Версия для печати

Ил-2, подбитый танковой «болванкой» немцев

Почему самолет не загорелся, до сих пор не пойму
Кустов Максим

Известны случаи, когда в годы Великой Отечественной войны и нашим, и немецким танкистам  удавалось поразить  самолет противника выстрелом из танкового орудия. Герой Советского Союза, летчик-штурмовик Василий Сергеевич Фролов описал в воспоминаниях, как ему и стрелку-радисту удалось выжить после такого попадания.

Это произошло в Венгрии в конце декабря 1944 года. Немцы пытались ударами извне деблокировать окруженную в Будапеште группировку. Наши летчики бомбоштурмовыми ударами старались прежде всего поразить их танки: «Подлетели к цели. Высота облаков — 500-600 метров. Вижу впереди по курсу танки. Считаю: 4, 6, 9... Даю команду: «Приготовиться к атаке! Атака!» Ввожу самолет в пологое планирование.

 

Перевел взгляд влево и увидел у опушки леса огромное скопление танков. Убеждаюсь, что это немецкие танки. С высоты 500 метров очень легко распознать их… Глазам не верится. Танков было до сотни. Секунды летят мгновенно. Раздумывать некогда. Даю новую команду: «Прекратить атаку, разворот влево». При развороте общая площадь самолета увеличилась по отношению к тем танкам, которые были обнаружены вначале. И что же? Сильный удар в самолет, и он окутался парами бензина. Сначала не понял, в чем дело. Оглянулся назад, вижу сверху разворочена обшивка самолета. Связь с воздушным стрелком прекратилась. Успел все же кое-как прицелиться. Даю команду: «Бомбы!» — И ПТАБы (противотанковые авиационные бомбы. - М.К.) полетели на танки противника. Ведомые самолеты после резкого разворота рассыпались, но по моей команде тоже сбросили бомбы и накрыли всю площадь, где сосредоточивались танки противника. Бомбы легли очень точно. Впоследствии выяснилось, что после этого дерзкого налета, когда немцы не ожидали из-за плохой погоды прилета наших самолетов, было уничтожено около 15 танков, что подтверждено командованием 20-го гвардейского стрелкового корпуса и фотоснимками, полученными после проявления пленок. Фотоаппараты были установлены на двух самолетах нашей группы».


«Платой» за такой успех стал подбитый Ил-2 Василия Фролова: «После сброса бомб резко довернул самолет влево примерно в направлении своей территории. Командиру второго звена успел сообщить, что я подбит и иду на вынужденную посадку. Через некоторое время, а все это происходило почти мгновенно, мотор стал давать перебои. Затем винт, этот несчастный пропеллер, остановился, и мотор заглох. Естественно, самолет стал снижаться. Над какой территорией нахожусь, не знаю, но точно не над своей. Ведь цель, которую пришлось бомбить, была в глубине обороны, а все это произошло за несколько минут. Это я сейчас рассуждаю, а тогда об этом не было времени думать. Вижу впереди шоссейную дорогу, по обе стороны растут деревья. Врезаюсь в них, самолет на фюзеляже пропахал примерно 500 метров и остановился у насыпи железнодорожного полотна. Если бы не деревья, которые крыльями самолета были срезаны как бритвой, то мы бы врезались в эту насыпь. Трагедии на первых порах не произошло. Стал открывать кабину. Она не открывается. Пришлось снять парашют и вылезать через форточку кабины».


Остался в живых и стрелок-радист. Через некоторое время советские летчики установили контакт с венгерскими солдатами, собравшимися переходить через линию фронта и сдаваться Красной Армии. Вместе с этими венграми летчики встретили нашу разведгруппу, с которой и перешли линию фронта.


Теперь появилась возможность поразмыслить над тем, что же произошло с Ил-2. Вот к каким выводам пришел Василий Сергеевич: «Когда я стал доворачивать свой самолет влево, чтобы нанести удар по основной массе танков у опушки леса, то один из них произвел выстрел по моему самолету неразрывным снарядом. «Болванка», предназначенная для пробивания брони танка, прошила насквозь самолет... Снаряд прошел через нижнюю броню, нижний бензиновый бак, масляный радиатор, верхний бензобак, фонарь и вылетел наружу между мной и воздушным стрелком. Это в тот момент, когда я стал доворачивать самолет влево. Естественно, в этих случаях делался крен и общая плоскость самолета, то есть «пузо» самолета, была подставлена под трассу стрельбы из танка. Высота была примерно 450 метров и дальность до танка составляла примерно 800-1000 метров. Как мне потом рассказывали танкисты, для танка поразить такую мишень не составляет никакого труда. В образовавшееся отверстие и начали выливаться бензин и масло, превращаясь в пары, окутывая весь самолет горюче-смазочной смесью. Почему самолет не загорелся, до сих пор не пойму. Ведь мотор-то вначале работал. От выхлопных газов бензиновые пары могли взорваться. Но, как только бензин вытек, а через большое отверстие это произошло мгновенно, мотор прекратил работать. Мне пришлось садиться на фюзеляж, как у летчиков говорилось, «на брюхо».


Почти как в известной песне - «болванка в танк ударила и лопнула броня». Только здесь «лопнула» броня штурмовика Ил-2. Защитить самолет от попадания танкового снаряда она, конечно, не могла, не на такое была рассчитана. А то, что окутанная горюче-смазочной смесью машина не взорвалась – здесь другого объяснения, кроме как «вот повезло», найти невозможно…


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц