Версия для печати

Зоя «Зою» не простит

Советскую героиню и патриотку сделали мещанкой
Плугатарёв Игорь
Фото: culture.novreg.ru

Изначально фильм хотели назвать «Страсти по Зое», но по завершении работы здравый смысл возобладал, от двусмысленности ушли. Назвали просто «Зоя». Хотя страсти остались: после выхода картины в прокат на нее обрушился шквал критики. С пресловутых «Сволочей» (2006) такого не припомнится. Минимум положительных рецензий и весьма скромный всплеск зрительских симпатий.

Негодование понятно. Накануне выхода фильма все телеканалы рекламировали его как очередную «великую правду о великой войне», якобы основанную исключительно на достоверных фактах. На поверку же оказалось, что авторы варварски извратили суть поистине великого подвига национальной героини. И сейчас, когда в СМИ и блогосфере страсти по «Зое» улеглись, в самую пору спокойно соотнести то, что нам показали, с реалиями тех лет. Тем более что документы имеются. И это важно. Ведь в этом году 80-летие подвига Зои Космодемьянской, и этот фильм наверняка не раз покажут по ТВ.

Каждый час подвига хронометрирован

О преимущественно неубедительной игре актеров с невнятными диалогами, сценарных несуразностях подробно говорить воздержимся. Но вот о крайне неуважительном отношении авторов ленты к воссозданию образов центральных персонажей не сказать нельзя. Иначе как расценить, что на роль 18-летней героини подобрали исполнительницу с явными признаками отнюдь не юной девушки.

Такая «небрежность» далеко не безобидна. Мать обоих Героев Советского Союза Любовь Тимофеевна Космодемьянская, написавшая «Повесть о Зое и Шуре» (1949), при жизни очень трепетно относилась к тому, как образы ее погибших за Родину детей, в частности дочери, воплощают после войны в бронзе и красках. Мать, вспоминая, что дочь была миниатюрной девушкой, хотела в камне видеть ее именно такой. О чем попросила и скульптора Михаила Салычева. Теперь же весь фильм она, измученная и голодная, прошедшая адовы муки, предстает щекастой девушкой.

«Великое и героическое прошлое нашей Родины с неудержимой силой влекло ее на подвиг за счастье своего народа», – писал о ней журналист Петр Лидов в 1942 году в номере детского журнала «Пионер»

Есть в фильме визуальные и фактологические недочеты, все это простительно. Но вот сам подвиг Зои 27–29 ноября 1941 года в деревне Петрищево в фильме не соответствует реалиям. По утверждению одного из авторов сценария, советника председателя Российского военно-исторического общества Андрея Назарова, «историю гибели юной комсомолки мы старались показать в лучших традициях кинематографа советского периода и воспроизвести киноизобразительными средствами документально точно».

По-советски, может быть, где-то и получилось, а вот насчет документальности – абсолютный провал. Любой, кто хотя бы по Википедии знаком с обстоятельствами подвига Зои, сразу уличит создателей фильма не просто в вольной интерпретации фактов, а в явном выдумывании того, чего не только не было, но и быть не могло.

Недоумение вызывает отсутствие консультантов. Так уж повелось в современном кинематографе. Это вам не Голливуд какой-нибудь, где режиссер Оливер Стоун при подготовке к съемкам будущего киношедевра «Взвод» актеров в джунгли на растерзание москитам отдал, а консультировали его ветераны, прошедшие войну во Вьетнаме. В РВИО, видимо, решили, что коль сценарист от них, то он же и всецело владеющий темой специалист.

А факты биографии Зои были опубликованы еще 27 января в 1942 году в «Правде» (очерк «Таня»). Зоя – не легенда, которую можно додумывать и трактовать авторским видением, как ныне модно. Каждый час ее пребывания в Петрищеве, все последние минуты жизни практически хронометрированы.

Из поколения патриотов

Прежде всего вызывает жесткое неприятие убогая мотивировка ухода Зои добровольцем на фронт. Сначала защищать Родину отбывает ее одноклассник, с которым у нее на школьном выпускном вечере накануне войны зарождаются некие чувства. В следующем кадре парень погибает. И главным образом это и подталкивает девушку пойти записаться в диверсанты. Никаких иных мотивов не просматривается.

Кстати, о любви в жизни Зои. Кадры с прилюдным поцелуйчиком – пошлость и глупость. В те времена нравы были довольно строгие. Достаточно посмотреть любой фильм той эпохи. Романтические отношения у Зои были в реальности куда более выразительные, чем нам показали. В 2017 году автору этих строк поведала о них одноклассница Зоиного брата и ее боевая подруга по диверсионному отряду особого назначения Александра Потаповна Фролова-Федулина (прошла всю войну, награждена орденами и тремя медалями «За отвагу», была подрывницей, партизанкой-разведчицей). Тогда же на презентации сбора народных средств на создание фильма я выступил в РВИО и донес рассказ фронтовички до сценаристки Елизаветы Трусевич и режиссера Андрея Кончаловского (изначально они должны были работать над «Зоей», но потом в РВИО решили, что пара «заводит фильм не туда»). Удивило, что это никого не заинтересовало. Вот что рассказала Фролова-Федулина, которая здравствует до сих пор и проживает в Одессе: «У Зои, можно сказать, жених был. Парня звали Хитров, имени не помню, он оканчивал институт. Где они познакомились, не могу сказать. Но они с Зоей очень дружили, он ее часто провожал. Другая Зоя, фамилия ее была Лебедева, очень ревновала. Эта Лебедева была из обеспеченной семьи: отец ее работал на авиазаводе. Хитров часто брал Зою кататься на лодке, а я и эта Лебедева – за ними. Хитров закончил войну майором, пришел с фронта с палкой – был тяжело ранен в ногу. Он потом так и не женился и каждый день ходил к Зое на Новодевичье кладбище, когда ее там перезахоронили». Очевидно, что эта романтическая линия куда драматичнее, чем надуманный «чмок» в фильме.

К слову, Елизавета Трусевич, которая в 28 лет при большой конкуренции выиграла сценарный конкурс РВИО, на упомянутой встрече мудро заметила: «Мне кажется, о Зое надо снимать шедевр или не снимать вообще». После неоднократной смены коней на переправе – трижды сценаристов и дважды режиссера – оные недотянули шедевра и лучше бы не снимали вообще.

Пусть в ограниченном временном формате нельзя было показать, как Зоя была пионеркой, комсомолкой, записывая в дневнике строки из Маяковского: «Быть коммунистом – значит дерзать, думать, хотеть, сметь». Создатели ее экранного образа сосредоточились преимущественно на фронтовых днях короткой Зоиной жизни. И им недосуг было копаться в первопричинах незаурядного мужества героини, в истоках ее силы и любви к Родине. «Великое и героическое прошлое нашей Родины с неудержимой силой влекло ее на подвиг за счастье своего народа», – писал о ней журналист Петр Лидов в январско-февральском 1942 года номере детского журнала «Пионер».

Уточним – в любви к советской, к социалистической Родине, к государству рабочих и крестьян, в котором все были равны и дружно шагали в светлое будущее. Это сейчас у нас «сброшены шоры» на то, что декларировалось тогда и происходило в реальности. И многие «неожиданно прозревшие» подвергают шельмованию всю ту действительность. Но Зоя была человеком своей эпохи и свято верила в идеалы равенства и коммунистического завтра. Она была одной из тех, кто представлял цвет тогдашней молодежи. Сердца парней и девушек, родившихся в первой половине 1920-х, не просто кипели гневом к немецко-фашистским захватчикам, ребята были полны готовности выполнить любое задание командования, пожертвовать собой. В диверсионную в/ч 9903 по объявлению массового набора комсомольцев-добровольцев из Москвы и Московской области были зачислены две тысячи человек из трех тысяч изъявивших желание. Нам же показали, что воевать рвались лишь Зоя, ее «возлюбленный» да брат Шура. И еще один, ставший предателем.

Пусть Зою-комсомолку было и невозможно показать хотя бы штрихами, мимолетными кадрами. Но на агитплакатах 1941 года, как на антураже реалий суровой годины испытаний, можно же было акцентировать внимание зрителей. От них и сейчас веет силой: «Родина-мать зовет!», «Молодежь, в бой за Родину!», «Отомстим! Уничтожим фашистских людоедов!», «Смерть немцам-душегубам!», «Наши силы неисчислимы». Но ничего этого зритель даже мельком не увидел. Не слышно в «Зое» смертельной грозы над страной и Москвой.

То, что Зоя ответила на эти призывы, сомневаться не приходится. Вот ее слова за минуты до казни, обращенные к гитлеровцам и жителям Петрищева: «Нас двести миллионов, всех не перевешаете. Победа будет за нами! Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь! С нами Сталин! Сталин придет!» (из очерка Лидова «Таня). В фильме они прозвучали лишь отчасти, скомкано, неуверенно, чуть ли не стыдливо.

Зато предателю уже измученная пытками Зоя долго втолковывает, что воюет она и пойдет на эшафот «ради брата Шурки, чтоб в институт поступил, ради мамы, чтобы спички не считала, когда закончатся, ради трамвайчика от Сокольников». А главное – «ради булочки ржаной, горячей, прямо из печки». Вот так новые деятели от кино умудрились отправить обывателя на виселицу за мещанские ценности. Не верю.

Дополнительной же ненависти к врагу киношной Зое должен был придать подробно раскадрированный авторами эпизод, как гитлеровский мотоциклист, которому приспичило в дороге по малой нужде, мочится на героиню, спрятавшуюся по ходу выполнения боевого задания на обочине дороги в лесу. Именно на нее, прямо на лицо. Вот это «истинная находка» новых российских киношников.

Автор этих строк смотрел фильм дважды (показ для журналистов в Петрищеве и премьера в Музее Победы) и каждый раз в эти полторы минуты брала оторопь и негодование по адресу сценаристов (трех), режиссеров (двух) и оператора, который немцу чуть в ширинку не залез. И жгучее чувство вины перед погибшей Зоей, что сняли такую гадость. Враг (читай – киносоздатели «Зои» впятером) безнаказанно мочится на национальную героиню России. Это уже за гранью всякого приличия и уважения к памяти.

Опубликовано в выпуске № 8 (871) за 9 марта 2021 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
09 марта 2021
Как говорят русские летописи и сказки "Враг коварен и хитер"! Современный психологизм кинематографа для оккупированной страны пятой колонной на этом и строится сломать глубинную мотивацию. Русским не нужна своя Жа́нна д’Арк, Орлеанская дева, французы боролись за её реабилитацию 500 лет и победили. Надо признать информацинно-психологическая атака внутреннего врага удалась против отечественной молодежи. Вопрос к Министру культуры Ольге Любимовой "Вы что не соображаете, в стране ведется информационно-психологическая война средствами кинематографии?"
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
09 марта 2021
Как говорят русские летописи и сказки "Враг коварен и хитер"! Современный психологизм кинематографа для оккупированной страны пятой колонной на этом и строится сломать глубинную мотивацию. Русским не нужна своя Жа́нна д’Арк, Орлеанская дева, французы боролись за её реабилитацию 500 лет и победили. Надо признать информацинно-психологическая атака внутреннего врага удалась против отечественной молодежи. Вопрос к Министру культуры Ольге Любимовой "Вы что не соображаете, в стране ведется информационно-психологическая война средствами кинематографии?"

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц