Версия для печати

Секреты гвардейской катюши

До сих пор не удается установить, где прогремели первые залпы грозного советского оружия
Орлов Виталий
Фото: google.com

«Стреляющая диссертация» – о чем это? О первой советской системе залпового огня, названной ласковым девичьим именем Катюша и наводившей ужас на фашистских солдат в Великой Отечественной войне. Да, речь именно о нем – знаменитом гвардейском реактивном миномете БМ-8 (БМ-13). С его созданием связана беспрецедентная история, возникшая после присвоения в 1942 году одному из создателей катюши, кавалеру ордена Ленина Ивану Исидоровичу Гваю степени кандидата технических наук. Исключительность случая в том, что защиты кандидатской диссертации не было. И когда Гвая, обратившегося в Высшую аттестационную комиссию за дипломом, спросили, где его диссертация, новоиспеченный кандидат наук лаконично ответил: «Стреляет на фронте!».

До сего времени не утихают споры о причинах, побудивших советских солдат, находившихся в трудных и не располагавших к лирике условиях отступавшего фронта, назвать грозное оружие женским именем. Версий существует несколько – от романтической до банальной. Наименее подтвержденной фактами считают патетическую – о героической партизанке-снайпере Катерине, имевшей солидный личный счет уничтоженных врагов. Самой распространенной – о влиянии на умы и сердца советских солдат популярной в то время песни Матвея Блантера «Катюша». При стрельбе реактивный миномет издавал звуки, отдаленно напоминающие мелодию. Подтверждением этому может служить тот факт, что соблюдая секретность, командирам-минометчикам запретили применять уставные приказы, заменив их командами «Играй!» или «Пой!».

Наиболее достоверным историки считают вариант, отталкивавшийся от аббревиатуры, обозначавшей боевые заряды, применявшиеся на полигонных испытаниях минометной установки. А милое женское имя – всего лишь производное от КАТ или «Костикова артиллерийские термические». Андрей Григорьевич Костиков считается одним из создателей этого оружия. Известная доля сентиментальности всегда была присуща артиллеристам, иначе как объяснить ласковые прозвища152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 «Емелька» или 122-мм гаубицы М-30 «Матушка».

И наконец, версия примитивная, но убедительно логичная. Выпускавшийся в том числе и на Воронежском заводе имени Коминтерна гвардейский реактивный миномет нес на корпусе заводское клеймо – букву К.

Таким образом, для людей, неравнодушных к истории русского оружия, есть возможность выбрать и принять ту, что более по сердцу, ведь любая имеет право на существование. А мы вернемся к другим тайнам грозного оружия, снискавшего горячую любовь каждого советского бойца – от рядового до маршала.

Тайна первого залпа

Официальные исторические документы периода начала Великой Отечественной войны определяют дату первого залпа с исключительной точностью – 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года. Именно тогда, по мнению апологетов этой версии, состоялся ракетный удар экспериментальной минометной батареи капитана Флерова по скоплению немецкой техники на железнодорожной станции белорусского города Орша.

Немецкие солдаты были абсолютно уверены в применении русскими «термитных зарядов», находящихся внутри реактивных мин катюш

Однако другие вызывающие безусловное доверие источники сообщают о том, что части РККА оставили Оршу лишь 15 июля 1941 года, то есть днем позже. И даже если допустить, что отход советских частей начался именно 14-го, предположение о доставке вермахтом в еще не взятый полностью город составов с боеприпасами, а именно по ним работали катюши, мягко говоря, маловероятно. Причем для осуществления такого маневра немцам необходимо было иметь в распоряжении весьма немалое количество советских составов или ударными темпами перешить железнодорожную колею, отличающуюся от европейских стандартов.

Поэтому в наши дни появилось сообщение о расстреле из катюш советских эшелонов с грузом, который не должен был попасть в руки фашистов. Гипотеза имеет право на существование и последующую историческую разработку, но справедливости ради отметим, что сегодня убедительных подтверждений этому не обнаружено.

В качестве других решений этой загадки рассматриваются предположения о нанесении первого удара гвардейскими ракетными минометами по немецким войскам, подходящим к Орше, или даже о том, что целью первого залпа катюш стала Рудня, отстоящая от Орши более чем на 50 километров. Откровенно говоря, второе предположение не кажется научно обоснованным, поскольку речь о ракетном ударе прямой наводкой по скоплению немецких сил на Базарной площади Рудни. Очевидно, что при этом не учтены особенности такого оружия, каким является легендарная катюша. Во-первых, БМ-13 – установка, работающая по площадям, а это не предполагает высокой точности поражения и залп с большой долей вероятности накрыл бы и прилегающие к Базарной площади кварталы с мирными советскими людьми. А во-вторых, прямая наводка гвардейского миномета на цель практически невозможна по ряду чисто технических причин.

Таким образом, когда случился первый залп катюши – одна из тайн этого грозного оружия, показавшего свою огневую мощь буквально с первых дней боевого применения. Уже 4 августа 1941 года на стол члена ГКО Георгия Маленкова легла докладная записка заместителя начальника ГАУ РККА Николая Воронкова, в которой, в частности, говорилось: «Средства сильные. Очевидно, что следует увеличить производство. Необходимо непрерывно формировать части, полки и дивизионы. Лучше применять массированно с соблюдением максимальной внезапности».

Катюша против «Ишака»

Вопреки бытующему у большинства непосвященных в подробности военной истории людей катюша не стала первым реактивным минометом, появившимся на театре военных действий Великой Отечественной войны. Еще в боях за Брестскую крепость в июне 1941 года немецкое командование применяло реактивные минометы Nebelwerfer 41. Во время стрельбы они издавали неприятный звук, за что от острых на язык советских солдат получили меткое прозвище «Ишак». Существовало и другое неофициальное имя этого миномета, более привычное уху русского солдата, – «Ванюша». В целом по своим техническим и боевым характеристикам катюши превосходили Nebelwerfer 41, однако уступали в кучности огня.

Копированию не подлежит

Таким образом, фашистская Германия имела в запасе весьма важный фактор – первенство во времени. Однако немецкая армия, по заказу которой промышленность разрабатывала реактивный миномет с начала тридцатых годов прошлого столетия, практически сразу убедилась в превосходстве огневой мощи советской катюши. Услышав первые залпы БМ-13, хваленое фашистское воинство, торжественным маршем прошедшее по Европе, впадало в панический ужас.

Естественно, что с первого дня появления на фронте батарей гвардейских реактивных минометов перед войсковой разведкой вермахта была поставлена задача захватить пусковую установку и боеприпасы к ней, что называется, в рабочем состоянии.

Это не было легкой задачей, поскольку батареи катюш подчинялись беспрецедентным для РККА требованиям секретности. Их тщательно маскировали, расчеты не вступали в бой дважды с одной позиции, каждая установка имела индивидуальную встроенную систему самоподрыва. Тем не менее осенью 1941 года усилия немцев увенчались успехом – одна из систем залпового огня катюша оказалась в западне и попала в руки фашистских инженеров неповрежденной.

Выяснилось, что до этого момента немецкое командование не подозревало о том, что советский реактивный миномет является орудием залпового огня, выпускающего сразу 16, а в модернизированных версиях – 24 реактивные мины. Функционирование шестиствольного немецкого «Ванюши» базировалось на других принципах и предполагало использование несколько иных боеприпасов.

Казалось, что немцы близки к созданию своего аналога катюши, ведь подобную операцию они не раз успешно реализовывали в отношении других образцов советского оружия и техники. Но как любят выражаться герои современных детективов, что-то пошло не так.

Если с копированием пусковой установки неодолимых препятствий не возникло, то процесс создания реплики советского реактивного снаряда зашел в тупик. Несмотря на кажущуюся идентичность, мины, созданные немецкими инженерами, самопроизвольно сходили с направляющих, срывались в неконтролируемое вращение и взрывались в воздухе, не долетев до цели.

Не принижая уровень развития немецкой инженерной мысли, напомним заинтересованному читателю, что разработка советских боеприпасов для катюш продолжалась на протяжении десятилетия. Это были инновационные боевые заряды, обладающие уникальными для того времени характеристиками и оригинальным устройством подрыва. Боевой заряд подрывался с двух сторон одновременно, что создавало две встречные волны детонации и более высокое давление, обеспечивающее высокую – до 800 градусов – температуру нагрева осколков корпуса, снабжая их зажигательной способностью. Именно этот факт породил еще одну загадку советской катюши. Немецкие солдаты были абсолютно уверены в применении русскими «термитных зарядов», находящихся внутри реактивных мин.

Очевидно, что воспетая советским солдатом легендарная катюша хранила и хранит до сих пор множество тайн и загадок. Кстати, еще одним примечательным фактом из истории первой советской системы залпового огня можно считать тот факт, что единственными носившими звание гвардейских были именно минометные части РККА.

Опубликовано в выпуске № 6 (869) за 16 февраля 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц