бойд. Американские эксперты задаются вопросом: «Обретает ли Народно-освободительная армия Китая (НОАК) качественное преимущество перед Соединенными Штатами в потенциальном конфликте между двумя сторонами пролива?». Вопрос представляет особый интерес, если учитывать факт, что в данном докладе Россия и Иран больше не фигурируют как факторы повышения военной мощи Китая.

Стратегическая оценка

Баланс сил в Тайваньском проливе и место Тайваня в китайской военной стратегии вновь привлекли внимание в ежегодном отчете Министерства обороны США конгрессу за 2020 год «Военные события и события в области безопасности с участием Китайской Народной Республики». С точки зрения Вашингтона, вероятность, что точка напряженности в Тайваньском проливе превратится из «холодного мира в горячую войну», как отмечено в выводах и рекомендациях документа, возросла и вызывает обеспокоенность Пентагона. Акцент на Тайване в отчете за 2020 год последовал за годом усиления напряженности в районе Тайваньского пролива, проведения масштабных военных учений НОАК – по американской оценке, направленных на то, чтобы заставить тайваньскую администрацию согласиться на мирное воссоединение с материком и отказаться от протектората США.

Эксперты IISS считают, что хотя стратегия Китая по объединению двух сторон пролива не изменилась, темпы и интенсивность усилий по достижению данной цели увеличились. Китай на регулярной основе проводит военные учения в то же время, что и важные политические события на Тайване. В мае 2020 года, за неделю до инаугурации президента Цай Инвэня на второй срок, были проведены учения силами и средствами Южного объединенного командования вооруженных сил Китая.

С точки зрения Вашингтона, вероятность того, что точка напряженности в Тайваньском проливе превратится из «холодного мира в горячую войну», как отмечено в выводах и рекомендациях документа, возросла и вызывает обеспокоенность Пентагона

Восточное объединенное командование китайских ВС в течение 2019 и 2020 годов провело серию совместных учений «Ланьсэ туцзи-2019» («Синее наступление-2019») в составе СВ, ВВС, ВМС и РВ НОАК. По мнению американских специалистов, данные мероприятия оперативной и боевой подготовки проводились китайским командованием как мера устрашения на случай непредвиденных обстоятельств в Тайваньском проливе. Крупномасштабные учения, нацеленные на Тайвань, о которых зарубежные военные обозреватели сообщали последние годы, теперь стали ежегодными.

С 2019 года под руководством Объединенного командного центра Центрального военного совета (ЦВС) Китая проходят учения с участием четырех основных компонентов НОАК, в которых также принимают участие Силы стратегической поддержки (кибервойска, созданы в 2015 году) и Объединенные силы материально-технического обеспечения (созданы в 2016 году). Американские военные аналитики считают, что учения ВС КНР необходимо рассматривать как возможную репетицию «тайваньского сценария». Вместе с тем, по заявлениям официальных представителей Минобороны КНР, учения китайской армии проводятся исключительно для обеспечения национальной безопасности и не преследуют другие цели.

Американские аналитики сообщают, что новой особенностью мероприятий оперативной и боевой подготовки ВС КНР в августе 2020 года стало проведение учений с боевой стрельбой у берегов Циндао, Ляньюньгана и юго-востока острова Хайнань, а также крупномасштабные совместные военные учения в Бохайском море, Желтом море (к северу от Тайваня) и Южно-Китайском море (к югу от Тайваня). Считается, что этот шаг по имитации атак на север и юг Тайваня направлен на проверку способности НОАК блокировать вторжение извне и окружить остров во время потенциального конфликта.

Можно утверждать, что дополнительным элементом напряженности Пекин считает и то, что тайваньские ВС четыре раза в год проводят боевые артиллерийские стрельбы на острове Тайпиндао (Иту-Аба), который является самым крупным островом в спорном архипелаге Наньша (Спратли) в Южно-Китайском море и фактически на сегодня контролируется Тайбэем.

Дисбаланс сил

Американские исследователи приходят к выводу, что количественный баланс сил между Китаем и Тайванем кардинально не изменился за последние десять лет. Однако наращивание боевых возможностей НОАК, в частности значительное качественное повышение и расширение номенклатуры китайского арсенала вооружений, обеспокоило руководство Пентагона. В отчете Министерства обороны США отмечено, что КНР уже достигла паритета с США, а в некоторых областях даже превзошла их. Аналитики Пентагона считают, что Китай имеет превосходство в следующих трех областях: кораблестроение, производство баллистических и крылатых ракет наземного базирования, противовоздушная оборона страны. Закономерно, что все эти «три возможности» важны для НОАК для потенциального вторжения на Тайвань.

Устойчивые темпы судостроения в Китае позволили ВМС НОАК практически полностью отказаться от устаревших проектов фрегатов и эсминцев. Последний из устаревших эсминцев Тип 051 (по классификации НАТО – Luda class), представляющих копию советских эскадренных миноносцев проекта 41, был выведен из эксплуатации Северного флота ВМС НОАК в августе 2020 года. В то же время эсминцы-носители управляемого ракетного оружия (УРО) типа «Современный» (по классификации НАТО – Sovremenny) российского производства, некогда представлявшие основу ударных возможностей китайских ВМС, теперь уступают по численности (всего две единицы в 2020 году), ракетному вооружению и радиоэлектронному оборудованию более современным китайским разработкам – эсминцам УРО проекта 056 D.

Специалисты IISS утверждают, что количество баллистических ракет малой дальности, которые представляют основу военного потенциала Китая в Тайваньском проливе, в последние годы остается относительно неизменным. Ракетные войска НОАК получили на вооружение большее количество баллистических ракет средней дальности (БРСД) типа «Дунфэн-21D», что позволяет Китаю удерживать под угрозой американские вооруженные силы в пределах так называемой второй цепи островов. А это Курильские острова, Хоккайдо, острова Нампо, Марианские, Каролинские острова и Новая Гвинея, включая акватории Японского и Филиппинского морей, а также морей Индонезийского архипелага.

По данным американской военной разведки, новая БРСД на колесной базе «Дунфэн-26» впервые поступила на вооружение РВ НОАК в 2018 году и в настоящее время представлена в двух вариантах: способная поражать крупные морские цели модификация «Дунфэн-26В» и модификация «Дунфэн-26С» с увеличенной дальностью – свыше пяти тысяч километров. На вооружении РВ НОАК по состоянию на 2020 год находится около 200 пусковых установок данных БРСД.

Количество ПУ крылатых ракет наземного базирования было фактически удвоено за счет принятия на вооружение крылатой ракеты «Дунхай-10». В американском отчете, к сожалению, отсутствует оценка текущего состояния обслуживания новой китайской баллистической ракеты, оснащенной гиперзвуковым глайдером «Дунфэн-17», показанной на параде в честь годовщины основания КНР 1 октября 2019 года. Логичным представляется утверждение, что проект «Дунфэн-17» еще не достиг начальной эксплуатационной готовности и проходит обкатку в ходе войсковых испытаний в частях РВ НОАК.

Возможности войск противовоздушной обороны (ПВО) ВВС НОАК были также усилены за счет поставки из РФ второго комплекта зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) большой дальности С-400 в январе 2020 года. По сообщениям китайских СМИ, первый полковой комплект С-400 уже развернут и закреплен за 5-й ракетной дивизией, расположенной под Пекином. Вместе с тем за последние два года были произведены и развернуты ЗРК большой дальности китайского производства, включая «Хунци-22» и «Хунци-9B». Американцы предполагают, что «Хунци-9B» является версией существующего китайского комплекса «Хунци-9» с увеличенной дальностью действия. Вероятно, он обладает возможностями, в целом соответствующими последней модели российского ЗРК С-300ПМ2. Комплекс уже развернут в объединенных командованиях ВС КНР и представляет отечественную альтернативу импортным системам ПВО.

Ответ Тайваня

Тайвань как субъект международных отношений, созданный в 1949 году Чан Кайши после поражения в гражданской войне и бегства с материковой части Китая, до сих пор не признан в качестве суверенного государства большинством стран мира, включая Российскую Федерацию. КНР рассматривает Тайвань в качестве одной из своих провинций и проводит политику, направленную на восстановление над ним своей юрисдикции. Пекин, выступая за мирное объединение по принципу «одна страна – две системы», оставляет за собой право на использование военной силы для «объединения родины», в случае если администрация острова предпримет реальные шаги по провозглашению Тайваня суверенным государством.

Рост расходов Тайваня на оборону соответствует региональной тенденции, увеличившись на 3,4 процента в реальном выражении в период с 2018 по 2019 год. Тем не менее Тайбэй прогнозирует рост расходов на оборону более чем на 20 процентов в период с 2019 по 2020 год с 340,5 миллиарда (10,9 млрд долл.) до 411,3 миллиарда новых тайваньских долларов (13,3 млрд долл. США). В основном из-за вливания 1,7 миллиарда долларов США специальных средств, которые скорее всего будут направлены на импорт оружия из Соединенных Штатов. Опасения по поводу военной экспансии Китая занимают центральное место в расходах и закупках Тайваня на оборону.

Тайвань располагает достаточно внушительными для островного государства вооруженными силами, но в случае гипотетического конфликта с материковым Китаем их будет недостаточно. Тайваньская экономика высокотехнологична, развивается собственный ВПК, однако он неспособен закрыть все потребности ВС, а внешние закупки довольно затруднительны из-за нежелания большинства стран, в том числе США, ссориться с властями КНР. В результате начиная с 2000-х годов наметилось отставание тайваньских ВС от НОАК не только по количественным и качественным характеристикам.

Перед лицом растущего давления со стороны Китая США сконцентрировали усилия по обеспечению мира и стабильности на Тайване. В июле 2019 года Агентство США по сотрудничеству в области безопасности объявило о начале продаж Тайваню 108 танков M1A2T Abrams, 250 переносных ЗРК Stinger, а также соответствующего вспомогательного оборудования. В августе 2020 года США завершили продажу Тайваню 66 истребителей F-16. Примечательно, что продажа оружия при администрации Трампа пользуется поддержкой обеих партий в конгрессе.

Следует отметить, что Тайвань не только закупает у Соединенных Штатов боевые комплексы. Тайваньские системы технического обеспечения боевого управления войсками с автоматизированными системами управления, контроля, связи, сбора и компьютерной обработки информации, а также наблюдения и разведки (C4ISR) глубоко сопряжены с американскими аналогами. В последние годы тайваньские ВС настойчиво стремятся создать собственную единую структуру боевого управления, а США поставляют им большое количество серверов для передачи, приема и распределения данных.

Несмотря на то, что тайваньская администрация и правительство США изначально рассчитывали на быстрые трансферы американских вооружений на Тайвань, чтобы противостоять количественному превосходству Китая «наукоемкими вооружениями», у американских военных аналитиков остаются большие сомнения в результативности этих действий, учитывая нынешние темпы модернизации НОАК.

Промахи Тайбэя

Вместе с тем авторы доклада «Военные события и события в области безопасности с участием КНР» обошли стороной анализ слабых сторон американо-тайваньского взаимодействия в сфере обеспечения безопасности. Так, закупкам Тайванем американских вооружений неизбежно сопутствуют серьезные проблемы, в первую очередь связанные с тем, что закупленное вооружение зачастую не эксплуатируется или просто простаивает без дела.

За период с 2002 года по настоящее время состоялось около 16 контактов между США и Тайванем в рамках теневой дипломатии. Подобные контакты осуществлялись на достаточно высоком уровне, например на уровне представителей отраслей оборонной промышленности. Цель их – увеличить продажу на Тайвань американских высокотехнологичных вооружений для замены тех, у которых уже вышли сроки эксплуатации (тайваньцы закупили их в США около 20 лет назад и более).

Есть и другая проблема. Истекшие сроки эксплуатации закупленных в США боеприпасов вынуждают тайваньские вооруженные силы проводить многочисленные военные учения, в ходе которых просроченные боеприпасы и расходуются. По официальным данным Минобороны Тайваня, в 2018 году только в ходе одних учений тайваньскими военными было выпущено более 150 ракет типа «Тянь гун» различных модификаций.

Кроме того, Америка продает Тайваню вооружение и военное снаряжение дороже, чем другим государствам, поэтому Тайбэй нередко вынужден покупать американскую военную продукцию в рассрочку. Например, в 2001 году Тайвань заказал в США восемь дизель-электрических подводных лодок, но до сих пор он не может полностью расплатиться за этот заказ согласно графику платежей.

Интересы России

Позиция российского МИДа по тайваньскому вопросу остается неизменной: Россия всегда признавала правительство КНР единственным законным правительством, представляющим весь Китай. А Тайвань является неотъемлемой частью Китая. Представители российского внешнеполитического ведовства неоднократно решительно выступали против иных трактовок и интерпретаций. Мы поддерживаем объединение Тайваня с материковым Китаем – КНР выражает поддержку в отношении воссоединения Крыма с РФ, которое не признается некоторыми западными странами.

Политическое взаимодействие с Тайванем ограничивается деятельностью Российско-тайваньской координационной комиссии по экономическому и культурному сотрудничеству. Здесь уместно употребить китайскую пословицу: «Горячо в политике, холодно в экономике». Так, например, Тайвань не входит ни в одну из трех групп («активное сотрудничество», «слабое сотрудничество», «сотрудничество отсутствует») стран Азиатско-Тихоокеанского региона, с которыми взаимодействует Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС). А работа с открытыми источниками информации также не позволяет выявить результатов сотрудничества РФ и Тайваня в сфере ВТС и обеспечения безопасности.

Китайское командование осознает, что в случае конфликта со стороны Тайваня РВ НОАК нанесет массированный удар ракетным оружием. В связи с этим ему видится перспективным российско-китайское сотрудничество в сфере систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Факт сотрудничества в сфере СПРН имеет большую политическую значимость. Данными системами до сих пор обладали только США и Россия, а сами системы СПРН относятся к наиболее сложным и засекреченным видам ВВТ.

Сам же конфликт в Тайваньском проливе невыгоден интересам РФ, поскольку он значительно повлияет на существующий баланс сил как в АТР, так и в Северо-Восточной Азии.

Авторы американского доклада считают, что тайваньские закупки вооружений в ближайшей перспективе не изменят тренда модернизации вооруженных сил Китая: основные усилия будут направлены на обновление китайских ВМС, которые в случае конфликта с Тайванем будут реагировать первыми. В перспективе до 2025 года приоритетное развитие получит морская пехота ВМС НОАК, на которую возлагаются задачи по проведению десантной операции на Тайвань.

Единственной причиной, по которой до сегодняшнего дня на острове Тайвань де-факто сохраняется не находящееся под юрисдикцией КНР государственное образование – Китайская Республика, является военно-политическое покровительство, неизменно оказываемое Тайбэю со стороны Вашингтона.

От себя добавим, что в последние десятилетия смысл поддержки, которую США оказывают тайваньским властям, принципиально изменился. В основе американской политики продажи вооружений Тайваню лежат не только бизнес-интересы американского военно-промышленного комплекса, но и стратегический расчет.

До 90-х годов продажа Соединенными Штатами вооружений Тайваню была нацелена на поддержание фактического военного баланса между ним и континентальным Китаем, однако по мере экономической и военной модернизации КНР о каком-либо военном паритете между ними говорить не приходится. Целью продолжающихся американских военных поставок является стимулирование тайваньских властей к самостоятельному обеспечению собственного военного потенциала, пускай не в качестве эквивалентного, но все же значимого противовеса континентальному Китаю.

Так что продолжаем наблюдать за развитием ситуации в Тайваньском проливе, где пока применяются инструменты «мягкой силы», а не вооруженной борьбы. Согласно данным Агентства сотрудничества в области безопасности и обороны США (U.S. Defense Security Cooperation Agency) новейший пакет вооружений, отправляемых на Тайвань, включает до 100 береговых противокорабельных ракетных комплексов с ракетами Harpoon (Harpoon Coastal Defense Systems, HCDS) и соответствующее вспомогательное оборудование. В свою очередь Китай уже наложил санкции в отношении американских компаний Loched Martin, Boeing Defence и Raytheon за поставку оружия на Тайвань.

Руслан Полончук,
востоковед

Опубликовано в выпуске № 47 (860) за 8 декабря 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц