Версия для печати

РВС: военная чехарда с трагическим исходом

Опыт коллегиального управления армией закончился расстрелами
Ясинский Виктор
Фото: fototelegraf.ru

Гражданская война принесла советской республике хозяйственное разорение, голод и обнищание населения. В этих условиях более чем пятимиллионная Красная армия в ходе постепенной демобилизации личного состава стала терять свою боевую готовность и воинскую дисциплину. Но и в таком состоянии она могла повлиять на результат политической борьбы в партийных и властных кругах за лидерство в связи с болезнью и смертью Ленина.

28 августа 1923 года произошло не совсем рядовое событие: в связи с образованием СССР Совнарком утвердил состав Революционного военного совета союзного государства. Его председателем, как и прежде в республиканском совете, остался Лев Троцкий, а заместителем – Эфраим Склянский. Членами совета стали тринадцать человек. Почти половина из них были напрямую связаны с деятельностью Вооруженных сил, а двое служили офицерами еще в старой армии. Пятеро представляли союзные республики, трое являлись членами и кандидатами в члены Центрального комитета партии.

Меньше Троцкого

Вновь образованный коллегиальный орган высшей военной власти унаследовал от республиканского стремление военно-политического руководства страны к централизации и твердости управления, на что был направлен и высокий политический авторитет его председателя. Ранее этого не смог сделать комитет из трех народных комиссаров, находившихся в равном положении и поэтому превратившийся в дискуссионный клуб. Пришедший ему на смену Высший военный совет, сформированный из генералов и офицеров старой армии, не обладал авторитетом у красноармейцев, набранных по классовому принципу. Однако уже менее чем через месяц на пленум ЦК выносится вопрос о пополнении только что созданного совета шестью должностными лицами, пятеро из которых занимали высокое положение в партии. Такого повышенного внимания к высшему органу военной власти не было даже в тяжелейшее для страны время при объявлении советской республики военным лагерем, когда в его первом составе был только один член высшего органа партии – сам председатель Реввоенсовета.

Противостояние никуда не делось и вполне возможно, что оно способствовало заговору, основание которого относится к 1932 году

Теперь же поспешное включение в него известных в партии лиц (Пятаков, Лашевич, Орджоникидзе, Ворошилов, Сталин и Муралов) явно свидетельствовало о попытке ограничения влияния Троцкого на вооруженную силу государства. Он все понял и покинул заседание пленума, который в его отсутствие принял, по мнению некоторых историков, измененное постановление: из шести кандидатов только одного или двух нужно было ввести в совет сразу, а остальных только с объявлением мобилизации.

В таком значении оно почти ничего существенно не меняло и потому намеченной цели не достигло. Кроме того, вероятно, постановление так и не было проведено, как полагалось, через принятие соответствующего нормативного правового акта советских органов власти. Но решение спровоцировало Троцкого на ответные действия. Он обратился к членам ЦК и центрального контрольного комитета с совершенно секретным письмом, в котором подверг резкой критике деятельность руководящих органов.

Отметил, что отсутствие системы ведения хозяйства и существующий внутрипартийный режим тяжело отражаются на армии. Политбюро занимается армией эпизодически, вопросы ее строения и подготовки к развертыванию не рассматривает, принимает прямо противоположные решения, исполнение которых создает в военных округах впечатление, что Реввоенсовет лишен в своей работе руководящей идеи. По поводу принятого постановления, похоже, даже сгустил краски, указав на его внешнеполитическое значение – мол, наши соседи могут вполне расценить объявление нового состава совета как переход к агрессивной политике.

Вслед за ним в высший орган партии с секретным письмом обратились сорок шесть известных партийных работников, которые не затрагивая армейских проблем, писали о неудовлетворительном руководстве партии в сфере хозяйства и внутрипартийных отношений.

В поддержку Троцкого выступил начальник политического управления и член РВС Владимир Антонов-Овсеенко, но перешел красную черту, допустив в письменном обращении такие высказывания, которые вполне могли быть расценены как угроза вмешательства армии в политическую борьбу. Такого терпеть было нельзя, и партийное руководство решило довести дело по укреплению кадров высшего органа военной власти страны, усилению партийного руководства вооруженной силой до конца. На этот раз оно действовало на солидной основе и с перспективой на реформирование армии.

Военная перестройка

В середине января следующего года была создана специальная комиссия, которая тщательно проверила состояние текучести и снабжения армии. В выводе было сказано, что армии как организованной, обученной, политически воспитанной и обес-

печенной мобилизационными запасами силы в стране нет, она оказалась небоеспособна. Также, по мнению комиссии, фактически не существовало и руководящего коллегиального органа.

Жесткая оценка работы высшего военного руководства, боевой и мобилизационной готовности армии не повлекла за собой немедленного отстранения от должности председателя военного ведомства. Более того, ему было поручено вместе с другими назначенными товарищами разработать проект срочных мер по оздоровлению и укреплению армии и представить их для окончательного определения мер по ликвидации отмеченных недостатков.

Главными виновниками в таком состоянии армии были названы, как нередко бывает в подобных случаях, самые настоящие труженики, в руках которых оказалось фактически сосредоточено руководство совета, – это Эфраим Склянский и начальник штаба армии Павел Лебедев. Кроме них из совета вывели еще четырех товарищей.

На замену пришли частично ранее намеченные кадры, и в результате в следующем составе, утвержденном 25 марта 1924 года, сторонников у Троцкого почти не осталось. Заместителем председателя стал Михаил Фрунзе. Обновление кадров значительно повысило влияние партийного руководства на армию, которое продлило работу комиссии в целях устранения недостатков и качественного обновления вооруженной силы государства.

Армейское руководство активизировало работу, но общее состояние Вооруженных сил страны в течение года не улучшилось. Вынужденное снижение штатной численности армии с 610 до 562 тысяч привело к сокращению развертываемых в военное время дивизий и к превосходству вероятного противника. Стрелковые дивизии мирного времени были укомплектованы всего на 20 процентов от штатов военного времени. В кавалерии некомплект лошадей составлял около 75 процентов. Флот и авиация в существующей численности развиваться не могли. Мобилизационные запасы по всем направлениям были крайне низкими. Причиной низкого состояния боевой готовности были названы неблагоприятные экономические условия и недостаточное финансирование армии.

Совсем без Троцкого

И только теперь Троцкий лишился должности, но не за низкое состояние готовности армии, а за политическую деятельность, которая вносила раскол в ряды партии и могла способствовать подрыву воинской дисциплины.

Фрунзе, ставший новым председателем, получил поддержку Сталина, который способствовал удовлетворению его просьбы об увеличении ассигнований и аргументировал необходимость готовить армию к разным вариантам развития военно-политической обстановки в мире.

В связи со сменой руководства в феврале 1925 года в РВС произошли очередные перемены. Общее количество членов возросло до девятнадцати. На усиление прибыли несколько новых работников, в том числе заместитель начальника штаба армии Михаил Тухачевский. Но и этот состав долго не продержался. В связи с кончиной Фрунзе уже в ноябре текущего года новым председателем стал Климент Ворошилов.

Таким образом, в период с августа 1923-го по ноябрь 1925-го союзный РВС четыре раза менял свой состав. В среднем это происходило один раз в семь месяцев, что может дать пищу острословам. Из первого состава было выведено 40 процентов членов, из второго – 14 и из третьего – 42. Некоторые из них едва успевали только отметиться. Например, ответственный секретарь компартии и зампред СНК Белоруссии Вацлав Богуцкий пробыл в первом составе всего пять месяцев.

В итоге за два года через его ряды прошло даже больше руководящих работников, чем в республиканском совете за шесть лет в условиях Гражданской войны, когда перестановки осуществлялись исходя из соображений высшей целесообразности для достижения победы.

Наследие Троцкого

Манипуляции с подбором и расстановкой своих сторонников, начавшиеся в мирное время для достижения политических целей в связи с обострившейся политической борьбой в верхах за влияние на армию, фактически дискредитировали саму идею коллегиальности управления вооруженной силой. Кроме того, она способствовала размыванию в среде высших военачальников персональной ответственности за принятие решений и приводила к снижению авторитета руководителей, но революционное завоевание пока никто под сомнение не ставил.

В четвертом составе от первого осталось только два члена – Сергей Каменев и Семен Буденный. Он сократился до одиннадцати человек в связи с выводом представителей союзных республик. До четырех уменьшилось и количество представителей ЦК. В основном совет стал состоять из армейского руководства.

После крупной чистки, казалось бы, в нем должно было воцариться полное единодушие, но уже в июле следующего года на партийном пленуме за фракционные действия был исключен из состава кандидатов в члены ЦК Михаил Лашевич. Сняли его и с должности первого заместителя председателя РВС, куда он вошел совсем недавно, вместе с другими членами партийного органа с целью ослабления влияния Троцкого на армию.

Кроме того, в высшем военном руководстве появились разногласия по некоторым вопросам военного строительства. Образовалась группа несогласных с действиями наркома.

27 февраля 1927 года член совета и ставший начальником штаба армии Тухачевский письменно обратился к своему непосредственному начальнику Ворошилову. Суть обращения состояла в том, что в аппарате между отдельными руководителями сложились ненормальные взаимоотношения, которые он посчитал «санкционированными». В частности, между штабом и главным управлением армии. В самом штабе шло противостояние между начальником и Шапошниковым. Имеющиеся трения, по мнению заявителя, не только затронули руководителей, но дошли до низов и грозили серьезными последствиями.

Сам факт такой формы общения свидетельствовал о том, что доверительных отношений между Тухачевским и Ворошиловым не было. Через год появилось еще одно письмо, которое скорее всего еще более ухудшило взаимоотношение двух руководителей. В нем НШ сделал серьезный упрек уже лично своему начальнику в том, что тот противопоставляет работу штаба своей работе и даже своим мнениям. Все это не делало штаб рабочим органом в руках наркома для объединения всех усилий по подготовке к войне.

Тухачевский был освобожден от должности и назначен командующим войсками ЛВО, но затем последовало его возвращение в центральный аппарат заместителем наркома и заместителем председателя РВС, начальником вооружения армии. Противостояние никуда не делось, и вполне возможно, что оно способствовало заговору, основание которого, по словам самого Тухачевского, написанным в его заявлении наркому внутренних дел, относится к 1932 году. Именно в это время и до упразднения РВС СССР 20 июня 1934 года в нем состояло подавляющее большинство военачальников (почти 82 процента), которые через несколько лет станут обвиняемыми.

Совет репрессированных

Для армии наступал период возвращения принципа единоначалия в управлении вооруженной силой государства. Назревала еще более масштабная чистка в рядах командного состава, в том числе с трагическим исходом для многих бывших членов высшего военного органа власти.

За тринадцать лет его существования практику коллегиального руководства получила большая группа военачальников и руководящих партийных работников, многие из которых после вывода из него и далее продолжали занимать различные должности в армии или народном хозяйстве, но их судьба сложилась весьма трагично.

Из общего количества к 1941 году в живых остались только Ворошилов и Буденный. Двадцать один бывший член высшего органа военного управления, это более половины от общего числа, были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны в результате процессов 1937–1938 годов, один осужденный скончался в лагере. Трое покончили с собой, трое погибли в автомобильных и авиационных катастрофах.

Троцкий был исключен из партии, выслан из страны, лишен гражданства и убит в Мексике в 1940 году. Склянский, будучи в служебной командировке в США, утонул во время прогулки по озеру на лодке еще в 1925 году.

Однако несмотря на все трения, разногласия и чистки, деятельность Реввоенсовета в целом была направлена на подготовку армии к будущей войне и повышение обороноспособности страны.

Только после Победы в Великой Отечественной войне в 50-е годы осужденные были реабилитированы.

Опубликовано в выпуске № 49 (862) за 22 декабря 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц