Версия для печати

Если завтра война

Киевские власти воевать готовы, но обоснованно этого боятся
Сивков Константин
Фото: google.com

Ситуация на востоке Украины продолжает накаляться. При этом резко возрос фактор неопределенности. Так, выступая на американском канале CNN, президент Зеленский вдруг предъявляет претензии США, обвиняя кураторов в нежелании помогать, и объявляет, что готов развернуть вектор своей внешней политики с Запада на Восток и пойти на развитие дружественных отношений с Россией.

При этом, по его словам, конечно же, никакой войны против ДНР и ЛНР быть не может – примерно в таком ключе он высказывался и в других СМИ, озвучив, что на юго-востоке Украины никакого наступления ВСУ не будет.

Диаметрально противоположную позицию занимает лидер ДНР Денис Пушилин, прямо заявивший журналистам на брифинге, что в ближайшее время полномасштабный вооруженный конфликт на юго-востоке Украины практически неизбежен.

Из Белого дома звучат предупреждения в адрес Кремля, что если наша страна поддержит мятежные республики, США будут готовы нанести удар по российским войскам и даже по объектам на территории России. Правда, никаких дополнительных подтверждений на эту тему более не прозвучало, но и опровержений тоже не было.

При этом интенсивность обстрелов на линии соприкосновения нарастает. Это признает даже спецгруппа ОБСЕ, констатировавшая, что за прошедшую неделю зафиксировано почти 1400 нарушений режима прекращения огня на границе ДНР, а ЛНР – 126. Идет наращивание группировки ВСУ в районах, прилегающих к границам ДНР/ЛНР. При этом если действия и заявления руководства республик коррелируются с их практическими действиями и направлением развития реальной ситуации в регионе, то заявления украинского политического руководства и фактические действия ВСУ находятся в противоречии между собой.

Подобные разночтения могут быть признаком того, что киевскими властями принимаются меры маскировки для достижения оперативной внезапности нападения на непризнанные республики. Отчасти косвенным признаком этого может служить опубликованное в СМИ мнение генерала СБУ, отметившего, что эскалация на юго-востоке Украины в расчете на помощь НАТО может привести к потере территории страны.

Трудный выбор Зеленского

Конечно, это еще не начало войны. В нынешних условиях украинскому президенту при всех ожидаемых выгодах от такого шага для него лично решиться на начало нового вооруженного конфликта очень трудно. Перед его глазами, бесспорно, стоит пример экс-главы Грузии Михаила Саакашвили, поверившего американским кураторам и решившегося на удар по Южной Осетии и российским миротворцам, а в итоге оказавшегося изгнанником, скитальцем, который может только рассчитывать на содержание и милость элит других государств и в любой момент может быть передан для суда на родину. Зеленский наверняка понимает, что его судьба будет куда хуже, ведь он не имеет ни политического багажа, который был у Саакашвили, ни материальных активов, которые позволили бы ему безбедно жить в других странах. Он просто актер-комик, без поддержки и предыстории, основательно насоливший американцам, когда отодвинул от власти Петра Порошенко.

Нельзя исключить возможность возникновения условий для применения ядерного оружия в условиях, когда в противостояние в Донбассе окажутся втянутыми НАТО и РФ, а бои приобретут особо ожесточенный характер

Так что оснований говорить, что новое полномасштабное вооруженное противостояние на юго-востоке Украины гарантировано, пока, к счастью, нет оснований.

Однако вероятность развития ситуации в таком направлении весьма высока и по этой причине стоит спрогнозировать возможное течение вооруженного конфликта. В предшествующих статьях были проанализированы интересы сторон, состав сил, которые могут привлечь к боевым действиям киевские власти и что в силах противопоставить им мятежные республики, сильные и слабые стороны противников. Исходя из этого следует, что украинское руководство, вероятнее всего, будет стремиться решить задачи возможного вооруженного конфликта на юго-востоке страны в максимально короткие сроки, чтобы не допустить наращивания сил противника за счет помощи извне и не оставить времени российскому руководству для предотвращения разгрома республик, даже если президент России на это решится.

А ДНР и ЛНР, наоборот, будут заинтересованы в максимальном затягивании противостояния, чтобы получить поддержку от добровольцев из разных стран, а при особо тяжелой ситуации добиться прямой военной помощи России. При этом Донецк и Луганск более чем за шесть лет вялотекущего вооруженного конфликта сумели создать и хорошо оснастить свои вооруженные силы, по боевому потенциалу сопоставимые с тем, что может выставить на грядущее поле боя Украина. Поэтому задача их разгрома для ВСУ окажется очень непростой.

Без провокаций не обойдется

В соответствии со стандартными этапами анализа вероятного характера конфликта необходимо оценить возможные виды применяемого оружия.

Учитывая решительность сторон, следует ожидать, что найдется применение всем имеющимся видам вооружений и военной техники. При этом надо учитывать и возможности внешних сил, которые могут быть втянуты в этот конфликт.

Информационное оружие уже применяется и будет использоваться на всех этапах подготовки и развития вооруженного противостояния, что определяется высокой скрытностью его воздействия на противника и отсутствием международной правовой базы, эффективно регламентирующей его употребление. Битвы в киберпространстве – основное средство борьбы в мирный период, а с началом БД они станут обеспечивать задачи группировок вооруженных сил, будут использоваться для привлечения вплоть до втягивания в вооруженный конфликт крупных стран, поддерживающих конфликтующие стороны. Особенно откровенно этого начнут добиваться киевские власти в случае неблагоприятного развития ситуации на фронте. В ход пойдет все, чтобы доказать присутствие в Донбассе российских войск, и на этом основании требовать прямого вооруженного вмешательства стран НАТО, прежде всего США.

Полагаю, что могут быть применены хорошо отработанные приемы, испытанные в Сирии и в других странах, переживших «цветные революции». В частности, военнослужащим Народной милиции ДНР и ЛНР начнут предъявлять обвинения в массовой гибели мирного населения в результате обстрелов населенных пунктов. При этом нельзя исключать, что как доказательства киевские власти, а также командование отдельных подразделений и частей на местах, главным образом так называемых тербатов, могут предъявить трупы убитых ими же гражданских людей.

Главными станут танки и артиллерия

С началом боевых действий стороны будут применять в полном объеме обычные вооружения. Условием начала БД с применением стандартного оружия окажется создание хотя бы минимальной морально-психологической и нормативно-правовой базы. До этого следует ожидать ограниченного использования легкого вооружения силами специальных операций, чтобы повысить эффективность применения информационного оружия.

Практически ход и исход возможного силового конфликта будут решаться исключительно с применением боевой техники и вооружения сухопутных войск. Вклад авиации окажется крайне незначительным, что определяется невеликим составом ВВС Украины и не позволяет им провести полномасштабную воздушную операцию при наличии достаточно мощной войсковой ПВО Народной милиции непризнанных республик. Определенное значение могут иметь действия БЛА, которыми в сравнительно большом количестве обладает ВСУ. Однако и их налеты при достаточно интенсивном применении могут быстро прекратиться в противостоянии с республиканскими ПВО и РЭБ.

Морские вооружения и боевая техника никакого влияния на ход и исход конфликта не окажут в силу их отсутствия в ДНР и ЛНР и при крайне ограниченных боевых возможностях группировки катеров, которую ВМСУ могут развернуть в Азовском море.

Из сухопутных вооружений важную роль сыграют танки, что определяется равнинным характером местности и наличием большого количества вполне современных машин этого класса на вооружении обеих сторон. Надо ожидать, что именно за счет массированного применения танковых соединений ВСУ и будет пытаться решать задачи на направлениях главных ударов.

Не меньшее, если не большее значение станет играть артиллерия, в частности РСЗО. Принятая, судя по направленности боевой подготовки ВСУ, американская школа вооруженной борьбы на КТВД во главу угла ставит дистанционное огневое поражение, возлагая на танковые и мотострелковые соединения окончательный разгром деморализованного и практически утратившего способности к сопротивлению противника. Это единственно приемлемый подход для ВСУ, поскольку основная часть личного состава не вполне готова сражаться насмерть ради откровенно воровской власти, ограбившей их самих, родных и близких, убивать ради этого сограждан, не пожелавших подчиниться такой власти.

При этом артиллерия ВСУ будет применяться, судя по имеющемуся опыту, для подавления войск первой и второй полос обороны, поражения частей и соединений резерва в районах сосредоточения и на маршрутах выдвижения, подавления артиллерии противника (в чем ВСУ имеет существенное преимущество перед Народной милицией донбасских республик за счет большого количества станций артиллерийской радиолокационной разведки иностранного и собственного производства, а также БЛА, которые также могут быть использованы для ведения разведки огневых позиций артиллерии противника) и дезорганизации управления, а также устрашения мирного населения, нанесением ударов по населенным пунктам.

Большое значение артиллерия будет иметь и для Донецка и Луганска. Она позволит еще до начала наступления противника нанести ему поражение в районах сосредоточения, подавить его артиллерийские батареи, дезорганизовать управление, а с началом наступления ВСУ нанести им неприемлемые потери, оказывая огневую поддержку обороняющимся войскам.

Большое значение будут иметь различные противотанковые средства, прежде всего ПТРК. Войска обеих сторон достаточно хорошо насыщены этим вооружением, в том числе и современными образцами. Особую опасность представят американские ПТРК «Джавелин», которые наносят удар по танкам с наименее защищенной верхней проекции. Практически все имеющиеся у ДНР и ЛНР танки для них весьма уязвимы. Ракет к этим комплексам американцами поставлено до 300 единиц, что сопоставимо с количеством боеспособных машин с экипажами, которые могут выставить непризнанные республики. Поэтому Донецку и Луганску придется принимать специальные меры для нейтрализации этой угрозы.

Вероятно, будут применяться и тактические ракетные комплексы, имеющиеся в арсеналах Украины. Их могут использовать для ударов по тылам обороняющихся войск непризнанных республик: объектам госуправления, КП оперативного звена управления, складам боеприпасов, мостам и другим коммуникациям для ограничения возможностей маневра сил Народной милиции и изоляции района боевых действий. По данным СМИ, войска ДНР и ЛНР такого вида вооружения не имеют.

Размах БД и применение современных систем вооружений сторонами определяют значимую роль в предстоящей борьбе средств РР, РТР и РЭБ. Надо отметить, что обе стороны обладают достаточно развитым арсеналом таких вооружений. Причем если в ВСУ в основном техника украинского производства, то ДНР и ЛНР в значительной мере используют трофеи и также наладили на имеющихся в регионе предприятиях электронной промышленности производство вполне современных средств РР, РТР и РЭБ, которые уже в заметном количестве поступают в корпуса Народной милиции.

В случае втягивания в конфликт НАТО, в частности США, следует ожидать, что их поддержка, вероятнее всего, ограничится применением КР типа «Томагавк» и палубной авиации с кораблей 6-го флота в восточной части Средиземного моря, тактической авиации с аэродромов Турции и Восточной Европы, а также самолетов стратегической авиации, применяющих КР «Томагавк» и более современные ракеты большой дальности.

В случае втягивания в конфликт России следует ожидать задействования основных сил Западного военного округа, которые, вероятно, усилят частями и соединениями, переброшенными с других стратегических направлений, а также Черноморского и Балтийского флотов, самолетами дальней авиации.

В случае эскалации конфликта большое значение получит вооруженная борьба в воздухе и на море. При этом зона БД может распространиться на территории стран, откуда будет взлетать авиация НАТО, но также частично затронет и РФ.

Риски применения ОМП реальны

Неядерное оружие массового поражения (ОМП) в конфликте на юго-востоке Украины может быть применено только для обеспечения операций в киберпространстве. Причем выгода есть только для киевских властей – чтобы создать информационный предлог для втягивания в войну НАТО и прежде всего США. В частности, действуй они по опыту Сирии, то может быть запущен миф о применении со стороны ДНР и ЛНР химоружия, которое республики якобы создали на местных предприятиях – благо, основная часть мощностей химической промышленности СССР, производства порохов, взрывчатки и боеприпасов осталась в ДНР и ЛНР.

Нельзя, к сожалению, исключить возможность возникновения условий для применения ЯО в условиях, когда в противостояние окажутся втянутыми НАТО и РФ, а бои приобретут особо ожесточенный характер с нанесением ударов по территориям всех стран (даже только неядерных), участвующих в вооруженном конфликте на территории Украины. Такое вполне может случиться, когда одна из сторон начнет терпеть поражение в воздухе или понесет тяжелые потери на море. Предпосылкой к такому развитию ситуации может послужить попытка США и их союзников попутно решить сирийский вопрос, разгромив российские базы в САР. Нельзя исключить угрозу применения ЯО в случае, когда одна из сторон – ВСУ либо подразделения народных республик окажутся на грани разгрома.

В любом случае применение ядерного оружия будет чрезвычайно ограничено и главным образом использовано для устрашения противника, чтобы принудить того отказаться от дальнейшей эскалации войны или к отказу от борьбы. При этом сначала следует ожидать демонстративные шаги, свидетельствующие о решимости перейти к применению ЯО. Если дело дойдет до этой стадии, скорее всего все ограничится ударами по территориям стран, не располагающих ядерным арсеналом. Это могут быть объекты в Польше и других странах, предоставивших площадки для размещения авиационных группировок НАТО и США. С Запада может последовать удар по объектам на территории ДНР и ЛНР. Однако даже такое ограниченное применение ЯО предельно маловероятно, почти невозможно. Но упомянуть о таковом необходимо. Развитие же ситуации, способное привести к масштабному применению ядерного оружия, можно сказать, полностью исключено.

В целом спектр вооружений будет очень схож с использованным в недавнем конфликте в Нагорном Карабахе арсеналом. Можно думать, что и характер борьбы будет сходным. Однако это не совсем так. Радикально различаются условия – горы в Карабахе сковывали применение крупных механизированных соединений, равнинная местность на юго-востоке Украины создает для использования бронетехники благоприятные условия. Существенно различается и соотношение сил – в конфликте в Нагорном Карабахе наступающая сторона имела почти пятитикратное превосходство, а на юго-востоке Украины – только от полутора до двух раз. Сильно отличаются и уровень оперативной и боевой подготовки комсостава азербайджанской и нагорнокарабахской армий – с одной стороны и ВСУ, Народной милиции ДНР и ЛНР – с другой. Наконец, в Нагорном Карабахе военно-географические условия крайне затрудняли возможность прямого втягивания в конфликт третьи страны, тогда как в Донбассе таких препятствий нет.

Теперь можно попытаться спрогнозировать вероятную динамику развития этого конфликта. Этому будет посвящена одна из будущих статей.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 14 (877) за 20 апреля 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц