Версия для печати

Сакральные шалуны

Надежна ли помощь, которую обещают Украине США и Европа
Никоноров Григорий Родионов Игорь

Как известно, история в соответствии с диалектико-материалистическим ее пониманием повторяется сначала как трагедия, затем как фарс. Для тех, кто не извлекает из случившегося уроки, она представляется чередой трагедий и повторением когда-то полученных, но так и не выученных заданий.

Один из главных выводов для государств постсоветского пространства и не только для них – не стоит надеяться, что призвав для решения проблем сторонние силы, не придется расплачиваться за это ресурсами, которые весьма ограниченны, а то и суверенитетом.

Геополитическая ситуация в мире, по словам президента Владимира Путина, сильно напоминает предвоенную обстановку – с той разницей, что в конце тридцатых годов Советский Союз активно пытался выстроить против общей угрозы систему коллективной безопасности с европейскими странами, те же участвовали в активном дипломатическом процессе, преследуя лишь свои цели. Потому особо не активничали. Сейчас США вышли практически из всех международных договоров по разоружению и проводят активную антироссийскую политику, дипломатические отношения с Великобританией, по словам министра иностранных дел Сергея Лаврова, практически свернуты, а со странами Евросоюза, проводящими активную санкционную политику в отношении России, сократились до минимума.

Как и в конце тридцатых годов прошлого века, США, Великобритания, Германия и Франция пытаются использовать малые европейские государства в политическом противостоянии с Россией. И как перед Второй мировой войной и после ее начала, страны-лимитрофы, вовлеченные в опасную игру против России, надеясь на обещанную помощь стоящих за спиной хозяев, соглашаются сыграть роль сакральной жертвы, стоящей на передовом рубеже борьбы с «русским миром». Обстановка в очагах конфликтов малой интенсивности вдоль границ России с приходом новой, еще более антироссийской администрации США очень сильно обострилась. Военно-политическое руководство Украины, повторяя предвоенную ошибку Польши и Финляндии, открыто заявляет о необходимости отказаться от неработающих Минских соглашений и готовности решения проблемы Донбасса силовым путем. При этом ЕС и Штаты всячески демонстрируют решимость помочь Киеву в случае возможного военного столкновения с Россией. В частности, летом планируется проведение украинско-британских учений Cossack Mace 2021 («Казачья булава»), в которых поучаствуют более тысячи военных, в том числе из пяти стран НАТО. Будут отрабатываться действия в обороне с последующим переходом в наступление.

Гиена Европы сама стала жертвой

Обратим внимание на сценарий учений, который не позволяет двояко толковать, против кого придется и оборонятся, и переходить в наступление. Это сильно напоминает то, что произошло в 1939 году сначала с Польшей, а затем с Финляндией, также понадеявшимися на помощь со стороны. Стараниями либеральных знатоков истории, а также литераторов, не имеющих представления о политической подоплеке тех событий и ходе боевых действий, эти страны в контексте прозападного толкования событий Второй мировой войны выставлены «жертвами русской экспансии», а СССР – агрессором. Что же, не лишне будет напомнить о событиях не столь давних, когда коллективный Запад обещал малым странам свою помощь в военных авантюрах на востоке.

До 1939 года Польша считалась главным противником СССР на западном направлении и проводила открытую русофобскую политику с постоянными инцидентами и провокациями на линии границы

Политический конфликт между Германией и Польшей, вытекший из условий версальского договора, по которому Восточная Пруссия была отделена от Рейха так называемым польским коридором, возник с конца 1938 года. До этого ничто не мешало Варшаве первой из европейских столиц подписать Пакт о ненападении Берлином и тесно сотрудничать с немцами вплоть до вынашивания планов ударить по СССР и отторжения в свою пользу части его территорий. До 1939 года Польша считалась главным противником СССР на западном направлении и проводила открытую русофобскую политику с постоянными инцидентами и провокациями на линии границы.

В польском Генштабе проявили полное непонимание стратегической обстановки, которое нельзя прикрыть коварством СССР. Там считали, что главные силы Германии будут связаны на западе выступлением Франции и Англии и не смогут сосредоточиться на польском направлении. Генералы исходили из того, что против Польши будут выставлены не более 20 дивизий, остальные начнут сражаться с войсками англичан и французов, которые по союзническому договору должны прийти Варшаве на помощь.

Из этого ложного расчета был сделан не менее ложный вывод о том, что можно обойтись без мобилизации и справиться с противником армией мирного времени. С мобилизацией не спешили, но в целях дезинформации Германии объявили о ней официально, вероятно, думая Гитлера напугать. Результат – против неотмобилизованной армии Польши сосредоточились практически все немецкие силы и средства, поскольку германское командование было твердо уверено: Франция и Англия за Польшу не вступятся, что и случилось. 2 и 3 сентября союзники объявили Германии войну, но боевые действия не вели, после историки назвали эту кампанию «странной войной». В Лондоне и Париже наблюдали, как за 18 дней миллионная польская армия оказалась разгромленной. Впрочем, ничего странного в этом нет, если вспомнить, что летом 1939 года начались тайные переговоры между Англией и Германией о заключении двухстороннего соглашения (в том числе и по военным вопросам), о чем в Варшаве, разумеется, не знали, а сейчас стараются не вспоминать.

Финский поход по граблям

Что касается Финляндии, тоже понадеявшейся на западные гарантии в военном столкновении с советской Россией, то в Хельсинки считали, что западные демократии их поддержат, тем более что реальных боевых действий против Германии они не вели. Союзники наивно продолжали ждать, что Гитлер, которому они сдали «Польский плацдарм», повернет штыки на восток. Лондон убеждал финнов в необходимости захвата у русских Кольского полуострова – британцы давно к нему присматривались. Англичане традиционно пытались использовать себе на пользу финское пушечное мясо.

Двадцать шестого ноября 1939 года в 15.45 пополудни финская артиллерия обстреляла позиции советского полка близ населенного пункта Майнила. Двадцать седьмого числа Наркоминдел СССР от имени советского правительства обратился с нотой протеста к правительству Финляндии и потребовал отвода финских войск от границы на 20–25 километров. Финны отказались. Двадцать девятого ноября в Наркомате иностранных дел СССР вручили посланнику Финляндии в Москве ноту о разрыве дипломатических отношений. Тридцатого ноября 1939 года президент Финляндии Кюести Каллио официально объявил войну Советскому Союзу (СССР войну Финляндии не объявлял). В тот же день начались боевые действия.

В контексте развернутой ныне против России информационной войны само собой подразумевается, что СССР выступил по отношению к «маленькой беззащитной» Финляндии в роли агрессора. Однако в военном архиве Суоми сохранились оперативные планы, однозначно свидетельствующие о том, что это были планы ведения именно наступательной, агрессивной войны с опорой на содействие западных союзников.

Из них следует, что сразу после нападения СССР предполагалось перейти в контрнаступление и занять ряд территорий, прежде всего в советской Карелии. Именно этим-то и была обусловлена скрытая мобилизация в Финляндии, которая началась еще 10 октября (по международному праву того времени объявление мобилизации приравнивалось к объявлению войны). Единственное, чего недоставало для наступательной войны, – факта нападения Советского Союза, потому что иначе гарантировавшие Хельсинки помощь Лондон, Париж и Берлин не смогли бы выступить на финской стороне. Хуже того, Финляндии пришлось бы держать ответ в Лиге Наций. Поэтому был спровоцирован пограничный инцидент в Майниле (кстати, из Лиги Наций исключили Советский Союз).

Результат Советско-финляндской войны тоже известен. За четыре месяца Красная армия разгромила 500-тысячную финскую группировку, державшую оборону на первоклассном оборонительном рубеже – линии Маннергейма, а в Хельсинки так и не дождались помощи союзников. К марту 1940 года в правительстве осознали, что несмотря на требования продолжения сопротивления, никакой военной помощи, кроме подпитки добровольцами и оружием, Финляндия не получит. 12 марта 1940 года мирный договор на условиях советской России подписали от лица СССР нарком Вячеслав Молотов, первый секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) Андрей Жданов и комбриг Александр Василевский. С финской стороны документ заверили члены делегации во главе с премьер-министром Рюти. В тот же день лидеры двух стран Невилл Чемберлен и Эдуар Даладье лицемерно объявили, что ждут от Финляндии лишь официальной просьбы о помощи.

Судьбы забияк

Краткий экскурс в историю необходим для того, чтобы лишний раз напомнить военно-политическому руководству малых европейских стран, решившихся под западные гарантии на роль сакральной жертвы в своей авантюристической политике, чем все заканчивается. Стратегия маленького забияки, который на улице задирает прохожих, зная, что в подворотне стоит подмога из дюжих молодцов, работает. Но не всегда – кто знает, захотят ли громилы помочь задире. Немецкий философ Георг Гегель сказал однажды, что история повторяется дважды – сначала в виде трагедии, затем в виде фарса. В условиях, когда любая военная авантюра может закончиться применением оружия массового поражения одной из сторон конфликта, а сам конфликт может спровоцировать глобальное военное столкновение, фарса уже не получится.

Григорий Никоноров,
кандидат философских наук, доцент
Игорь Родионов,
кандидат технических наук

Опубликовано в выпуске № 13 (876) за 13 апреля 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц