Версия для печати

Недооценка StuG III «предрешила гибель немецкой армии»?

Показали себя как эффективное средство борьбы с танками
Кустов Максим

Немецкий автор – Бертольд Зеевальд задумался о причинах поражения Германии во Второй мировой войне. Интересно было бы подсчитать, в который раз немецкие авторы обращаются к этой теме…

Результаты своих размышлений он изложил в статье «Это предрешило гибель немецкой армии», опубликованной в Die Welt. Одной из принципиальных ошибок руководства Третьего Рейха он считает решение развивать люфтваффе и военно-морского флот в ущерб сухопутным войскам.


Зеевальд цитирует историка Рольфа-Дитера Мюллера (Rolf-Dieter Müller), который подчеркивал: «Оснащать сухопутные войска новыми системами вооружения и вообще коренным образом их модернизировать считалось, вероятно, не такой уж насущной задачей».
Такое мнение появилось у немецкого руководства после стремительного разгрома Франции в 1940 году. В Советском Союзе это назвали бы «головокружением от успехов».


Одним из важнейших результатов такого подхода Бертольд Зеевальд считает недооценку и недостаточное развитие уже имеющегося у Германии грозного оружия: «Уже в середине 1940 года в Германии имелась гусеничная боевая машина, которую легко можно было производить в больших количествах — самоходное артиллерийское орудие непосредственной поддержки пехоты и танков».


Sturmgeschütz III (StuG III; Штурмгешютц III, Штуг III) — средняя по массе немецкая самоходно-артиллерийская установка класса штурмовых орудий времен Второй мировой войны на базе танка PzKpfw III. Серийно выпускалась в различных модификациях с 1940 по 1945 год и стала самым массовым по численности представителем бронетехники вермахта (выпущено 8636 единиц с 75-мм орудиями).


По мнению Зеевальда, именно эта машина могла, хотя бы частично, компенсировать очевидные недостатки немецких танков того периода: «Большинство из 2500 танков, занятых в наступательных действиях на Западе, были легкими танками Pz-I и Pz-II, оснащенными только пулеметами и легкими пушками калибра 20 миллиметров. Даже средний танк Pz-III имел 37-миллиметровую пушку… Оставшиеся 300 танков Pz-IV хотя и были вооружены пушками калибра 75 миллиметров, но из-за короткого ствола обладали малой пробивной силой».


На таком невпечатляющем фоне автор подчеркивает достоинства немецких САУ: «Их прицельные оптические устройства превосходили большинство моделей западных союзников. С 1941 года в войне против Советского Союза самоходные артиллерийские установки также показали себя как эффективное средство борьбы с танками».


Не скрывает он и имевшиеся у САУ недостатки: «Корму могли пробить даже легкие гранаты. Кроме того, то, что орудие приходилось сначала грубо направлять на цель и лишь затем производить тонкое наведение с помощью шарового шарнира, было слабой стороной орудия. К недостаткам можно было отнести и малую начальную скорость снаряда, выпущенного из короткого ствола, и то обстоятельство, что командир экипажа должен был заниматься еще и наведением на цель».


Но, ссылаясь на опыт успешной модернизации в ходе войны StuG-III, Зеевальд полагает, что сделать это можно было гораздо раньше. И, организовав массовое производство, противопоставить их «тридцатьчетверкам» и «Шерманам», выпускавшимся в СССР и США десятками тысяч. Помешало этому, по мнению автора статьи, «господствующее в Германии пренебрежительное отношение к конвейерному производству» и опасения танковых генералов, что усиленное производство самоходок пойдет в ущерб танкам.


Точка зрения Бертольда Зеевальда, безусловно, любопытна, но не более того. Весьма возможно, что озаботься немецкое руководство раньше модификацией Sturmgeschütz III, быстрее, чем это произошло в реальной истории войны, это ощутимо сказалось бы на ходе боев.
Безусловно, раньше повысив боевые возможности машины (прежде всего - оснастив ее длинноствольной пушкой, пулеметом, усилив бронирование), обеспечив более массовое производство StuG III, немцы могли бы увеличить потери советских танкистов и их англо-американских коллег, создать им больше проблем.


Но любое увеличение масштабов производства, конструкторских усилий, требовало отвлечения людских и материальных ресурсов от решения других задач. Например, от технического совершенствования и увеличения количества выпускаемых Panzerkampfwagen IV (PzKpfw IV, также Pz. IV).


С точно таким же успехом можно было бы назвать роковым для Германии недостаточное внимание к техническому усовершенствованию и наращиванию количества выпускаемых Pz. IV. Вот бы пораньше, чем в реальности, оснастить этот танк длинноствольной пушкой, да увеличить количество производимых танков… При желании можно было бы точно так порассуждать и про многие немецкие танки, самоходки или самолеты. Дескать, в их недооценке все дело. Улучшить бы их да производить побольше…


Вот только принцип «Тришкина кафтана» никто не отменял. Чтобы локти залатать, рукава надо обрезать.


Дело было в том, что не могла промышленность Германии выпускать военную технику в тех же количествах, что промышленность СССР и США с Великобританией. Выше головы не прыгнешь…


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Ильдус
Ильдус
17 декабря 2020
Интересная трактовка о слабости немецкой промышленности. Вообще-то, промышленность объединённой гитлером фашистской Европы позволила немцам обойтись без трудовой мобилизации. Например, заводы Шкода (Чехия) выпустили за годы войны танков больше, чем сама Германия.
Аватар пользователя Ильдус
Ильдус
17 декабря 2020
Интересная трактовка о слабости немецкой промышленности. Вообще-то, промышленность объединённой гитлером фашистской Европы позволила немцам обойтись без трудовой мобилизации. Например, заводы Шкода (Чехия) выпустили за годы войны танков больше, чем сама Германия.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц