Версия для печати

Авианосный ящер достоин стапеля

Новый универсальный морской комплекс может стать единой платформой для кораблей различного назначения
Сивков Константин
Фото: npkb.ru

События в Сирии со всей очевидностью продемонстрировали, что России жизненно необходимо иметь в составе ВМФ авианосцы. По этой причине в РФ наблюдается буквально бум в деле проектирования различных вариантов будущего российского «плавучего аэродрома». От ТАКР типа «Шторм» водоизмещением около 100 тысяч тонн до различных малых и средних носителей, в том числе и УДК, который также можно рассматривать как малый авианосец, если для него разработают палубный самолет вертикального взлета и посадки (СВВП).

Среди вариантов особое место занимает разработка АО «Невское проектно-конструкторское бюро», входящего в ОСК. В этом КБ предложили качественно иной подход к созданию авианесущих кораблей, способный стать поворотной точкой в развитии мирового кораблестроения. Речь идет о переносе идеи единой платформы в создании боевой техники для Сухопутных войск в область военного судостроения. В данном случае, судя по ограниченной информации из открытых СМИ, речь идет о создании универсальной платформы для кораблей двух классов – УДК и легкого авианосца. Проект шифра «Варан» предусматривает постройку боевого корабля водоизмещением 45 тысяч тонн с развитым авиационным вооружением, включающим до 24 самолетов, шесть вертолетов и до 20 БЛА различного назначения. Его длина предполагается 250 метров, ширина палубы – 65 метров, осадка – девять метров. В Интернете имеются изображения этого корабля в разных проекциях. Судя по ним, он должен иметь классический облик легкого авианосца с достаточно большой по длине угловой палубой и «островом» у правого борта. Об энергетической установке данных нет, но можно предположить, учитывая то, что проект вырос из схемы УДК, она должна быть газотурбинной. С правого борта корабль имеет один подъемник самолетов. Характерного для советской/российской авианосной школы трамплина (такой предполагается даже на большом «Шторме») в носовой части корабля не видно, что свидетельствует о предусмат-

риваемом катапультном взлете. На палубе виднеется 16 мест подготовки пилотируемых самолетов на пространстве сразу за «островом» с правого борта и в кормовой части полетной палубы с левого борта, шесть – десять мест для подготовки вертолетов и три позиции для тяжелых БЛА, сопоставимых по размерам с самолетами. Судя по изображению, основным палубным ЛА предполагается МиГ-29К/КУБ. По очертаниям изображенных машин можно предположить, что это могут быть вертолеты Ка-27пл и Ка-52 морской версии. БЛА явно гипотетические и по очертаниям корпуса имеют обычный планер с оперением. Исходя из объективно существующих потребностей боевой деятельности такого корабля можно предполагать, что среди БЛА должны быть не менее четырех – шести машин, предназначенных для решения задач ДРЛО, а остальные будут вести разведку и наносить удары по наземным и морским целям.

Все свое ношу с собой

Перенос идеи единой платформы в создании боевой техники для Сухопутных войск в область военного судостроения может стать революцией в развитии кораблестроения

Надо отметить, что все имеющиеся в Интернете изображения корабля этого проекта весьма упрощены. В частности, невозможно разглядеть варианты вооружения.

Можно только предположить, что учитывая относительно малое водоизмещение корабля и большую авиагруппу, места для ударного вооружения не останется. Поэтому, вероятнее всего, корабль оснастят только средствами самообороны, прежде всего собственной ПВО для отражения атаки прорвавшихся СВН противника через систему коллективной ПВО ордера. Собственно, тут нет ничего нового – тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» также имеет только средства ПВО зоны самообороны. Соответственно состав комплекта средств противовоздушной обороны такого авианосца определяется возможным составом СВН, которые могут прорваться к кораблю, и в свою очередь определяется вероятным составом кораблей охранения и количеством истребителей в авиагруппе авианосца, а также возможным числом вводимых в бой машин при отражении налета противника. Исходя из малочисленности авиагруппы легкого авианосца, а также ограниченного вероятного состава кораблей охранения (по крайней мере в сравнении большими авианосцами и с учетом сравнительной малочисленности кораблей океанской зоны в составе нашего флота) надо полагать, что могут прорваться достаточно многочисленные группы СВН – одновременно до семи-восьми ЛА. Такие цифры вытекают из того, что противником при неблагоприятных условиях может оказаться американский авианосец, который будет наносить удар максимально возможным составом ударной группы в количестве от 12–18 до 24–30 машин. Наши истребители ПВО смогут лишь ослабить и частично дезорганизовать удар противника, основная тяжесть отражения нападения ляжет на средства ПВО – коллективной обороны кораблей охранения и самообороны авианосца. Такой сценарий предполагает, что суммарное количество целевых каналов средств ПВО самообороны авианосца должно быть порядка 12 на каждый борт, из которых восемь целевых каналов ЗРК малой дальности и четыре канала ракетно-пушечных комплексов.

Помимо этого, в комплексе самообороны корабля должны быть средства противоторпедной защиты и РЭБ, способные подавить ГСН противокорабельных ракет. БИУС и другое радиоэлектронное оборудование в качестве важнейшего требования должны обеспечивать возможность управления оперативным соединением, действиями авиации на всю глубину ее применения в интересах корабельного соединения.

При таком составе средств ПВО и РЭБ боевая устойчивость легкого авианосца под ожидаемыми ударами СВН противника будет в основном обеспечена. Надо заметить, что это вполне реализуемые требования – ВМФ РФ располагает достаточно эффективными многоканальными ЗРК и ЗРПК, если судить по известным из открытых источников данным.

Исходя из общих характеристик операций и боевых действий, в которых, возможно, придется участвовать такому кораблю, авиагруппа «Варана» должна быть способна оперировать с полным напряжением сил пять-шесть суток, выполнив за это время порядка 330–400 вылетов самолетов и БЛА, а также до 60–70 вылетов вертолетов при максимальной напряженности до 1,5–2 вылетов в сутки на ЛА.

Легкий авианосец с тяжелым характером

Авианосный ящер достоин стапеля

Отталкиваясь от этих данных, можно оценить возможности такого авианосца в решении типовых задач. Во избежание непреднамеренного появления нежелательной информации о наших вооружениях в открытых источниках при оценках боевых возможностей авиагруппы «Варана» будем опираться на известные из открытой печати иностранные аналоги. Так, аналогом нашего МиГ-29К/КУБ может считаться американский F-18, а для Ка-27ПЛ – SH-60. А «Хокай» вполне можно принять в качестве аналога БЛА ДРЛО. Соответственно все расчеты выполнены с использованием тактико-технических характеристик указанных иностранных образцов и располагаемых ими систем вооружения.

С учетом этого можно оценить ударные возможности «Варана». Как и следовало ожидать, в бою с американским авианосцем типа «Нимиц» он мало что сделает – расчетная вероятность вывода из строя «американца» не превысит 0,06–0,09. Однако с близкими по характеристикам авианосцами, такими как английский «Куин Элизабет», французский «Шарль де Голль» и японские эсминцы-вертолетоносцы, эффективность ударов авиагруппы «Варана» может оказаться существенно выше – до 0,2–0,5. То есть в этом случае наш корабль будет вполне эффективен.

Куда важнее может стать его использование для обеспечения боевой устойчивости от ударов корабельных соединений и авиации противника. Так, в бою нашего корабельного соединения из трех-четырех кораблей с АУГ во главе с авианосцем «Нимиц» (как аналоги российских кораблей в расчетах рассматривались крейсер «Тикондерога» и эсминец «Орли Берк») вероятность вывода из строя ударных кораблей вряд ли превысит 0,07–0,15. Для сравнения: при отсутствии такого легкого авианосца этот показатель получается существенно выше – более 0,3–0,5. То есть уже от одного полновесного удара палубной авиации до половины кораблей ударного соединения могут быть выведены из строя и группа утратит боеспособность. А при наличии в составе легкого авианосца соединение сохранит боеспособность.

Борьба с группами надводных кораблей будет одной из основных задач при завоевании превосходства на море в заданном оперативно важном районе. В локальных конфликтах, судя по опыту, важной может стать задача противодействия двух – пяти КУГ по два-три ракетных катера в каждой. Для разгрома любой такой группы будет достаточно выделения двух-трех пар ударных самолетов с ПКР и НУРС. А всего для решения этой задачи потребуется до 30 самолетовылетов. Это вполне достижимо для авиагруппы рассматриваемого легкого авианосца. При этом вероятность уничтожения катеров противника оказывается близкой к гарантированной – 0,9 и более. Важно отметить, что данные катера будут своевременно выявляться самолетами ДРЛОиУ и уничтожаться задолго до подхода к рубежу применения ракетного оружия, что невозможно сделать без использования корабельной авиации. А при отсутствии в составе корабельного соединения легкого авианосца это может привести к существенным потерям в корабельном составе от ударов катерных ПКР.

Если же рассматривать эффективность ударов по крупным соединениям, таким как КУГ и КПУГ из крейсеров, эсминцев и

фрегатов, десантные отряды и конвои, то удар рассмотренной выше авиагруппой корабля будет весьма эффективен. Из состава КУГ (КПУГ) может быть уничтожено до 30–50 процентов состава, до половины кораблей потоплено или выведено из строя при ударе по десантному отряду или конвою.

Весьма значительны возможности «Варана» при поражении наземных объектов, что особенно важно в боевых действиях в локальных войнах и вооруженных конфликтах. С учетом ресурса, который может быть выделен на решение этой задачи за пять-шесть суток ведения боевых действий и опыта применения российской авиации в Сирии, отметим – возможности «варановой» авиагруппы составят от двух-трех до шести-семи крупных объектов типа аэродром или большое предприятие, а также от 30–50 до 100–120 типа отдельный дом или иное сооружение, на глубину до 600–700 километров от побережья.

Из этого анализа следует очевидный вывод: разработанный АО «Невское проектно-конструкторское бюро» проект универсального морского комплекса «Варан», по сути дела легкого авианосца, вполне приемлем с оперативной точки зрения и его строительство надо признать необходимым.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 11 (874) за 30 марта 2021 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
30 марта 2021
Странно как-то, автор не упоминает полную эргономизацию проекта авианосца. В СССР даже уже древний экраноплан-ракетоносец "Лунь" прошел при проектировании и создании заданную требованиями генерального конструктора Ростислав Алексеева комплексную эргономическую проработку систем управления движением и полетом, кроме того потребовалось оптимизировать пульт управления аэродинамической трубой, где продувались модели экранопланов, с учетом человеческого фактора и тонкой эргономичностью проведения экспериментов по продувке. Если новый проект не эргономичен, - он неготов в эффективной боевой деятельности!
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
30 марта 2021
Странно как-то, автор не упоминает полную эргономизацию проекта авианосца. В СССР даже уже древний экраноплан-ракетоносец "Лунь" прошел при проектировании и создании заданную требованиями генерального конструктора Ростислав Алексеева комплексную эргономическую проработку систем управления движением и полетом, кроме того потребовалось оптимизировать пульт управления аэродинамической трубой, где продувались модели экранопланов, с учетом человеческого фактора и тонкой эргономичностью проведения экспериментов по продувке. Если новый проект не эргономичен, - он неготов в эффективной боевой деятельности!

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц