Версия для печати

«Кедр» некуда сажать

Зачем РВСН меняют ракеты как перчатки
Тучков Владимир
Фото: yandex.net

Через два года в России начнется ОКР с условным названием «Кедр» по разработке абсолютно новой межконтинентальной баллистической ракеты, сообщило в середине апреля ТАСС. Предполагается, что она будет иметь двойное базирование – шахтное и подвижное грунтовое. Принятие на вооружение «Кедра» должно состояться уже в этом десятилетии. Он, будучи ракетой нового поколения, должен прийти на смену МБР «Ярс». Возникает вполне естественный вопрос: зачем РВСН еще одна МБР, если для подсчета уже имеющихся не хватает пальцев на одной руке?

Железо тоже стареет

Нынешняя картина такова. Шахтные комплексы: «Воевода», РН-100Н УТТХ, «Тополь-М», «Ярс». Ожидается поступление в РВСН в 2022–2023 годах ракеты «Сармат». Подвижные грунтовые ракетные комплексы: «Тополь-М» и «Ярс».

Но эта картина изменится через три – пять лет. Будет снята с боевого дежурства «долгожительница» РН-100Н УТТХ. Сейчас эти ракеты оснащают гиперзвуковыми маневрирующими блоками «Авангард», развивающими скорость 27 Махов. Именно поэтому в апреле продлили на три года ресурс «Стилета», как называют эту ракету в НАТО. Дальше продлевать срок службы уже некуда.

Также будут выведены из состава РВСН ракеты «Тополь-М» как шахтного базирования, так и подвижного грунтового. Они постепенно вытесняются «Ярсами».

Если же с испытаниями МБР «Сармат» все будет нормально, на что мы очень надеемся, то они начнут замещать МБР «Воевода». Но этот процесс более длителен. На боевое дежурство заступят все запланированные «Сарматы» уже ближе к концу этого десятилетия.

И тогда РВСН будут располагать двумя МБР:

Для перехвата одного «Ярса» необходимо истратить 21 противоракету. Но современные американские средства ПРО, впрочем, и перспективные, такой производительностью и скорострельностью не обладают
  • РС-28 «Сармат», оснащенный гиперзвуковыми планирующими боевыми блоками «Авангард». Эта ракета разрабатывается в Государственном ракетном центре им. академика В. П. Макеева (город Миасс). Она станет самой мощной из всех баллистических ракет как наземного, так и морского базирования, имеющей самую большую забрасываемую массу (до 10 тонн) и рекордную дальность (до 18 тыс. км.). «Сармат» способен достигать территории США по любой траектории – через Северный или Южный пояс, обходя зоны противоракетной обороны. Ну а боевой блок «Авангард» даже теоретически неспособны перехватить как существующие, так и перспективные комплексы ПРО стран НАТО;
  • РС-24 «Ярс» шахтного (15П165М) и подвижного грунтового базирования (15П155М), созданный в Московском институте теплотехники (МИТ). К концу третьего десятилетия этой ракете исполнится всего лишь 20 лет. Для МБР это не возраст. Более того, произведена модернизация комплекса до модификации «Ярс-С». И через год-два все комплексы будут обновлены.

В связи с этим возникает ощущение, что это сообщение, транслированное ТАСС от неведомого источника в оборонной промышленности, представляет собой подмену действительного желаемым. И МИТ тут можно понять. Для поддержания института в это непростое время требуется какое-то новое финансирование. Потому что тема «Булава» давно завершена. Баллистические ракеты для подводных лодок уже стоят на вооружении стратегических ракетоносцев проекта «Борей». И теперь их изготавливают на Воткинском заводе. Правда, существует информация о том, что проводится модернизация этой ракеты с целью увеличения дальности полета. Разработка боевого железнодорожного ракетного комплекса «Баргузин» прекращена в 2017 году в связи с сокращением военного бюджета.

По программе конверсии МИТ создает поезд на магнитной подушке. Но это не слишком большие деньги. Нужна крупная тема, чтобы сохранить коллектив института, обладающий громадным опытом в создании стратегического ракетного вооружения. А ведь именно МИТ, учитывая его специализацию по созданию легких мобильных МБР, и должен заниматься «Кедром».

Головная боль американской ПРО

При этом следует учитывать еще два обстоятельства. Во-первых, уж слишком мало ТАСС отводит времени на то, чтобы получить новую (более того, нового поколения) ракету. Новая твердотопливная ракета «Тополь» создавалась с 1975 по 1988 год, то есть 13 лет. «Тополь-М» был разработан быстрее, поскольку это модификация «Тополя», – за 11 лет. С «Ярсом» дело шло еще быстрее. Но исключительно потому, что саму ракету не трогали, заменили лишь моноблочную боеголовку на систему индивидуального наведения ББ.

А вот ракету «Булава» для подводных лодок, начав разработку с нуля, с большим напряжением доводили до ума почти 20 лет. Так что довольно странно было бы, начав ОКР в 2023 году, завершить ее через семь лет. Впрочем, это сейчас сплошь и рядом – после конечного срока получения конкретного продукта переносить этот срок дважды, а то и трижды.

Во-вторых, создавать новую ракету, когда предыдущая еще не успела «состариться», – это не слишком верная стратегия. Потому что в технологическом отношении она не будет особо отличаться от своей предшественницы. И новые комплексы ПРО, которые появятся в странах НАТО в ответ на «Ярс» (а они до сих пор еще не появились), будут перекрывать доступ к североамериканскому материку и «Ярсу», и «Кедру».

Но пока до этого далеко. «Ярс» – ракета в высшей степени эффективная. К ней могли бы подступиться средства перехвата, которые будут построены по перспективным технологиям, чего пока нет.

У «Ярса» короткий активный участок траектории, то есть время работы маршевых двигателей, когда ракета наиболее уязвима. А также настильная (низкая) траектория. А это существенно затрудняет ее раннее обнаружение радарами системы предупреждения о ракетных атаках.

Также вместо одиночного боевого блока использована разделяющаяся головная часть с боеголовками индивидуального наведения. Их может быть до десяти. И каждую из них комплексам ПРО необходимо перехватить, что практически невозможно.

Помимо этого, головная часть ракеты оснащена комплексом средств преодоления ПРО. Комплекс выбрасывает ложные цели, в облаке которых летит ракета. И они для радаров по площади эффективного рассеяния неотличимы от самой ракеты. Предположительно их два десятка. Соответственно для перехвата одного «Ярса» необходимо истратить 21 противоракету. Но современные американские средства ПРО, впрочем, и перспективные, такой производительностью и скорострельностью не обладают.

Есть еще два механизма, делающие перехват «Ярса» крайне проблематичным, если не сказать невозможным. После отделения от ракеты боевые блоки предпринимают хаотичное маневрирование и по курсу, и по тангажу. Также используется комплекс радиоэлектронной борьбы, создающий радиопомехи и для РЛС противника, и для головок самонаведения противоракет. В ходу и уголковые отражатели, и тепловые маневрирующие ловушки. И в этом облаке поймать действительную цель для нынешних систем ПРО крайне маловероятно.

Короче, с «Ярсом» неспособны справиться ни наземные мобильные комплексы THAAD, ни морская интегрированная на группах кораблей система ПРО «Иджис», вооруженная ракетами семейства «Стандарт». Ни даже базирующиеся на Аляске мощные шахтные ракеты Ground-Based Interceptor, предназначенные для перехвата в космосе.

Максимум, на что способны все эти американские комплексы, – это перехват ракет средней дальности, летящих по строгой баллистической траектории, не маневрируя и не используя никаких элементов комплекса самообороны. Правда, периодически Пентагон устами своих высокопоставленных чиновников заявляет, что система ПРО уже совсем подступилась и к МБР. Но для этого, разумеется, необходимо увеличить финансирование соответствующих разработок.

Конечно, техника не стоит на месте. И наступит время, когда ракеты «Ярс» станут уязвимы для новых комплексов ПРО. Но в первой половине века этого уж точно не произойдет. Так стоит ли сейчас создавать новую ракету, которая по сути не будет значительно отличаться от «Ярса» с точки зрения ее перехвата? И не устареет ли она к тому моменту, когда в США появятся качественно новые комплексы перехвата МБР? Не лучше ли начать ее разработку, когда технологии еще больше продвинутся вперед?

Легкая – не значит легковесная

Однако у МИТа есть одна разработка высокой степени готовности, которая сейчас могла бы «выстрелить». Это МБР РС-26 «Рубеж», о которой газета «ВПК» писала (№ 17, 2021). После пяти удачных летных испытаний, когда проект был близок к победному завершению, тему закрыли. Произошло это совсем недавно – в 2018 году. И абсолютно неожиданно, если принимать в расчет лишь одну техническую сторону вопроса.

«Рубеж» даже не легкая, а сверхлегкая ракета. Ее масса недотягивает даже до 40 тонн. Если для перемещения «Тополей» и «Ярсов» во время боевого дежурства требуется колесная платформа Минского завода тягачей (16х16), то тут достаточно облегченной машины 12х12.

Все испытательные пуски «Рубежа», кроме первого броскового, были совершены с полигона Капустин Яр. Именно здесь в Советском Союзе, а впоследствии в России осуществлялись испытания новых систем развода боевых блоков МБР, а также комплексов средств преодоления ПРО. При этом все пуски «Рубежа» были короткими, их дальность не превышала шести тысяч километров. Это, конечно, больше средней дальности баллистических ракет, но для межконтинентальности мелковато. Разве что разместить их прямо на самой восточной оконечности страны.

Два пуска, дальность которых не превышала двух тысяч километров, дали повод США обвинить Россию в нарушении Договора о запрещении ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Он запрещал использование, производство, разработку и испытания ракет наземного базирования, дальность которых находится в диапазоне от 500 до 5500 километров.

Вместе с тем МИТ настаивал на том, что диапазон дальностей «Рубежа» – от шести до девяти тысяч километров.

Проект уже практически готовой ракеты «Рубеж» закрыли без объяснения причины. Существуют две версии такого решения, которые тем не менее не подтверждены официально. Первая – в связи с сокращением военного бюджета. Вторая – чтобы не давать американцам повода для выхода из Договора о РСМД.

Но обе эти версии имеют логические изъяны. С самого начала было понятно, что США по своей прихоти расторгают любые международные договоры. Так было с договором по противоракетной обороне. То же самое произошло в конечном итоге и с Договором о РСМД.

Последний, пятый успешный пуск «Рубежа» состоялся в 2015 году, после чего можно бы принимать ракету на вооружение. Но были запланированы еще два пуска – в 2016 и 2017-м. Но их не было, после 2015 года программа застопорилась. То есть задолго до формирования новой Госпрограммы вооружения и ее последующего сокращения по экономическим соображениям. Так что деньги тут абсолютно ни при чем.

Можно предположить, что МИТ был абсолютно искренен, заявляя о дальности ракеты, которая может достигать девяти тысяч километров. В середине прошлого десятилетия были распространены инсайдерские сведения или слухи о том, что в составе «Рубежа» должны испытываться принципиально новые боевые блоки. И это похоже на правду.

И вполне логично предположить, что эти новые блоки были облегченной версией гиперзвукового планирующего блока. Нечто такое, как «Авангард», но масса которого должна была позволять использование его в составе легкой твердотопливной ракеты. Но, похоже, «Авангард-лайт» не получился. Именно поэтому были свернуты работы по «Рубежу».

Однако это не означает, что тему необходимо похоронить. Новые перспективы у нее появились после того, как США вышли из Договора о РСМД. Может получиться прекрасная ракета с переменной дальностью полета от четырех до шести тысяч километров. И использовать в ней можно традиционные боевые блоки. Это будет симметричный ответ на попытку США разместить в Европе баллистические ракеты средней дальности.

Говоря о «нестандартных» МБР, необходимо упомянуть еще и ракету «Курьер», которая должна была сократить время подлета к североамериканскому материку до 10–15 минут. Это достигалось за счет расположения мобильного комплекса в Арктике.

Ракету в 80-е годы разработал МИТ. Ее масса достигала всего лишь 20 тонн, в связи с чем для перевозки использовался стандартный автомобильный четырехосный фургон. Мощность моноблочной боеголовки достигала 150–300 килотонн. Об уникальности этой разработки можно судить по тому, что вся документация на «Курьер» до сих пор засекречена. В 1991 году после четырех испытаний, два из которых были успешными, тему закрыли в связи с подготовкой Договора о сокращении наступательных вооружений.

Опубликовано в выпуске № 19 (882) за 25 мая 2021 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц