Версия для печати

Турецкая лиса в киевском курятнике

Появление турок на судостроительных заводах Николаева подтверждает полный крах украинского кораблестроения
Громак Валерий
Андрей Тирин – министр обороны, Исмаил Демир – глава управления оборонной промышленности Турции. Фото: google.com

С недавних пор Киев и Анкара заметно активизировали сотрудничество в военно-промышленной сфере. В феврале 2020 года делегация Минобороны Украины посетила Турцию, где обсуждались вопросы строительства для украинских ВМС различных кораблей. А во время октябрьского визита в Анкару президента Зеленского стороны подписали меморандум о намерении начать совместные проекты по созданию боевых кораблей, беспилотников, газотурбинных двигателей.

Делегация Минобороны Украины тогда посетила ряд турецких предприятий оборонной промышленности, в том числе производственную базу компании Baykar Makina, которая с 2014 года выпускает ударные беспилотники под общим брендом Bayraktar («Знаменосец»). Наиболее известный – Bayraktar TB2 хорошо показал себя в ходе военных действий в 2018-м – в Сирии, в 2019-м – в Ливии, а в 2020-м – в Карабахе.

Киев в декабре 2020 года с ответным визитом посетила турецкая делегация во главе с президентом Директората оборонной промышленности Турецкой Республики Исмаилом Демиром. В ходе визита министр обороны Украины Андрей Таран подписал соглашения с турецкими компаниями о производстве корветов и ударных беспилотных авиационных комплексов для нужд ВСУ, а также о передаче Анкаре оставшихся украинских военных технологий. По словам главы украинского военного ведомства, все это радикальным образом усилит боевые возможности ВМС ВС Украины в Черноморско-Азовском регионе. Таран также отметил, что это первая в истории внешнеэкономическая сделка на товары военного назначения, заключенная Министерством обороны Украины, что косвенно подтверждает ее значимость.

Украинские военные решили укрепить свой военно-морской флот турецкими корветами класса «Ада». За последнее 10 лет по проекту MILGEM (сокращение от Milli Gemi, то есть «Национальный корабль») в Турции было построено четыре многоцелевых корвета данного класса. Эта достаточно новая модель востребована на рынке: с 2018 года четыре корвета Анкара строит для Пакистана. Имея на вооружении американские ПКР «Гарпун» (AGM/RGM/UGM-84), эти корабли способны поражать береговые и морские цели на дальности до 200 километров. Автономность их плавания – порядка 10 суток. В конструкции «Ада» используются стелс-технологии. По размерам корветы приближаются к флагману украинского флота – фрегату (в изначальном проекте – большой противолодочный корабль) «Гетман Сагайдачный».

Длина корветов типа «Ада» – 99 метров, ширина – 14,4 метра, осадка – 3,6 метра. Что касается водоизмещения, то у «Сагайдачного» оно 3100 тонн (нормальное) и 3650 тонн (полное), у турецких корветов – 1524 тонны (нормальное) и до 2400 тонн (полное). Украинское военное ведомство считает эти корветы наиболее эффективными для действия ВМС в Черном и Азовском морях.

Интересно, что турецкие корветы для украинских ВМС планируют строить на единственном обладающем необходимыми мощностями николаевском судостроительном заводе «Океан», с которым 14 декабря 2020 года турки подписали контракт. Украинский персонал отправили на обучение в Турцию. Работать по возвращении украинские специалисты будут также под руководством турок. Хотя ранее вице-премьер правительства Украины Олег Урусский заявлял, что головной корабль этой серии построят в Турции, а другие – уже на предприятиях Украины.

Корветы планируют оснастить украинскими газотурбинными силовыми установками предприятия «Зоря-Машпроект», многие специалисты которого сегодня работают уже в России (в Рыбинске), куда переехали по программе переселения соотечественников.

Остальное оборудование предоставит турецкая сторона, как и вооружение – американские ПКР «Гарпун». На каждом корабле таких должно быть восемь. Между тем там же, в Николаеве планировалось построить украинские корветы проекта 58250, разработанные местными корабелами еще в начале нулевых годов. Надо отметить, что турецкие «Ада» значительно уступают этому проекту. Четыре корвета должны были пополнить состав ВМС Украины к 2021 году, но на воду так и не спущены. А например, недостроенный корпус «Владимира Великого» летом 2018-го выставили на продажу как металлолом. И заход турок на площадку бывших советских судостроительных заводов в очередной раз подтвердил полный крах украинского кораблестроения.

По утверждению украинского военного эксперта Тараса Чмута, завод «Океан» может построить турецкие корветы, но хватит ли у Украины на это средств? Строительство одного корабля обходится в 300 миллионов долларов, для четырех понадобится свыше миллиарда. Откуда они у Украины при огромном дефиците бюджета? В интервью украинской редакции «Радио Свобода» бывший замначальника штаба ВМСУ по евроинтеграции и экс-помощник министра обороны Украины Андрей Рыженко сказал: «Турецко-украинский проект по строительству корветов перспективен, но сейчас на него нет денег, к тому же для корветов у нас нет военных баз». Конечно, США оказывают Украине финансовую помощь, но не настолько большую, чтобы Киев за их счет оплачивал поставки продукции военного назначения из Турции.

Весь расчет у украинцев сейчас на то, что удастся заинтересовать турок военно-политическим сотрудничеством, общими задачами в борьбе с Россией, и они возьмут на себя не только чисто производственные вопросы, но и финансовые. То есть это может быть та же схема, которую сейчас пытаются применить британцы для постройки своих катеров. Они дают украинцам кредит, сами же строят катера. Турки тоже могут сейчас выделить Украине ссуду и начать строить корветы на свои же деньги. Но вряд ли Турция бросится вкладывать собственные средства для создания в лице Украины конкурентов собственного ОПК.

Не говоря уже о том, что для строительства турецких корветов необходимы комплектующие американского производства. А после того как США ввели санкции в отношении Анкары, придется эти детали начать производить в Турции, что случится не скоро. Россия же на Черном море уже сегодня обзавелась подводными лодками проекта 636 «Варшавянка». Оснащенные «Калибрами», они практически из любого района Черного моря могут поразить любой объект на территории Украины.

Скрытый мотив Анкары

Что касается беспилотников, то ставка на турецкие БЛА сделана еще Петром Порошенко. Именно при нем куплены для нужд ВСУ шесть тактических средневысотных разведывательных БЛА Bayraktar TB2. Правда, их так ни разу не рискнули применить в Донбассе.

Согласно подписанному соглашению Киев вскоре получит технологии для совместного производства беспилотников, после чего начнется их выпуск на Украине. В ВСУ уже строят планы, как с помощью турецких дронов вернут Донбасс, мечтая повторить блицкриг Баку в Карабахе. «Совместно с Турцией мы будем производить корветы, двигатели и военные дроны, развивать системы ПВО», – заявил Владимир Зеленский в президентском послании.

Несколько лет назад была начата совместная работа Baykar Makina и запорожского машиностроительного конструкторского бюро «Прогресс» им. А. Г. Ивченко над новым, более мощным ударным беспилотником Bayraktar Akinci. По размерам он заметно превышает Bayraktar TB2: длина – 12,5 метра (против 6,5), размах крыльев – 20,6 метра (против 12,0), несомый вес вооружения – 900 килограммов (против 150). Предполагалось, что новый БЛА сможет нести и крылатые ракеты. По сути Akinci – это уже даже не дрон, а беспилотный ударный самолет. Отсюда и установка на него мощных турбовинтовых двигателей, изначально разработанных в 2012 году на Украине для самолетов и вертолетов общего назначения. Сердцем нового беспилотника должен был стать турбовинтовой двигатель семейства АИ-450 запорожского завода «Мотор Сич». Первые двигатели для турецких дронов были произведены в августе 2019-го, а первый полет Bayraktar Akinci совершил 6 декабря 2019 года. Но дальше что-то не заладилось.

Темная история и с турецким турбореактивным беспилотным летательным аппаратом-истребителем Goksungur. Его планировали оснастить модернизированным украинским турбореактивным двигателем АИ-25, разработанным на предприятии «Ивченко-Прогресс». Но за прошедший год новостей об украинском двигателе для Goksungur не появилось.

Сегодня украинские политики, военные и СМИ не устают твердить на всех уровнях о корветах и беспилотниках, которые они якобы скоро получат от Турции. И довольно скромно упоминают о соглашении по обмену технологиями военного назначения. Ибо в этом вопросе Киев оказался простаком, которого Анкара обвела вокруг пальца. При подписании внешнеэкономической сделки на товары военного назначения турецкий интерес в первую очередь заключался в получении необходимых технологий и документации на производство авиадвигателей.

Как известно, наиболее наукоемкая и затратная отрасль машиностроения – двигателестроение. Именно в нем остро сказывается недостаток турецкого ВПК. Никакие успехи в системной интеграции, электронике и создании ряда других отраслей промышленности не могут компенсировать отсутствие двигателестроения, требующего солидной школы разработок и производства. В результате все наиболее претенциозные турецкие военно-промышленные программы последних лет упираются в отсутствие доступа к двигателям. Поэтому Турция многие годы оснащала боевые корабли американскими газотурбинными установками, а на беспилотники ставила канадские двигатели Rotax 912. Однако во время военных действий в Нагорном Карабахе канадцы отказались поставлять их туркам. . 5 октября глава МИДа Канады официально заявил, что Оттава приостанавливает продажу двигателей Турции, которые использовались на БЛА «Байрактар ТВ2».

Есть и такая проблема. Турецкие вертолетные проекты полностью зависят от импорта американских турбовальных двигателей CTS-800A. Несколько лет назад американцы отказали Турции в праве реэкспорта двигателей CTS-800A в Пакистан и на Филиппины, что разрушило соглашения о поставке вертолетов Т129 в эти страны. Не исключено, что антитурецкие санкции США за покупку у России ЗРК С-400 могут перекрыть доступ туркам к продукции еще и американских компаний, выпускающих ГТУ.

Президент Турции Эрдоган поставил задачу перед ВПК ликвидировать к 2023 году зависимость от импортных военных технологий и компонентов, поскольку прекращение поставок определенных компонентов представляет угрозу для обороноспособности Турции. И тут подвернулся простак, готовый за малую подачку поделиться с османами своими компетенциями в области двигателестроения. У Киева в загашнике оставались нужные туркам наработки еще советских времен в области двигателестроения на запорожском «Мотор Сич» и николаевском «Зоря-Машпроект». Это, думается, и побудило турок подписать с Киевом соглашение об обмене технологиями военного назначения, а также о совместной постройке корветов и беспилотников.

Если для украинцев главным было получение «Байрактаров» и боевых кораблей, то для турок, повторим, – доступ к документации на изделия «Мотор Сич» и «Зоря-Машпроект». Это позволит Анкаре в кратчайшие сроки на своих предприятиях на вполне легальных основаниях наладить производство украинских двигателей. Киев же в обмен на это услышал по большому счету весьма мутные обещания о получении новой военной техники.

Турции нужна Украина не потому, что переживает об украинской территориальной целостности. Она нужна туркам, чтобы иметь дополнительные козыри для политического диалога с Россией. И для подстраховки в случае усиления санкций против Анкары со стороны США.

Киев же продолжает распродажу советского наследия, будучи не в силах заинтересовать иностранных покупателей чем-либо иным.

Валерий Громак,
капитан 1-го ранга

Опубликовано в выпуске № 2 (865) за 19 января 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц