Версия для печати

Кого накажут за «белое превосходство»

Военное строительство США на фоне революции в культурных ценностях
Васильев Владимир
Фото: google.com

Экономический кризис, поразивший Америку весной прошлого года, сравнительно быстро подвел ее к опасной черте, переступив которую страна вполне может столкнуться с банкротством системы государственных финансов.

Показатели бюджетных дефицитов и долга федерального правительства сейчас вполне сопоставимы со статистикой времен окончания Второй мировой войны. В истекшем финансовом году, окончившемся 30 сентября 2020 года, бюджетный дефицит составил 3,1 триллиона долларов или 14,9 процента ВВП. Доля расходной части федерального бюджета скакнула до невиданных с 1945 финансового года 31,2 процента ВВП. Долг федерального правительства достиг рекордных за всю американскую историю 27 триллионов или 127 процентов ВВП. И все это в момент, когда рефреном повторяется мантра о том, что за истекшие четыре года США не развязали ни одной войны!

Бюджетный предел

Военные расходы США в 2020 году составили 690 миллиардов. Предварительные данные о тратах Пентагона в первом квартале 2021-го в сравнении с первым кварталом минувшего года порядка 190 миллиардов долларов наводят на мысль, что США подошли к пределу дальнейшего наращивания своих военных расходов, который они вряд ли смогут преодолеть в ближайшем обозримом будущем (в районе порядка 700 миллиардов).

Остин довольно четко дал понять, что под «расистами» он имеет в виду белых военнослужащих-патриотов, склонных разделять идеи о «белом превосходстве»

Сравнительные показатели объема военных расходов по проекту оборонного бюджета на 2020 финансовый год, принятого в конце 2019-го, и по проекту оборонного бюджета на 2021-й показывают, словно под копирку, одну и ту же цифру: 738 миллиардов в первом случае и 740,5 миллиарда во втором (в расчете на показатель бюджетных полномочий, то есть тех средств, на которые потенциально может претендовать Пентагон в данном финансовом году).

Достаточно заметный рост военных расходов при Дональде Трампе (примерно на 50 миллиардов в год) в последний, кризисный год его пребывания у власти ознаменовался одним пока еще малозаметным сдвигом: представления о внешних врагах начали постепенно сменятся на поиск врагов внутренних, при этом не просто среди радикально настроенных групп населения, но в рядах вооруженных сил США. И катализатором этого процесса послужили события, произошедшие в Америке сразу после президентских выборов 3 ноября 2020-го, кульминацией коих стал штурм Капитолия в Вашингтоне 6 января 2021 года.

Выборы как форма госпереворота

По мере обострения внутриполитической ситуации в США с конца мая прошлого года, спровоцированного убийством в Миннеаполисе Джорджа Флойда, становилось очевидным, что как силы поддержки кандидата демократов Байдена, так и группировки, выступающие за Трампа, склонны рассматривать предстоящие президентские выборы как форму государственного переворота. Демократы сделали ставку на «легитимное» отстранение Трампа от власти путем манипуляций с голосами избирателей, главным образом в таких колеблющихся штатах, как Пенсильвания, Мичиган, Висконсин, Джорджия, Аризона, где голоса избирателей распределялись примерно поровну между Трампом и Байденом.

Советники Дональда Трампа, особенно ближе к датам утверждения результатов выборов коллегией выборщиков 14 декабря 2020 года и конгрессом США 6 января 2021-го, стали активно толкать его использовать полномочия верховного главнокомандующего, чтобы ввести в стране военное положение. Хотя бы частичное, в том числе в Вашингтоне. По всей видимости, работа с представителями американских вооруженных сил началась, главным проводником и инициатором этой стратегии удержания власти выступил бывший советник по нацбезопасности и экс-директор Разведывательного управления Минобороны США генерал-лейтенант Майкл Флинн.

В начале января в газете «Вашингтон пост» опубликовали открытое письмо 10 бывших министров обороны как в республиканских, так и в демократических администрациях, включая уволенных Трампом Джеймса Мэттиса и Марка Эсперса, в котором говорилось, что президентские выборы состоялись. Были проведены пересчеты и проверки. Соответствующие иски рассмотрены судами. Губернаторы подтвердили результаты. И коллегия выборщиков проголосовала. Время подвергать сомнению результаты прошло, время для официального утверждения голосов коллегии выборщиков, как это предусмотрено конституцией и другими законами, настало.

Это письмо, по всей видимости, было только верхушкой айсберга – руководству Пентагона, а через него и командирам армейских частей и соединений ясно давали понять, что они не должны вмешиваться ни в какие заварушки в американской столице и, по всей видимости, не подчиняться приказам Дональда Трампа. Поэтому в событиях 6 января армейские части не участвовали.

Странные рокировки

Едва американские СМИ провозгласили победителя президентской гонки, как в СМИ появились публикации о кандидатурах на ключевые должности в будущей администрации, в том числе министра обороны. На первом месте фигурировала Мишель Фурной, в 2009–2012 годах замминистра обороны в администрации Барака Обамы, отвечавшая за планирование в военной политике. Ее кандидатуру благожелательно приняли бывшие руководители Пентагона, в частности в поддержку высказались бывший министр обороны Уильям Перри и экс-замгоссекретаря США Роуз Гетемюллер.

И вдруг в начале декабря Джо Байден объявил, что новым министром обороны США станет отставной генерал Ллойд Остин, два года возглавлявший Центральное командование в составе ВС США и после ухода в отставку ставший членом совета директоров известного подрядчика Пентагона – корпорации «Райтеон Текнолоджиз».

Формально замена чиновницы на генерала объяснялась тем, что на Байдена сильно давили, дабы его назначенцем на один из четырех ключевых министерств (обороны, финансов, внутренней безопасности и иностранных дел) стал афроамериканец. Но истинная подоплека, возможно, в другом – дойди дело до использования воинских частей в политических разборках на заключительном этапе пребывания Трампа в Белом доме, командиры армейских подразделений вряд ли стали бы подчиняться приказам сугубо гражданского лица.

Назначение генерала Остина министром обороны США в любом случае следует рассматривать как политическую аномалию. Демократы неизменно придерживались концепции назначения гражданских лиц на должность главы военного ведомства, для них гражданский контроль над Пентагоном давно стал своего рода священной коровой. Показательно в этой связи, что последним министром обороны в администрации Барака Обамы был физик Эштон Картер. И когда Трамп назначил генерала Джеймса Мэттиса главой военного ведомства, это вызвало шквал критики в либеральной печати. Уже тогда политобозреватели заподозрили экс-президента в том, что военные в его администрации будут играть решающую роль при выработке и реализации не только военной, но и внутренней политики.

Приоритеты Пентагона

Слушания в сенате США, посвященные назначению Ллойда Остина министром обороны, войдут, вероятно, в анналы военной истории США как «парадокс Остина». Генерал начал представление своей программы с изложения главного принципа новой американской военной политики, который сводится к «всемерному укреплению роли гражданских лиц в руководстве Пентагона» и «к безусловному подчинению военных гражданским лицам». Поэтому Остин предполагает резко расширить численность гражданского персона в Пентагоне и насытить гражданскими лицами все руководящие структуры ВС США, включая Объединенный комитет начальников штабов. В части военных операций за пределами Америки Пентагон будет тесно взаимодействовать с Госдепартаментом, можно даже сказать следовать его руководящим указаниям. Помимо этого, конгресс США сможет беспрепятственно контролировать и осуществлять надзор над всеми сторонами деятельности военного ведомства США. Прямо-таки Министерство мира, а не обороны.

Дальше – больше. Ллойд Остин с пафосом заявил: «Задача Министерства обороны состоит в защите Америки от наших врагов. Но мы вряд ли справимся с этой задачей, если некоторые из этих врагов будут находиться в наших рядах». Таких врагов новый министр увидел в двух категориях личного состава американских вооруженных сил – в военнослужащих, «склонных к сексуальному насилию» и в «расистах» (читай – трампистах). Отвечая на вопросы сенаторов, Остин дал довольно четко понять, что под «расистами» он имеет в виду белых военнослужащих-патриотов, склонных разделять идеи о «белом превосходстве». При этом генерал поделился собственным опытом службы в составе 82-й воздушно-десантной дивизии, базирующейся в Форт-Брэгге, штат Северная Каролина, когда в ходе служебного расследования, проведенного в 1995 году, обнаружили связь 22 воздушных десантников с «экстремистскими группами» за пределами военной базы.

В этом свете становится более понятной история с оборонным бюджетом США на 2021 финансовый год и вето, наложенным впервые за 59 лет прохождения соответствующего законопроекта через конгресс бывшим президентом Трампом, которое конгрессмены преодолели. В законе об оборонном бюджете на 2021 год есть положения, предписывающие правоохранительным органам США совместно с Госдепом и Директоратом национальной разведки выявлять «роль Москвы» в организации групп внутреннего терроризма и «белого экстремизма» в США. Становятся понятными ярлыки «внутренние террористы» и «белые экстремисты», наклеенные на многочисленных сторонниках Дональда Трампа, собравшихся на митинг в Вашингтоне 6 января, чтобы выразить несогласие с результатами президентских выборов.

Однако одна из важнейших тем, которую почти полностью обошел генерал Остин на слушаниях в сенате, – это перспективы финансирования военной машины Пентагона. И неудивительно – демократы хотят реализовать программу сокращения военных расходов США примерно на 10 процентов ежегодно в ближайшем будущем. Становится понятным и другая подоплека назначения генерала министром обороны США. Как отметили американские аналитики, у Ллойда Остина нет опыта дебатов по бюджетным вопросам. И это неудивительно для офицера, который всю свою карьеру полагался на гражданских чиновников в решении вопросов бюджетной политики и политики военного строительства. Но это необычно для кандидата на должность министра обороны, что и объясняет истинную причину назначения недавно вышедшего в отставку высокопоставленного офицера на пост главы Пентагона. В этой связи понятными становятся заключительные слова Ллойда Остина, с которыми он обратился к американским сенаторам: «Понимаете, я больше не генерал. Я больше не солдат. Я гражданин, сын почтового работника и домохозяйки из Томасвилля, штат Джорджия. Я гражданское лицо. И если вы меня утвердите в должности, то именно так я буду руководить Министерством обороны».

США вступили в период культурной революции, революции нивелирования и отбрасывания традиционных ценностей, среди которых патриотизм и сильные, боеспособные вооруженные силы играли центральную роль, обеспечив, в частности, победоносное участие США в Первой и Второй мировых войнах. Дальнейшая трансформация американского общества в этом направлении, как указывалось в недавнем аналитическом докладе вашингтонского Центра стратегических и бюджетных оценок, вполне может привести к тому, что к 2030 году США превратятся в державу, способную обеспечить свои оборонные интересы только в пределах Западного полушария.

Владимир Васильев,
доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института США и Канады РАН

Опубликовано в выпуске № 4 (867) за 2 февраля 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц