Версия для печати

Невероятный левша

Первый советский фехтовальщик-саблист, выигравший золото Игр-1972
Анушкевич Борис
Фото: goprosport.ru

Армеец Виктор Сидяк – первый советский фехтовальщик-саблист, выигравший золото Игр-1972 в личном первенстве. Победитель летних Олимпиад-1968, 1976, 1980 в командном зачете. Серебро Игр-1972, 1976, бронза (лично). Семикратный чемпион мира (1969 – лично). Обладатель Кубка мира-1969, 1972, 1973. В 1973 году Международной федерацией фехтования признан лучшим фехтовальщиком мира. Заслуженный мастер спорта СССР. Полковник в отставке. Награжден орденом Трудового Красного Знамени, медалями Советского Союза. Включен в Зал славы отечественного фехтования.

Виктор появился на свет в Анжеро-Судженске, в 80 километрах от областного центра Кемерово. Вскоре семья переехала в Донецк, где и прошло детство будущего чемпиона. Пробовал себя в велоспорте, увлекался футболом, любил стоять в воротах. А его дружок Валька Свищенко тренировался в секции фехтовальщиков. Сманил туда и Витьку. Новичок постигал азы владения клинком, держа в руке… обыкновенную палку. Секция ютилась в маленьком зале шесть на двенадцать метров, инвентаря на всех не хватало, но заниматься юному д’Артаньяну здесь нравилось. Тренировался с настроением, в дружеской, теплой обстановке, которая исходила от тренера Геннадия Галиакбарова.

По окончании школы Сидяк поступил в Донецкий политехнический институт на отделение автоматики и телемеханики. Занятия отнимали уйму времени, к тому же достойных спарринг-партнеров в фехтовании в Донецке ему не нашлось и он подумывал над тем, чтобы прекратить тренировки и сосредоточиться на учебе. Остаться в спорте будущему чемпиону помог случай. На чемпионате Украины Виктор познакомился с Александром Фелем – тренером львовской фехтовальной школы СКА, одной из лучших в стране. Для того чтобы перейти в его группу, следовало призваться на срочную службу. Но Сидяк был студентом и в институте занимался военной подготовкой по спецпрограмме. Пошли на хитрость: студента оформили как скрывающегося от армии призывника и по сути на добровольных началах он облачился в солдатскую форму. Курс молодого бойца Виктор проходил в СКА-Львов. «Срочная служба была полезной, – вспоминал он. – Я привык к дисциплине, научился ценить время, познал все прелести воинского уклада в роли рядового солдата. Лишь спустя год меня перевели в спортроту, где воинский режим более щадящий. Там-то и продолжил регулярные тренировки под руководством Александра Феля».

Замедленный старт давал Сидяку возможность сделать правильный выбор – ударить или точно взять защиту со стороны нападения. В результате он лучше всех советских фехтовальщиков научился парировать контратаки противников

Уже через год занятий военнослужащий из Львова оказался в числе двадцатки сильнейших саблистов СССР. Однако на сборы в состав сборной страны вызывался не по праву сильного, а в связи с возникшей потребностью в фехтовальщике-левше. В среде советских рапиристов таких «спецов» было достаточно, а в сабле – единственный Сидяк. Тренер национальной команды Давид Тышлер обнаружил леворукое «сокровище» на первенстве ВС СССР-1963. И сразу пригласил на тренировочный сбор в качестве… спарринг-партнера для ведущих сборников. Не имея в своих рядах такого спортсмена, они проигрывали зарубежным леворуким соперникам. К примеру, на турнире «Сабля Володыевского» в Польше армеец Марк Ракита в семи поединках шесть проиграл левшам. Внимание специалистов к своей персоне Виктора завораживало, а роль, которую определили в сборной, его смущала. Армеец поставил своей целью выйти в лидеры сборной. Ради этого трудился, не жалея сил и времени.

Спустя три года Сидяк – в полуфинале первенства Союза-1966. Через год – в финале. На своем первом зарубежном турнире «Кубок Марци» в Италии во встречах с сильнейшими итальянцами и венграми он выиграл восемь боев из десяти! Тем не менее перед Олимпиадой-1968 в национальной сборной разгорелась конкуренция между спортсменами за право выступать в Мехико. Еще дрались чемпионы Игр-1964 Нугзар Асатиани, Борис Мельников, Умяр Мавлиханов, среди явных претендентов были чемпионы мира-1967 армейцы Эдуард Винокуров, Владимир Назлымов. Борьба за «своих» наблюдалась и среди руководителей спортивных ведомств, тренеров. Все решилось в отборочных соревнованиях в Цахкадзоре, куда, кроме кандидатов в сборную, съехались все заинтересованные лица. В поединках с соотечественниками Сидяк показал себя во всей красе и его оценили по заслугам. Из Мексики в СКА-Львов он вернулся с олимпийским золотом за победу в составе национальной команды и званием заслуженного мастера спорта СССР.

В мае 1969-го после победы на турнире «Кубок Люксардо» одна из городских газет Падуи (Италия), где проводились соревнования, вышла с броским заголовком на первой полосе: «Русские привезли левшу невероятной спортивной силы!». Спустя четыре месяца в Гаване (Куба) «невероятный левша» подтвердил силлогизм итальянцев – стал чемпионом мира в личном зачете.

«Однажды в сборной команде психологи проводили исследования, – написал в своей книге «Фехтовальные сюжеты» Давид Тышлер. – В числе прочего спортсменам было предложено заполнить анкету – тест на мотивацию. Вопрос один: почему ты занимаешься своим видом спорта? Нужно было оценить каждый из напечатанных здесь же ответов, распределив их по значимости. Ответы, например, такие: «Мечтаю побывать в разных странах», «Люблю фехтование», «Хочу быть сильным», «Чтобы уважали окружающие»… Всего 15–20 ответов. Когда взяли анкету Сидяка, ахнули: против каждого пункта он поставил высший балл! Такой вот взрыв желаний – хотел всего: и прославиться, и быть чемпионом, и совершенствовать себя, и все что угодно. При столь энергичной мотивации в достижении цели его ничто не могло остановить».

Невероятный левша
Фото: rusfencing.ru

От турнира к турниру набирающему мощь и славу Сидяку Львов уже был тесноват. Олимпийский чемпион и чемпион мира тренировался, как в детстве, в зале 4х10 метров. Неоднократные просьбы армейского клуба о помощи фехтовальной школе в создании более достойных условий для тренировок местные власти игнорировали. С рождением ребенка у Виктора появилась и жилищная проблема, в решении которой тоже никто помогать не собирался. В этот сложный период (год 1970-й) свои предложения по улучшению бытовых условий и повышению спортивного мастерства чемпиону озвучили руководители Комитета по физической культуре и спорту при Совете министров БССР Виктор Ливенцев и Герман Бокун. И Сидяк написал рапорт о переводе по службе в СКА-Минск. Одновременно поменял знаменитый Львовский государственный инфиз на не менее известный Белорусский. Вместе с ним в Минск отправились опытные фехтовальщики Василий Ардерихин, Сергей Приходько, Виктор Савинский, их тренер Александр Фель. В белорусской столице Сидяку создали прекрасные условия для тренировок, решили все проблемы с обустройством на новом месте службы. Вдохновленный этим, он начал планомерную подготовку к Олимпиаде-1972 в Мюнхене.

К тому времени особенности действий Виктора на фехтовальной дорожке уже были тщательно изучены и мировым саблистам хорошо известны. На соревнованиях он сильно возбуждался, подчас безоглядно бросался в атаку с целью скорее нанести удар. К концу поединка проводил серию коротких схваток, в которых демонстрировал свою, в общем-то, прямолинейную тактику. Наиболее опытным соперникам не составляло труда вычислить его очередной маневр и в ответ провести чистый выпад. С таким подходом в личном турнире по олимпийской программе трудно было рассчитывать на успех.

«Учитывая это, мы стали тренировать атаки с дальнего расстояния, с линии начала боя сразу после команды «Алле!» – писал Давид Тышлер. – Фокус заключался в том, что Виктор, как всегда, бросался вперед, но делал это с небольшим торможением. Соперник, не чувствуя подвоха, пытался сразу контратаковать, а наш саблист до него еще не добегал. Замедленный старт давал Сидяку возможность сделать правильный выбор – ударить или точно взять защиту со стороны нападения. В результате он лучше всех советских фехтовальщиков научился парировать контратаки противников».

Из 54 участников личного первенства в финал саблистов мюнхенских Игр прошли шестеро: венгры Петер Марот и Тамаш Ковач, итальянец Микеле Маффей, француз Реджи Бониссан, два советских армейца Владимир Назлымов и Виктор Сидяк. Свой первый поединок минчанин проиграл одноклубнику Назлымову со счетом 3:5. Владимир победил Ковача, но «споткнулся» в бою с Маффеем, который стал лидером. Ох, как он спешил победить Виктора! И… уступил 1:5! Итальянец так расстроился, что в следующей схватке проиграл и венгру Мароту. Судьбу олимпийского золота решали Сидяк и Ковач.

«В случае победы венгра финал начинался бы заново, – говорил в интервью журналистам Виктор Сидяк. – Все участники, кроме француза, имели бы по три победы. Только она открывала мне путь на верхнюю ступень олимпийского пьедестала. С таким настроем и вышел на дорожку. Поведя в счете и выдержав натиск Тамаша в середине боя, постарался сконцентрироваться в конце схватки – 5:3. Потом – поздравления: многочисленные и сердечные».

«Светило» минчанину и второе олимпийское золото за победу в командном зачете: наши здесь считались фаворитами. Но случилось непредвиденное. В первом круге финальных соревнований с итальянцами Микеле Маффей пробил саблей маску Сидяка, осколок которой проник в роговицу глаза. После операции врачи запретили ему выступать, но дав расписку, что всю ответственность берет на себя, Виктор вновь вышел на боевую дорожку.

«Под анестезией глаз не болел, – вспоминал Сидяк, – но я терял ориентиры, не чувствовал дистанцию, не мог защитить себя справа. В первом же финальном бою со счетом 4:5 уступил противнику, которому никогда прежде не проигрывал. Последовала цепная реакция: поражение потерпели и товарищи по команде». В итоге – серебро.

На Играх-1976 сборная СССР взяла реванш, победив итальянцев в командном турнире. Коллекция Сидяка пополнилась золотом и бронзой за третье место в личном первенстве. Последнюю высшую награду за командную победу 37-летний саблист завоевал на Олимпиаде-1980.

Нельзя не упомянуть еще об одном уникальном спортивном трофее знаменитого армейца. В 1973 году с «Кубка Мартини», собравшего весь цвет мирового фехтования, он как трехкратный победитель турнира привез домой саблю, клинок которой изготовлен из белого золота, а эфес – из червонного.

По окончании спортивной карьеры опыт и знания знаменитого фехтовальщика-саблиста в Стране Советов не нашли применения. Виктор Александрович работал заместителем начальника спортивного клуба армии в ЮГВ, заместителем председателя ДОСААФ в Киеве. А в середине 90-х был приглашен в Италию, где подготовил более десяти чемпионов страны, в том числе олимпийского чемпиона Игр-2004 Альдо Монтано, сына своего соперника 70-х Марио-Альдо Монтано. В 2007 году вернулся в Россию, возглавив Международный центр олимпийского резерва при Одинцовском гуманитарном университете. Позже вместе с тяжелоатлетами чемпионом Игр-1968 Виктором Куренцовым, рекордсменом и чемпионом мира-1962 Владимиром Каплуновым создал Московский областной благотворительный фонд, действующий и ныне.

Все прекрасно и в тылах знаменитого левши. Вместе с женой Аллой дрейфует по странам, городам и весям более пятидесяти лет. У старшей дочери Валерии в Италии салон красоты. У младшей Татьяны бизнес в Минске. Внук занимается маркетингом детского питания. Правнучке уже восемь лет. Жизнь продолжается.

Опубликовано в выпуске № 11 (874) за 30 марта 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц