Версия для печати

Дважды заслуженный

Верность армейскому клубу позволила Виктору Кузькину отстаивать его честь и славу почти 40 лет
Анушкевич Борис
Фото: sovsport.ru

Защитник команды ЦСКА Виктор Кузькин – трехкратный победитель Игр-1964, 1968, 1972. Восьмикратный чемпион мира (1963–1969, 1971). Обладатель Кубка европейских чемпионов (1969–1974). Тренер команды ЦСКА (1976–1988), хоккейного клуба ЦСКА (1991–1999). Награжден двумя орденами СССР «Знак Почета» и орденом Почета России. Отмечен специальным призом Федерации хоккея России в числе шести лучших защитников страны за всю историю. В 2005 году введен в Зал славы Международной федерации хоккея (IIHF).

В 40-е прошлого века на территории столичной Боткинской больницы, помимо больничных сооружений, стояли бараки для персонала. В одном из них в закутке общего жилого помещения обитала супружеская пара – столяр Григорий Яковлевич и медсестра Мария Афанасьевна Кузькины. Летом 1940-го у них родился сын Виктор. В первые же дни Великой Отечественной Григорий Яковлевич отправился на фронт, а ровно через год Мария Афанасьевна получила похоронку. Семье погибшего кормильца предоставили льготу: из помещения на восемь человек Марию Афанасьевну с годовалым сыном переселили в отдельную комнатенку. На дневное дежурство она часто брала с собой маленького Витю. Подрабатывала и ночными, оставляя мальчишку дома одного.

Территория Боткинской вмещала спортивный городок – беговые дорожки, футбольное поле, игровые спортивные площадки, зимой – каток. Был здесь и клуб, культивировавший множество кружков и спортивных секций по интересам. Раздолье сотрудникам, их детям, выздоравливающим пациентам разного возраста и пола. Витя Кузькин с ранних лет гонял в футбол, играл в баскетбол, волейбол и ручной мяч, занимался боксом. Участвовал в драмкружке, в детском духовом оркестре освоил игру на альте. Но его любимым занятием стал хоккей – русский с мячом и канадский с шайбой.

Наши и зарубежные хоккеисты отзывались о нем как о самом корректном защитнике своего времени. В игре на льду никогда не грубил соперникам, не использовал против них жестких приемов

В 300 метрах от Боткинской больницы располагался Стадион юных пионеров. Знаменитый СЮП, подаривший миру немало ярких имен советских чемпионов. Здесь 13-летний Витя Кузькин впервые праздновал победу, в составе своей дворовой «шайки» обыграв в русский хоккей детскую команду СЮПа. Игравший против него юный «профессионал» Володя Васильев, будущий тренер воскресенского «Химика» и сборной России, предложил ему тренироваться вместе. Следующие пять лет Виктор провел на СЮПе. Однако на льду боткинской коробки по-прежнему гонял шайбу.

«В юношескую хоккейную команду ЦСКА на Ширяево поле в Сокольниках меня привел Олег Парийчук, с которым мы вместе учились в школе, – делился воспоминаниями Виктор Григорьевич. – Армейскую молодежь тогда тренировали прекрасные в прошлом хоккеисты ЦДСА Александр Виноградов и Борис Афанасьев. У них играли ребята моего возраста – Витя Зингер, Алик Галямин, Володя Каменев. Пришел без формы, мне подыскали кое-какую амуницию, я удачно сыграл в первой тренировочной встрече. Понравился Виноградову. Сезон отыграл центральным нападающим вместе с Аликом Галяминым и Володей Каменевым. С «молодежкой» стал победителем чемпионата страны, и Виноградов решил показать меня Тарасову».

«Сырой, ножки слабенькие», – вынес свой вердикт Анатолий Владимирович. К счастью, Тарасов быстро изменил мнение о возможностях 18-летнего игрока, и вскоре его зачислили в штат команды мастеров на позицию центра нападения. Все свои силы, старание новичок направил на то, чтобы поскорее избавиться от позорных «сырой» и «слабенький». Усердие принесло результат: мышцы налились силой, игра пошла.

В сезоне 1961–1962 годов Тарасов переквалифицировал Кузькина в защитника, до предела обострив в коллективе конкуренцию в этом амплуа. Играли тогда в две пары защитников. В основе команды ЦСКА на лед выходили хоккейные асы Николай Сологубов – Иван Трегубов, Дмитрий Уколов – Генрих Сидоренков. На подхвате были не менее мастеровитые Юрий Баулин, Владимир Брежнев и он – молодой Кузькин. Играл в паре с каждым из ветеранов, на их фоне смотрелся вполне достойно. Это и стало главным мотивом включения Виктора в состав сборной СССР на ЧМ-1963 в Стокгольме. В напарники ему тренеры определили динамовца Виталия Давыдова.

Семь чемпионатов подряд национальная команда не знала успеха (исключение – победа на зимних Играх-1956) и прибыла в шведскую столицу с твердым намерением добыть золото. Оступившись в поединке с хозяевами турнира – 1:2, сборная СССР попала в зависимость от двух обстоятельств – безоговорочной победы в последнем матче со сборной Канады и победы с разницей шайб +2.

Дважды заслуженный
Фото: google.com

Заключительный период встречи, 19-я минута, счет 4:0 в пользу советских хоккеистов. За 43 секунды до конца поединка наша скамья бурлит – победа! И тут канадец Дон Флетчер сокращает разрыв в счете – 1:4. За задержку времени удаляют защитника Эдуарда Иванова, следом – нападающего Вячеслава Старшинова. До финальной сирены 11 секунд. Канадцы снимают вратаря – шестеро против троих наших. Бросок Джекки Маклеода – 2:4. Еще одна шайба и – прощай золото? Но выстояли! Девять последующих лет в мировой табели о рангах советская хоккейная сборная никому не уступала первую сточку. Из Швеции 14 хоккеистов, среди которых защитники команды – Александр Рагулин, Эдуард Иванов, Виктор Кузькин, Виталий Давыдов вернулись домой заслуженными мастерами спорта СССР.

Спустя три года, осенью 1966-го победитель Игр-1964, четырехкратный чемпион мира, капитан сборной СССР и команды ЦСКА Виктор Кузькин лишился высшего спортивного звания страны. Случилось вот что. Воскресным вечером армейцы Евгений Мишаков и Виктор Кузькин, поужинав в популярном ресторане городского аэровокзала на Ленинградке, на стоянке такси сели в машину. Водитель, узнав в пассажирах известных спортсменов, заломил цену за проезд. Мишаков возразил, завязалась перепалка. Пытаясь силой вытащить Евгения из авто, таксист оторвал рукав его модного пиджака. Конфликт перерос в драку, к ней подключились другие извозчики. В суматохе кто-то из них монтировкой проломил голову кому-то из своих. С появлением милиции стоянка такси мгновенно опустела. Кузькина и Мишакова забрали в отделение, обвинив в нанесении тяжких телесных повреждений увезенному на «скорой» водителю. Решение спортивно-технической комиссии Федерации хоккея было суровым: дисквалификация на год, лишение звания заслуженного мастера спорта. По партийной линии – строгий выговор с занесением в учетную карточку. Разрешили играть за клубную команду ЦСКА в чемпионате Москвы.

Вскоре следственные органы во всем разобрались – в инциденте вина хоккеистов не подтвердилась. Кузькина включили в состав сборной на ЧМ-1967 в Вене (Австрия), откуда она вернулся с очередной высшей наградой, посвятив ее 50-летию Октябрьской революции. Об этом сообщила читателям газета «Правда», разместив на первой полосе фото чемпионов. Отличившимся игрокам присвоили звание заслуженных мастеров спорта СССР. В том числе и Виктору Кузькину. Не восстановили, а присвоили вторично.

У всех, кто знал Виктора Кузькина, язык не повернулся бы назвать его дебоширом и хулиганом. Наши и зарубежные хоккеисты отзывались о нем как о самом корректном защитнике своего времени. В игре на льду никогда не грубил соперникам, не использовал против них жестких приемов. Играл он много, а на скамейке штрафников находился реже других. «Виктор был добрым и отзывчивым человеком. И шайбу отбирал изящно, технично, зубодробительные силовые приемы не его стихия», – аттестовал партнера Виталий Давыдов, отыгравший в паре с ним 10 лет в национальной сборной.

Природные одаренность, сдержанность и деликатность, преданность и верность армейскому клубу позволили Кузькину отработать в нем почти 40 лет: 18 – в качестве игрока и 20 – в роли тренера. Верой и правдой служил он и национальной сборной. Три ордена Почета – более чем скромные воздаяния Родины трехкратному олимпийскому чемпиону, которых в истории хоккея всего шесть.

В 2000 году по инициативе Виктора Кузькина был создан Фонд поддержки и развития любительского хоккея, который в настоящее время носит его имя. 19 апреля 2008-го Виктор Григорьевич отыграл матч в Лужниках на праздновании 50-летнего юбилея Вячеслава Фетисова. А летом того же года отправился в Хосту – в военный санаторий имени Яна Фабрициуса, где отдыхал каждый год. Там, разгорячившись на теннисной площадке, «солдатиком» прыгнул в море. И не вынырнул. Сердце чемпиона остановилось мгновенно, в таком положении – «руки по швам» и подняли его спасатели. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Опубликовано в выпуске № 50 (863) за 29 декабря 2020 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц