Версия для печати

Что останется после ухода США

Афганский героин – это проблема СНГ и Европы
Иванов Станислав
Фото: ruherald.com

В конце апреля американцы и их союзники по НАТО приступили к реализации ранее заключенного с движением «Талибан» соглашения, главным содержанием которого является вывод всех иностранных войск из Афганистана. Правда, обозначенные ранее сроки вывода войск несколько смещаются – с 1 мая на 11 сентября 2021 года.

Некоторые политологи поспешили заявить: «Вывод войск США из Афганистана свидетельствует лишь об одном – военном поражении Вашингтона в этой стране. Ничего им там добиться не удалось. Конечно, после их ухода между талибами и проамериканской группой, сидящей во власти в Кабуле, вспыхнет новая гражданская война».

Безусловно, такой сценарий развития событий исключать нельзя, вероятность возобновления широкомасштабных боевых действий между правительственными войсками и формированиями талибов сохраняется. Но излишне драматизировать ситуацию, давать однозначные негативные оценки военной операции США и их союзников в Афганистане было бы преждевременно.

Хотелось бы напомнить цель американского вмешательства во внутриафганские дела. Как известно, после крупнейшего в истории США теракта 11 сентября 2001 года Вашингтон признал виновным в его организации лидера «Аль-Каиды» Усаму бен Ладена и объявил ему войну. В то время движение «Талибан» находилось у власти в Кабуле и тесно взаимодействовало с «Аль-Каидой», которая использовала территорию Афганистана в качестве своей опорной базы. Администрация США потребовала от правительства талибов выдачи террористов «Аль-Каиды» и после их категорического отказа приняла решение о начале военной операции под кодовым названием «Несокрушимая свобода».

На первом этапе ВВС США нанесли массированные ракетно-бомбовые удары по военным объектам «Талибана», а затем во взаимодействии с оппозиционным «Северным альянсом» изгнали из Кабула талибов и очистили от них практически всю территорию Афганистана. Укрывшихся в труднодоступных пещерах гор Тора-Бора боевиков «Аль-Каиды» и часть лидеров талибов уничтожили физически или вынудили бежать в соседний Пакистан. Военная операция США и НАТО в Афганистане была одобрена Советом Безопасности ООН (резолюция № 1368 от 12 сентября 2001 года).

За истекшие 20 лет произошли серьезные изменения и в самом движении «Талибан», и во внешней политике США на афганском направлении.

ДТ создавалось в середине 90-х годов прошлого столетия как исламистская военно-политическая группировка пуштунских племен для борьбы с центральными властями в Кабуле. Базой для этого движения стали приграничные районы Пакистана, где со времени присутствия советских войск в Афганистане образовались десятки лагерей афганских беженцев (общей численностью от трех до пяти миллионов человек). По данным афганских властей, там действовало около 17 тысяч начальных религиозных школ – медресе, выпускники которых и составили костяк движения «Талибан». И если первые годы ДТ тесно взаимодействовало с «Аль-Каидой» и другими радикальными исламистскими группировками, то со временем талибы стали дистанцироваться от радикалов. Этому способствовали объективные и субъективные причины: смерть Усамы бен Ладена и ряда радикалов из числа функционеров талибов, смена поколений и тактики действий руководства ДТ. Появился даже такой термин, как «умеренные талибы». Вашингтон и Москва, несмотря на признание ДТ террористической организацией, не отказывались от переговоров с их представителями и пытались наладить диалог талибов с центральными властями, чтобы мирным путем решить этот конфликт.

Вашингтон после ликвидации Усамы бен Ладена и некоторых наиболее одиозных лидеров талибов посчитал, что главная задача операции «Несокрушимая свобода» выполнена: с территории Афганистана нет больше прямых угроз национальной безопасности США. Дело в том, что в отличие от «Аль-Каиды» или «Исламского государства» движение «Талибан» является чисто афганской группировкой, если не считать его филиала в Пакистане, и оно не ставит себе задачей мировое господство или нападение на другие страны.

В силу удаленности этой страны от американского континента и отсутствия в ней каких-либо стратегических интересов Вашингтона новый президент США Джо Байден принял решение завершить начатый его предшественниками Обамой и Трампом процесс вывода войск США из Афганистана. Параллельно в тесной координации с Брюсселем выводятся и войска союзников. Что касается так называемой героиновой угрозы с афганского направления, то в США попадает лишь незначительная часть от афганских наркотиков. Американцы считают, что производство опиатов в Афганистане тесно связано с их спросом на постсоветском пространстве и странах Восточной Европы и борьбу с ними должны вести в странах-потребителях. Репрессивные и карательные меры против афганских крестьян, выращивающих мак, ликвидация нарколабораторий, по мнению американской администрации, лишь дестабилизируют ситуацию в этой стране.

Вместе с тем Вашингтон заявляет, что ему небезразличны судьба нынешнего центрального афганского правительства, а также безопасность американского посольства и других загранучреждений США. По заявлениям Байдена, необходимые меры по их защите принимаются, а условия для мирного диалога талибов с Кабулом будут и дальше создаваться. Но задачу прямой военной поддержки правящего в Афганистане режима Вашингтон с себя снимает. По мнению Белого дома, Китай, Индия, Россия, Пакистан, Иран, Турция, Узбекистан должны быть не менее США заинтересованы в стабильности ситуации в этой стране и могут внести свой посильный вклад в дальнейшее мирное урегулирование внутриафганского конфликта и развитие афганской экономики. Создание нового коалиционного афганского правительства с учетом интересов всех национальных и конфессиональных меньшинств становится главной задачей на современном этапе развития афганского общества.

Вашингтон готов лишь выполнять взятые на себя ранее обязательства по двустороннему торгово-экономическому и военно-техническому сотрудничеству, оказывать советническую и консультативную помощь местным силовым структурам, передать им часть своих запасов военной техники, оружия и военного имущества. Не снимается с повестки дня и участие американских инвесторов в строительстве стратегической железнодорожной магистрали Мазари-Шариф – Кабул – Пешевар, которая свяжет между собой Узбекистан, Афганистан и Пакистан с выходом к портам Персидского залива и может стать еще одним важным маршрутом для мировой экономики.

Таким образом, окончательные итоги военной операции США и НАТО в Афганистане подводить пока преждевременно. Многое будет зависеть от сроков реализации дохийского соглашения и последующих событий. Смогут ли сами афганцы найти консенсус или продолжится борьба за влияние и власть в Кабуле между пуштунами (талибами) и национальными меньшинствами (таджики, узбеки, хазарейцы, другие)? Вопрос остается риторическим.

Станислав Иванов,
ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук

Опубликовано в выпуске № 19 (882) за 25 мая 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц