Версия для печати

Окошко для танка

Игорь Бужинский создавал оптическое стекло для прицелов и космических телескопов
Власов Евгений

В 1921 году в городе Изюме на Харьковщине случилось событие огромной важности: открылся завод оптического стекла (ИзОС), в цехах которого производили изделия для армии и гражданского оборота. Там начинал свою деятельность один из организаторов производства оптического стекла в Советском Союзе, лауреат Сталинской, Ленинской и двух Государственных премий СССР Игорь Михайлович Бужинский.

Выпускник вечернего отделения Харьковского механического техникума, он был крепким профессионалом. В то время на вечерних отделениях техникумов преподавали университетские профессора и благодаря им Игорь Бужинский получил прекрасное образование. В Российской империи своего оптического приборостроения не было – оптику и военную, и гражданскую закупали за границей, поэтому одной из задач молодой советской власти стало создание производства оптического стекла.

На ИзОСе он занимался разработкой состава и технологии варки цветных оптических стекол. При этом на опытных печах он еще осваивал и профессию стекловара. Большую помощь в своих изысканиях молодой специалист получил от сотрудников Ленинградского государственного оптического института: именно в тесном сотрудничестве ученых и практиков сварили «рубиновое» стекло, которое и сегодня используется при оформлении звезд башен Кремля. За эту работу двадцатипятилетний мастер получил свою первую государственную награду – орден «Знак Почета».

Перед началом Великой Отечественной войны оптическое стекловарение в СССР приблизилось к уровню лучших зарубежных фирм, а по некоторым техническим параметрам, например стабильности основных оптических свойств стекол, и превзошло их. На Изюмском заводе создано 70 марок цветных стекол.

Перед началом Великой Отечественной войны оптическое стекловарение в СССР приблизилось к уровню лучших зарубежных фирм, а по некоторым техническим параметрам, например стабильности основных оптических свойств стекол, и превзошло их. На Изюмском заводе создано 70 марок цветных стекол.

С началом войны было принято решение эвакуировать завод в глубокий тыл – в поселок Никольская Пестровка, где существовал небольшой заводик, выпускавший хрусталь и стеклянную посуду. Подготовка к переезду легла на плечи главного технолога ИзОСа Бужинского. В Пензенскую область нужно было отправить варочные и обжиговые печи, станки, химические и огнеупорные материалы. Чтобы вывезти необходимое для налаживания производства на новом месте, понадобилось с боем, что называется, выбить четыре эшелона.

Эвакуация началась 21 сентября 1941 года, а уже в феврале 1942-го завод начал на новом месте выдавать продукцию для фронта. Далась эта победа нелегко – на хрустальном заводике печи оказались не приспособлены для навара оптического стекла, их аврально демонтировали. Обнаружилась еще одна серьезная проблема: не было в цехах природного газа, а для получения высоких (1300–1400) градусов использовался «угарный» газ, получающийся при сгорании древесины. На сутки работы печей требовалось сжечь 500 кубометров дров, поэтому сотни человек денно и нощно занимались заготовкой топлива. Существовало правило: независимо от должности каждый должен был заготовить три кубометра дров. От повинности освободили только главного инженера – начальника стекловаренного цеха. Понимая, сколь много зависит от него на производстве, дрова за него заготавливал директор завода. Главный инженер Бужинский на одном из довольно частых докладов о состоянии дел попросил наркома вооружения Дмитрия Устинова помочь заводу: узкоколейка часто выходила из строя, и нужно было хотя бы несколько лошадей, чтобы вывоз леса не срывался. Устинов тут же позвонил маршалу Буденному и попросил выделить стекловарам лошадей. Кроме того, созвонился с наркомом путей сообщения и договорился о выделении заводу рельсов, вагонов и техники. Все решилось очень быстро.

На новом месте начали методом прессования из сваренной стекломассы выпускать смотровые призмы для танков. В апреле их выдали 17 тысяч штук. Это была капля в море, и нужно было думать, как увеличить производство. По заведенной в Изюме технологии стекло отливалось в блок, после остывания из него вырубали куски, равные массой готовой призме, клали в форму, нагревали до размягчения и прессовали. Потом остывшую заготовку обрабатывали до нужного размера и полировали. На все операции тратилось непозволительно много времени и требовалось немало рабочих рук.

Новая технология, разработанная Бужинским и его сотрудниками, заключалась в том, что сваренное стекло перемешивали до однородности и разливали в заранее подогретые формы. Благодаря этому удалось в шесть раз увеличить выпуск столь необходимой при производстве танков продукции.

В 1942 году за организацию производства оптического стекла в кратчайшие сроки Игоря Бужинского наградили орденом Ленина, а в начале 1943-го за разработку нового прогрессивного метода выработки оптического стекла группа сотрудников во главе с главным инженером стала лауреатами Сталинской премии.

Уже после войны, когда группу советских специалистов, в которой был и Бужинский, командировали в Германию на заводы Цейсса и Шотта, он сделал вывод: несмотря на эвакуацию и становление производства, завод в труднейших условиях выпускал столько же оптического стекла, сколько его производили на этих немецких предприятиях. После осмотра цехов Игорь Михайлович заметил, что немцы бы не смогли справиться с трудностями, которые преодолевали в войну советские люди.

В 1947 году в Изюм и подмосковное Лыткарино началась поставка немецкого оборудования и главным технологом по стекловарению Лыткаринского завода оптического стекла назначили Игоря Бужинского. На этом предприятии Бужинский варил стекла для Ту-4, Ил-28, Ту-16. После наступления эры ракетной техники и полетов в космос понабились зеркала для светосильных телескопов, чтобы наблюдать за орбитами спутников и космических кораблей.

В Лыткарине создали зеркала диаметром до трех метров, некоторые работают в обсерваториях и сегодня. Вершиной творчества и мастерства Бужинского стало изготовление зеркала для большого азимутального телескопа-рефлектора (БТА) диаметром шесть метров. Без учета оправы оно весит 42 тонны. Этот прибор несет космическую вахту в астрофизической обсерватории в горах Кабардино-Балкарии. За участие в разработке нового материала, который в СССР назвали ситаллом, Бужинский был награжден Ленинской премией.

Игорь Михайлович занимался разработкой конструкции активных элементов для лазеров. К его работам в этой области проявляли серьезный интерес сотрудники Института общей физики АН СССР. Если была нужна консультация практика, директор института Алексей Прохоров всегда советовал: езжайте в Лыткарино к Бужинскому. Он был авторитетом, несмотря на отсутствие институтского диплома и ученой степени. Но недаром в народе говорят, что правда всегда найдет дорогу. В 1980 году ему по совокупности работ и заслуг присвоили ученое звание доктора технических наук.

Евгений Власов,
инженер-конструктор, лауреат премии Совмина СССР

Опубликовано в выпуске № 4 (867) за 2 февраля 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц