Версия для печати

Прорыв линии Дью

Впервые в истории военной разведки сотрудникам ГРУ предстояло на год стать полярниками
Болтунов Михаил

Едва закончилась Вторая мировая, как Запад во главе с США и Великобританией развязал войну холодную. Советский Союз был объявлен врагом номер один. На борьбу с коммунистической угрозой брошены лучшие шпионские силы, заточены научные умы, мотивированы профессионалы военно-промышленного комплекса. Старая добрая агентурная деятельность активно подкреплялась радио- и радиотехнической разведкой. Наша страна, осознавая и реально оценивая опасность, отвечала ударом на удар.

Надо признать, американцы были весьма изобретательны. Они то и дело преподносили Советскому Союзу сюрпризы. Зимой 1955–1956 годов ЦРУ организовало специальную разведывательную операцию – запуск в наше воздушное пространство сотен дрейфующих аэростатов-шпионов. В последующие годы американцы будут действовать еще нахальнее. Апогеем их агрессивной политики станет вторжение самолетов-разведчиков ВВС США в наше воздушное пространство, в частности систематическими полетами самолетов У-2, которые закончились 1 мая 1960 года пленением летчика Фрэнсиса Пауэрса.

Засекреченная система

В начале 50-х годов ХХ века, когда США и Канада начали создавать современную совместную систему раннего радиолокационного обнаружения, даже людям, не очень посвященным в дела военные, стало ясно, против кого собираются «дружить» эти страны.

А все дело было, конечно же, в атомной бомбе. Ее появление перевернуло взгляды военных руководителей и специалистов на характер ведения войны. Окончательно утвердилась концепция, в основу которой лег тезис о ведущей роли ядерного оружия.

Соединенные Штаты из союзника во Второй мировой, повторим, быстро превратились в главного противника Советского Союза. И пока межконтинентальные баллистические ракеты как основные носители самого мощного в мире оружия еще только разрабатывались, на передний план вышла стратегическая авиация. CCCР мог с помощью своих дальних бомбардировщиков достойно ответить на происки американцев, нанести удар по территории противника через Северный полюс. Поэтому США и Канада бросились срочно создавать новую систему раннего радиолокационного обнаружения.

Мы определили все, что нам было необходимо: где находятся станции РЛС США, сколько их, на каких частотах работают. Важно, что группа Лебедева добыла ряд ценных сведений еще и по строящимся объектам линии Дью

К этому они подошли основательно. Построили три радиолокационные линии. Первую – «Пайнтри лайн» (PinetreeLine) из 33 станций, которые разместили вдоль южной границы Канады. Она протянулась от Ньюфаундленда до Ванкувера, обошлась в 50 миллионов долларов и была введена в строй в 1954 году. Система обеспечивала опознавание и перехват целей над территориями США и Канады. Однако имела весьма серьезный недостаток – малую глубину эшелонирования и слабо определяла низколетящие цели.

РЛС «Макгиллфенс» – вторая линия, была завершена в 1957 году и устранила недостатки первой. Теперь станции перехватывали низколетящие самолеты, но, к сожалению, не обеспечивали их устойчивое сопровождение. Стоила система в три с половиной раза дороже.

А вот третий рубеж дальнего радиолокационного обнаружения, названный линией Дью (DEW Line), включал в себя цепь из 63 станций и обошелся казне в огромную по тем временам сумму – около 350 миллионов. Эта система РЛС располагалась на крайнем севере Арктического региона Канады, а также вдоль северного побережья Аляски, на Алеутских и Фарерских островах, в Гренландии и Исландии. Как определялись места расположения станций?

Первыми разведчиками будущего маршрута стали группы специалистов, которые сначала с воздуха, а потом на земле определяли точки привязки будущих объектов. Они преодолевали огромные расстояния на самолетах, снегоходах и собачьих упряжках, работая в условиях экстремально низких температур.

После проведенных изысканий началось строительство. Надо сказать, что линия Дью стала серьезным достижением научного и оборонного комплекса США и Канады в те годы. На стройке задействовали около 25 тысяч человек. Более трех тысяч солдат транспортного корпуса армии США прошли специальную подготовку и занимались разгрузкой судов в Арктике.

После возведения соответствующей инфраструктуры последовала установка радаров и коммуникационного оборудования, а затем тщательное тестирование каждого блока в отдельности и всей системы в целом.

Строительство линии Дью завершилось летом 1957 года. Это был самый северный рубеж РЛС из трех, запущенных в эксплуатацию.

Надо отдать должное: эта линия закрыла все дыры в ПВО США и Канады. Теперь «партнеры» получали предупреждение о целях противника за два-три часа. А для руководства рубежами, насыщенными сложной техникой и специалистами, сформировано специальное воздушно-космическое командование NORAD. Его штаб расположился в Колорадо-Спрингс.

О строительстве этих линий РЛС в общих чертах было известно военному командованию СССР. Поступали некоторые оперативные данные, но их было явно недостаточно. Это сегодня мы знаем до последнего винтика радиолокационную систему линии DEW – основные поисковые РЛС, антенны связи, рабочие характеристики станций. А тогда все эти данные были от нас плотно закрыты. Американцы засекретили все, что было связано с рубежами дальнего радиолокационного обнаружения.

Прорыв линии Дью
Линия Дью

Генерал-лейтенант Петр Шмырев, в ту пору полковник, проходивший службу в Главном разведывательном управлении Генерального штаба ВС СССР, рассказывал: «Электромагнитная доступность американских объектов с наших берегов во всех диапазонах частот оказалась слабой или вообще отсутствовала. А знать эти объекты мы были обязаны. Предстояло подобраться к ним поближе и попытаться разведать силами радиотехнической разведки».

Легко сказать, да нелегко сделать. Как подобраться, каким образом? Стали думать, искать способы. Ни один из классических вариантов не подходил. Вскоре стало ясно, что эту сложнейшую задачу обычными методами не разрешить. Требовались нестандартные, если хотите, необычные творческие подходы.

Теперь уже вряд ли удастся установить, кому принадлежала идея отправить группу радиоразведчиков в дрейф на ледовой станции. А идея, надо сказать, была весьма оригинальная и, как показало время, продуктивная. Предлагалось трех офицеров и двух солдат-радиоразведчиков, мастеров слухового приема, включить в состав дрейфующей станции «Северный полюс-4».

Подготовка всей этой операции была возложена на полковника Петра Шмырева. Петр Спиридонович с большой охотой взялся за порученное дело.

Выбор не случайно пал на этого офицера. В 1941 году он окончил военную академию, воевал под Ленинградом в составе 623-го отдельного радиодивизиона особого назначения, на втором Украинском фронте, в 97-м дивизионе первой отдельной радиобригады. Войну закончил под Братиславой.

После войны служил заместителем командира полка по технической части, потом бригады. Опытным, знающим офицером Петр Спиридонович пришел в центральный аппарат Главного разведывательного управления, в отдел радиоразведки. И вот теперь ему поручалось возглавить работу по подготовке группы разведчиков к деятельности в особых условиях.

«Это поручение, – признавался Шмырев в одной из бесед, – возвращало меня в привычный круг забот, связанных с набором и обучением людей, подготовкой технических средств, согласованием многочисленных вопросов в Главсевморпути и других ведомствах».

В составе СП-4

Руководителем группы назначили майора Александра Лебедева – он был молод и энергичен, имел достаточный опыт службы в разведке, хорошо знал специальную технику.

Впрочем, в профессионализме радиоразведчиков никто не сомневался. Отобрали лучших. Возникла другая, весьма серьезная проблема. Никто из военнослужащих не был полярником, соответствующими знаниями, подготовкой не располагал. Они, конечно же, читали об известной экспедиции «Север-1», организованной в 1937 году и руководимой академиком Отто Шмидтом, о станции «СП-1» во главе с Папаниным, но на этом их знания о зимовке на льдине заканчивались.

Прорыв линии Дью
Полярный летчик Илья Мазурук

А ведь деятельность научно-исследовательских станций «Северный полюс» на дрейфующих льдах в глубоководной части Северного Ледовитого океана проходит в очень суровых условиях. Длительная, до пяти месяцев полярная ночь при лютых морозах, порывистых ветрах, метелях.

Опасность представляли и ледяные поля. В дрейфе в ледяном покрове возникают мощные напряжения, вызывающие расколы. Льдины станций «СП» неоднократно ломало. Вокруг ледяных полей появлялись огромные торосы. Нередко после сильных сжатий выходили из строя посадочные площадки, и каждый раз их приходилось создавать заново. А персонал станции невелик – два-три десятка человек, в состав входили океанологи, гляциологи, аэрологи, метеорологи, магнитологи, астрономы, геофизики, механики, радисты.

Теперь к полярникам присоединились и разведчики. У них были свои специфические задачи, связанные с обороной страны. Впервые в истории военной разведки пятерым сотрудникам ГРУ предстояло на год стать полярниками. По согласованию с Главсевморпутем было принято решение включить группу разведчиков в состав коллектива станции «Северный полюс-4».

Возглавил станцию опытный полярник, в прошлом военный моряк Павел Гордиенко. Начальник Главного разведывательного управления генерал-полковник Михаил Шалин встретился с Павлом Афанасьевичем. Обсудили все вопросы, связанные с пребыванием группы на льдине. Было решено связь осуществлять через начальника «СП» по линии Главсевморпути, но шифрами военной разведки. Об истинных задачах группы и их принадлежности к спецслужбе знал только он, начальник экспедиции.

Кроме полковника Петра Шмырева, подготовкой будущих «полярников из ГРУ» занимался Михаил Лашов. Он специалист по американской стратегической авиации, старался обучить разведчиков всему тому, что необходимо им будет в ходе работы. Потом Лашов непосредственно руководил деятельностью группы Лебедева. В апреле 1955-го группа «СП-4» высадилась на льдину. Коллектив состоял из 27 специалистов.

Экспедицию с Большой землей связывали воздушные трассы. С материковых аэродромов стартовали самолеты, которые уходили в глубь Арктики. Они доставляли необходимые грузы на станцию, высаживали на дрейфующие льды научные группы. На самой «СП-4», дабы обеспечить ее нормальное функционирование, быт и научную деятельность, были проведены необходимые работы: обновлены аварийные склады, проверено транспортное имущество, налажены постоянное прожекторное освещение и связь.

Станция «СП-4» оказалась долговременнее многих других. Три года длилась ее жизнь. Три коллектива полярников посменно работали на одной и той же льдине. Она пересекла весь Северный Ледовитый океан, пройдя около семи тысяч километров. Как раз в апреле 1956 года, когда заканчивалась вторая смена, «СП-4» находилась всего в 12 километрах от географической точки Северного полюса.

10 лет спустя

Группа радиоразведки работала активно и высокопрофессионально. Петр Шмырев, руководивший этой спецоперацией, дал такую оценку деятельности команды: «Мы определили все, что нам было необходимо: где находятся станции РЛС США, сколько их, на каких частотах работают. Важно, что группа Лебедева добыла ряд ценных сведений еще и по строящимся объектам линии Дью. В ходе этого дрейфа радиоразведчики постоянно отслеживали полеты американской стратегической авиации в Арктике. В общем, экспедиция была своевременная и полезная».

Правда, не обошлось и без происшествий. Получил ожоги радиотехник старший лейтенант Бутнев. Один из полярников неумело обращался с газовым баллоном, а офицер, к несчастью, оказался рядом.

Воздушный ас Илья Мазурук сделал все возможное и невозможное, чтобы в условиях полярной ночи с разрушенного ледового аэродрома вывезти со станции обожженного офицера. Бутнев вовремя попал в госпиталь, восстановился и успешно продолжил службу.

Смена «СП-4» завершилась 20 апреля 1956 года. Дрейф продолжался 378 суток. По возвращении на Большую землю начальник станции Петр Гордиенко доложил: специалисты-океанологи, аэрологи, метеорологи свою задачу выполнили. О разведчиках он умолчал. Оценивать работу этих людей было не в его компетенции.

Через 10 лет, в 1965 году радиоразведка ГРУ попытается повторить дрейф «СП-4». И пусть военно-стратегическая обстановка к этому времени изменилась, ведущие позиции заняли межконтинентальные баллистические ракеты, но американские стратегические бомбардировщики Б-52 упорно отрабатывали удары с северного направления. Поэтому дрейф вдоль берегов Североамериканского континента не был излишним. Интересно, что новую группу радиоразведчиков возглавил все тот же Александр Лебедев. Однако ледовая обстановка в Арктике непредсказуема, и она внесла свои коррективы. Льдину раздавило, станцию пришлось срочно эвакуировать. Люди были спасены, специальная техника тоже.

Больше попыток использовать дрейфующие льдины в целях разведки не предпринималось.

Опубликовано в выпуске № 49 (862) за 22 декабря 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц