Версия для печати

Искусственный интеллект за рычагами танка

Россия и США в области создания умной техники идут вровень, но у американцев более серьезные перспективы
Тучков Владимир
Фото: yandex.ru

Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии Олег Салюков в обширном интервью рассказал о новом вооружении, которое пришло в войска. Или не пришло, но уже совсем на подходе, ожидая принятия на вооружение и начала серийного производства. В частности, он рассказал о положении дел в сегменте совсем новой техники – робототехнических наземных комплексов. «Внедрение в войска и развитие теории их боевого использования будут способствовать изменению порядка и способов применения общевойсковых формирований при ведении боевых действий», – сказал генерал.

При этом в качестве примеров достижения оборонной промышленностью положительных результатов он упомянул три робототехнических комплекса (РТК). Один из них – «Уран-9» практически готов, государственные испытания завершаются. Два других – «Штурм» и «Соратник» находятся в разработке. Хотя опытный образец «Соратника» уже довольно давно демонстрирует на роликах Министерства обороны свои боевые способности.

Однако есть основание предположить, что Олег Селюков несколько преувеличивает возможности тех РТК, о которых рассказывает. У военной комиссии, оценившей эффективность «Урана-9» на «сирийском полигоне», более прохладное отношение к этой машине.

Сирийская военная приемка

10-тонный РТК «Уран-9» на гусеничной платформе был создан в ОАО «766 управление производственно-технологической комплектации», входящем в концерн «Калашников». Но строго говоря, слово «робототехнический» тут явно лишнее, потому что этот комплекс является дистанционно управляемой машиной, полностью подчиняющейся командам удаленного оператора.

«Уран-9» прекрасно вооружен. В башне расположена автоматическая пушка 2А72 калибра 30 миллиметров и спаренный с ней пулемет калибра 7,62 миллиметра. Есть четыре противотанковые управляемые ракеты «Атака» и 12 реактивных огнеметов «Шмель-М» одноразового действия с дальностью стрельбы до 500 метров.

Слово «робототехнический» явно лишнее, потому что комплекс «Уран-9» является дистанционно управляемой машиной, полностью подчиняющейся командам удаленного оператора

Есть оптико-электронный комплекс с телевизионным и тепловизионным каналами и лазерный дальномер. Для радиокомандного наведения ПТУР «Атака» используется антенна, излучающая узкий луч миллиметрового диапазона. В наличии, естественно, защищенный двухсторонний радиоканал связи комплекса с оператором.

«Уран-9» предназначен для разведки и огневой поддержки на поле боя мотострелковых подразделений. Оригинальная ходовая часть в значительной степени напоминает конструкцию БМД-2. Бронирование противопульное.

На полигоне в 2016 году без противодействия противника и в хорошую погоду комплекс показал себя прекрасно, продвигаясь вперед, обстреливая мишени из пушки и пулемета, ракеты точно наводились на имитирующие танки профили.

Однако при испытании комплекса в 2018 году в Сирии к «Урану-9» накопилось изрядно претензий. В докладе 3-го центрального научно-исследовательского института Министерства обороны все они были перечислены.

Скажем, невозможность стрельбы с ходу, только в статическом положении. Низкая надежность пушки. Большой временной лаг между подачей команды и выстрелом. Частый выход из строя опорных катков гусеничной платформы. Низкая скорость – 35 километра в час. Низкая огневая мощь. В разведывательном режиме тепловизионная камера распознает цели на дальности до двух километров, но с ухудшением погодных условий это расстояние сильно сокращается. Ненадежный канал связи оператора с РТК. И это не полный перечень замечаний.

Военная комиссия пришла к выводу, что использование в армии не конкретно «Урана-9», а машин такого типа в течение ближайших десяти лет невозможно. И не из-за технических огрехов, которые можно устранить и даже повысить огневые и ходовые характеристики. Наземные РТК при существующих технологиях концептуально несостоятельны.

Действительно, оператор, управляющий таким комплексом, не в состоянии получать необходимый объем информации об условиях, в которых находится робот, то есть с какими он сталкивается угрозами, какую поддержку способен оказывать своим войскам и как он может им навредить при неверной оценке обстановки на поле боя. При этом сам РТК, обладая элементами искусственного интеллекта, должен принимать значительную часть решений, которая сейчас возложена на оператора. Поскольку именно ИИ находится внутри событий и должен уметь оценивать ситуацию максимально объективно для выбора верных решений.

Искусственный интеллект за рычагами танка

Но у «Урана-9» не использованы даже ныне доступные возможности для получения оператором необходимой для более эффективного управления наземным дроном информации. Отсутствует не только стереоскопическое зрение, но и широкоформатное.

Как ни странно, уже через год заместитель начальника Генерального штаба генерал-лейтенант Игорь Макушев заявил, что разработчики устранили все выявленные в Сирии недостатки и «Уран-9» готов к эксплуатации в войсках.

Более того, в декабре 2019 года генеральный директор концерна «Калашников» Владимир Дмитриев сказал, что комплекс приняли на вооружение. И спустя год его опять собираются принимать на вооружение. Интересно, сколько еще раз это будет повторяться?

Американцы боятся идти в атаку с «Черным рыцарем»

Вооружить до зубов наземный беспилотник – не самое сложное дело. Куда сложнее добиться, чтобы он использовал оружие с пользой для общего дела. То есть для подразделения сухопутных войск, в составе которого должен действовать в качестве боевой единицы. А то ведь может не только не получиться никакой пользы, но и выйти значительный вред.

А эффективность действия наземного РТК, помимо качества вооружения, складывается еще из осведомленности оператора о ситуации на поле боя, из гибкости и оперативности управления машиной и из живучести РТК и его систем.

«Уран-9» есть с чем сравнивать. Американское отделение британской компании BAE Systems разработало РТК Black Knight («Черный рыцарь», хоть и окрашен он в рыжую краску). Концепция этой машины практически такая же, как и у комплекса «Калашникова». Кстати, совпадают даже масса этих машин (10 тонн) и высота (2 метра). На гусеничной платформе установлен боевой модуль с вооружением, органами технического зрения и системой управления. Управление «Черным рыцарем» осуществляет оператор, находящийся удаленно.

Вооружение «американца» слабее. Есть 30-мм пушка, 6,72-мм пулемет и спрятанные внутри модуля противотанковые ракеты. Скорость выше в два раза – 77 километров в час.

Более развиты и органы наблюдения. Боевой модуль буквально облеплен объективами прицелов и оптико-локационных систем с дневным и ночным каналами, что позволяет контролировать обстановку по бокам и сзади РТК. Передний обзор панорамный и стереоскопический. Одна оптическая система сканирует пространство в горизонтальной плоскости, вторая – в вертикальной. Есть также РЛС. Как видим, техническое зрение у «Черного рыцаря» более развито, чем у «Урана-9».

Кстати, здесь есть один тонкий момент. Во время испытаний танка Т-14 на платформе «Армата» комиссия высказала сомнение относительно живучести оптических систем. В случае вывода их из строя осколками от разрывающихся снарядов экипаж терял способность ориентироваться на местности. Поэтому пришлось ввести в конструкцию специальные шторки, автоматически срабатывающие и защищающие оптику. Есть ли такой механизм у «Урана-9» и «Черного рыцаря» – неизвестно.

Американский РТК успешно прошел все полигонные испытания. Но этого, оказывается, недостаточно для того, чтобы этот комплекс преодолел барьер, отделяющий опытный образец от серийной машины, использующейся в войсках. Даже обладая более развитым зрением, чем российский комплекс, «Черный рыцарь» неспособен с необходимой точностью донести до оператора особенности своего положения и ситуацию на поле боя. Что чревато либо ошибками в управлении машиной, либо слишком медленной реакцией оператора в случаях, когда необходимо действовать немедленно.

И это существенное различие во внешнем управлении наземным РТК и воздушным беспилотником. Для управления дроном оператору требуется получать гораздо меньше информации о воздушной обстановке. Ну а серьезным разведывательным машинам и этого не нужно. Американский стратегический разведывательный дрон RQ-4 Global Hawk может находиться в воздухе 36 часов. В него вводят программу, и он под управлением инерционной системы с коррекцией по сигналу GPS совершает полет по заданному маршруту. При этом, разумеется, можно корректировать с земли полетное задание. Правда, дрон в полете может нарваться и на зенитную ракету, как это было, например, в Иране.

Конечно, РТК в их современном техническом состоянии можно использовать. Но крайне ограниченно. Или в боевых действиях самой низкой интенсивности, или для разведки. В сражениях с использованием с двух сторон значительного количества бронетехники, под плотным артиллерийским огнем их просто-напросто затопчут. Потому что, несмотря на серьезное вооружение и значительный боекомплект, в сноровке они будут сильно уступать любому пехотинцу. При высокоманевренных действиях общевойсковых формирований гусеничные дроны станут просто путаться под ногами.

Перспективы

Однако концерн «Калашников» выбил финансирование для следующего проекта по созданию уже не одного РТК, а целого семейства таких машин. Вероятно, воспользовавшись тем, что роботизированное оружие – это модно. Вот и Олег Салюков говорит о том, что их внедрение в войска будет способствовать изменению порядка и способов применения общевойсковых формирований при ведении боевых действий.

Проектом занимается то же самое 766-е управление производственно-технологической комплектации (766 УПТК). ОКР называется «Соратник». Стоимость ее первого этапа, который планировали завершить в конце 2020 года, составляет 128 миллионов рублей, что отражено на сайте госзакупок.

Однако опытный образец РТК «Соратник» еще в 2016 году показывали в минобороновских роликах во всей красе. Но сейчас, как пояснил гендиректор «Калашникова» Владимир Дмитриев, от того «Соратника» и следа не осталось. Теперь в рамках ОКР заново создается семейство из нескольких машин различного назначения и боевой мощности.

Небезосновательно предположить, что концептуально новые машины повторят «Уран-9». Потому что компетенции ОАО «766 УПТК» не позволят хотя бы немного продвинуть функциональность РТК в направлении использования в управлении комплекса искусственного интеллекта. Пусть и в зачаточной форме.

Дело в том, что ОАО «766 УПТК» – компания молодая, существующая с 2006 года. Она стала правопреемницей ФГУП «УПТК Министерства обороны РФ», которое робототехнику никогда не создавало, занимаясь строительством, спецмонтажом, испытаниями оборудования для Министерства обороны. Именно такие лицензии и достались разработчикам РТК в нагрузку к трем зданиям в результате акционирования. Был перелопачен штат предприятия за счет притока инженеров нового профиля.

И в результате был создан «Уран-9», предками которого являются дистанционно управляемые игрушки – танки, тракторы, автомобили. РТК получился вполне хорошим (если, конечно, действительно были устранены все огрехи, зафиксированные в Сирии), вполне пригодным для опытной эксплуатации, для тренировок и даже для участия в учениях.

Судя по сайту госзакупок, предприятие не кооперируется при разработке следующих РТК «Соратник» с организациями, которые работают над созданием ИИ. А своих таких специалистов, судя по «Урану-9», у предприятия нет.

В США, как было сказано выше, также есть такие разработки РТК, которые недотягивают по функциональности до серийного оружия, их нельзя с пользой применять на театре военных действий. Однако существуют и перспективные разработки, от которых не ожидается немедленных результатов. Точнее – это двухэтапные проекты. Вначале создаются машины, которым предоставляется чуть больше свободы действий, чем «Урану-9» и «Черному рыцарю». А на финише ожидается получение практически независимой от оператора машины.

Таков проект Mission Enabler Technologies (MET). Одним из главных его разработчиков является Научно-исследовательский центр армии США, где есть специалисты в области кибернетики. Сейчас уже создана пара действующих демонстраторов на базе БТР М113. Они скромненько оснащены пушкой калибра 25 миллиметров и пулеметом. В них по самому минимуму использован ИИ, следящий за безопасностью вождения, то есть чтобы машина не переворачивалась, не буксовала и не сталкивалась с непреодолимой преградой. И уже прошли автономные полигонные испытания. В следующем году предполагается испытать их совместно с пехотинцами.

Но в действующую армию машины не пойдут. На базе этих исследований-испытаний в конечном итоге должно быть создано семейство наземных роботов на гусеничной платформе, которые станут себя вести так же, как и пилотируемые машины. Самый младший по комплекции РТК будет разведывательным. Самый солидный должен весить 30 тонн и по боевым возможностям не уступать танку «Абрамс».

Руководит проектом, как это принято у американцев, бригадный генерал Росс Кофман. Он привлек к сотрудничеству несколько университетов. И в частности, Университет Карнеги-Меллона, где работает группа военных специалистов по ИИ. В настоящий момент главная задача, которую решают ученые, – распознавание абсолютно всего, с чем будет сталкиваться наземный робот.

Вот если к созданию семейства РТК «Соратник» привлечь серьезные НИИ или даже академические институты, то в результате может получиться эффективное оружие завтрашнего дня. В противном случае эта ветвь окажется тупиковой. Такая техника будет хороша лишь для парадов и демонстрации на полигоне Верховному главнокомандующему.

Опубликовано в выпуске № 1 (864) за 12 января 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц