Версия для печати

Ледяные амбиции Вашингтона

Новая военно-морская стратегия США направлена на противостояние с РФ и КНР
Ераносян Владимир
Фото: topwar.ru

Постоянное жонглирование Соединенными Штатами терминами «свобода мореплавания», «свобода судоходства» вылилось в демарш трех военных структур Пентагона: Корпуса морской пехоты, ВМС и береговой охраны. Руководители этих ведомств решили объединить усилия для обеспечения «свободы судоходства» в Арктическом регионе, чтобы иметь «доступ к заливам» и фарватерам, являющимися зоной эксклюзивных экономических интересов России. И это может трактоваться как активизация притязаний США на чужие территориальные воды.

В контексте прорыва эсминца типа «Арли Беркс» с показательным названием «Джон Маккейн» на два километра в глубь исторического залива Петра Великого лишь подтверждает этот тезис, хоть инцидент и был краткосрочен вследствие оперативного реагирования БПК «Адмирал Виноградов» Тихоокеанского флота.

Но всему этому предшествовало опубликование новой американской военно-морской стратегии под названием «Преимущество на море: преобладание интегрированной военно-морской мощи». После нее и родилось соглашение, которое скрепили печатями и подписями руководители трех военных структур. Интересно, что такого рода взаимодействие они предпринимали лишь в годы войн и локальных вооруженных конфликтов.

Особо отметим: предназначенная для охраны акваторий портов, борьбы с контрабандой, наркотрафиком и нелегальной миграцией береговая охрана США (US Coast Guard) – род войск весьма специфический и далеко не безобидный.

Он имеет в распоряжении собственные разведывательные подразделения, входящие в Разведывательное сообщество США из 17 отдельных правительственных учреждений. По факту БОХР приведена в состояние повышенной боеготовности для «более решительного реагирования на китайскую и российскую агрессию», как зафиксировано в подписанном сторонами документе.

Без объявления ЧП

То есть без объявления в США чрезвычайного положения морские зоны и районы БОХР хотя и не преобразованы в морские оборонительные зоны и районы соответственно, но силы флота и авиации БОХР будут привлечены к патрулированию в полосе акватории у побережья не только континентальной части США шириной до 200 миль, но и в территориальных водах других государств. Якобы для обеспечения «свободы судоходства».

По факту катера БОХР, которые могут перебрасываться в предполагаемый район ведения боевых действий даже военно-транспортной авиацией, например самолетом «Локхид C-130», в состоянии быстро оказаться, к примеру, в арктических водах или в Персидском заливе в зависимости от напряженности обстановки.

Корабельный и судовой состав насчитывает более 250 кораблей, катеров и вспомогательных судов. На вооружении частей авиации береговой охраны США состоит 200 летательных аппаратов

Эти катера с малым водоизмещением вооружены плохо, однако их немало, и они не только предназначены для ведения разведки и наблюдения за оперативной обстановкой, но и достаточно эффективны для борьбы с подводными лодками, защиты прибрежных морских коммуникаций и прикрытия побережья, которые американцы могут объявить «мировым достоянием».

Флот БОХР уже задействован в охране нефтяных вышек Персидского залива, где контролирует загрузку танкеров и отправку нефти в интересах США. При этом усиление охраны важных объектов инфраструктуры, а по сути аннексированных портов и других морских сооружений, как утверждается, продиктовано необходимостью противодействия террористам.

Корабельный и судовой состав насчитывает более 250 кораблей, катеров и вспомогательных судов. На вооружении частей авиации береговой охраны США состоит 200 летательных аппаратов. В основном это патрульные самолеты и поисково-спасательные, разведывательные и патрульные вертолеты.

Выходит, новая «триединая стратегия» военно-морского флота США, Корпуса морской пехоты и береговой охраны по совместной борьбе в интересах Америки в открытом море и прилегающих к береговой линии акваториях предполагает захват и установление контроля над заливами и проливами. Иначе зачем нужны катера ближней зоны? Безусловно, это может быть связано с предполагаемой эскалацией ситуации с Тайванем, который Китай считает своей провинцией и куда Штаты продолжают поставлять вооружение. Тем более в документе речь идет не только о России, но и о КНР.

Новая интегрированная стратегия «Преимущество на море» была представлена 17 декабря 2020 года. Судя по всему, она напрямую стыкуется еще и с концепцией ВВС США, опубликованной в этом же году и касающейся наращивания авиагруппировки на Аляске, куда уже переброшено около 150 истребителей F-22 и F-35.

Под прицелом триумвирата

Две концепции не противоречат, а дополняют друг друга. Ведь господство в воздухе после переброски Тихоокеанским флотом истребителей-перехватчиков МиГ-31 БМ на Чукотку нивелировало усилия Вашингтона, направленные на единоличный контроль в небе над Арктикой.

Акцент в «военно-морском триумвирате» сосредоточен на борьбе за контроль над морем и его завоевании, причем в свете растущей озабоченности по поводу потенциальной военно-морской борьбы с Китаем или Россией. Хотя с двумя странами одновременно США воевать, видимо, все же не собираются.

Ледяные амбиции Вашингтона
Фото: google.com

Использование для столь глобальной войны катеров БОХР даже в качестве москитного флота – весьма сомнительная перспектива. На противоборство хоть с десятком катеров типа «Айленд» водоизмещением 169 тонн хватит одного МРК типа «Буян-М», оснащенного «Калибрами» морского базирования с радиусом поражения 1400 километров. Может быть, по этой причине США решили их распродать по дешевке. В 2015 году три катера «Айленд» были поставлены Пакистану, в 2016-м два судна отправили в Грузию, а в 2019-м два катера переданы Украине. Самим американцам они больше не требуются, их решено заменить новыми катерами типа «Сентинел».

Одно успокаивает – уже сейчас американские военачальники отдают себе отчет в том, что диктовать свои правила на море им не позволят. Впрочем, это отражено и в совместном документе, подписанном начальником военно-морских операций адмиралом Майклом Гилдеем, генералом Дэвидом Бергером из Корпуса морской пехоты и адмиралом Карлом Шульцем, возглавляющим береговую охрану США. «Значительные технологические достижения и агрессивная военная модернизация наших соперников подрывают наши военные преимущества, – говорится в нем. – Распространение высокоточных ракет большой дальности означает, что Соединенные Штаты больше не могут претендовать на беспрепятственный доступ к Мировому океану во время конфликта».

При этом триумвират почему-то не сомневается в агрессивности России, что явствует из документа, и «намерен оснастить в будущем новую военно-морскую службу так, чтобы иметь возможность сдерживать и побеждать высококлассного противника».

Этот абзац, пожалуй, самый интересный. Из него следует, что враг обозначен, а оснащение флота для борьбы с ним требует значительных финансовых расходов. Лоббисты ВПК, включая генералов, тем самым подчеркивают важность перевооружения и пытаются донести это до новой администрации. Китай голословно обвиняется в осуществлении помех самолетам ВВС США и партнеров в Тихоокеанском регионе с помощью лазеров и радиоэлектронных средств подавления, а Россия – в неприемлемых амбициях в Арктике. Прием примитивный, но проверенный и безотказный. Главное – запугать американского налогоплательщика мифической российско-китайской угрозой.

Контроль в чужих водах

Случаи ослепления лазерами американских летчиков не приводятся, а вот инцидент в российском заливе Петра Великого с возможным тараном нарушителя действительно случился. Если ВМС США во взаимодействии с морской пехотой и береговой охраной США действительно готовятся занять более активную и агрессивную позицию, нежели окончившийся без катастрофических последствий инцидент, то все это может привести к абсолютной эскалации уже в этом году.

Остается надеяться, что подписание документа о новой стратегии США на море лишь повод надавить на конгресс с целью дополнительного финансирования. Но при этом наш зеркальный ответ в любом случае необходим, поскольку роль БОХР – охрана ближних рубежей и их переброска военно-транспортной авиацией, к примеру, на Аляску может указать на намерение незаконного транзита по российским национальным маршрутам. В любом случае мы не можем не реагировать на выпад.

Тезис о том, что корабли ВМС США и береговой охраны США проводят операции по обеспечению свободы судоходства во всем мире, оспаривая чрезмерные и незаконные морские претензии, направлен против суверенитета в том числе России, Китая да и Канады – члена НАТО, с которым у США свои споры по поводу свободы судоходства.

Стоит вспомнить, что БОХР неоднократно проявляла себя и в вопросах рыболовства, особенно в Карибском регионе. Свой опыт эта структура, являющаяся армией с численностью под 40 тысяч, может применить и в районе Баренцева моря – к примеру, для защиты интересов Норвегии.

Словом, новая стратегия – новое свидетельство претензий США на мировое господство. В документе четко прослеживается стремление Соединенных Штатов расширить задачи, решаемые морским десантом и корабельными ударными группами. В списке этих задач по доминированию в Мировом океане угадываются как необходимость закрепления на захваченной территории, так и установление контроля над ближними рубежами акваторий. А это как раз задача для структур береговой охраны. И как изюминка на торте – желание привлечь БОХР США к ледокольным проводкам.

Владимир Ераносян,
капитан 1-го ранга запаса

Опубликовано в выпуске № 2 (865) за 19 января 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц