Версия для печати

«Великолепная семерка» ядерного главка

Раш Кавад
Летопись 12-го ГУ МО в биографиях начальников этого управления.
«Известные люди исчезают у нас, не оставляя следов», – заметил как-то А. С. Пушкин с невыразимой горечью. Поэт по обыкновению с внешней простотой коснулся, возможно, самой трагической стороны русской жизни, веками порождавшей все смуты, все раздоры и даже распады государства.
{{direct}}

Но если исчезают «известные люди», то что же говорить о людях, институтах, воинских частях, которые десятилетиями были насмерть засекречены не только от «супостата», но и от родного народа. Именно это произошло с подвижниками ядерного дела, общенациональными чудо-богатырями – офицерами и генералами 12-го Главного управления Министерства обороны (12-го ГУ МО), самого грозного главка державы, который в скальных подземельях хранит атомные заряды, следит за их сохранностью и доставляет к стратегическим ракетам, подводным крейсерам и бомбардировщикам.

Он был первым

4 сентября 1947 года – вот дата рождения нынешнего 12-го Главного управления Министерства обороны. Правда, тогда первое структурное подразделение в военном ведомстве, занимавшееся ядерным оружием, назвали Специальным отделом Генерального штаба. Поэтому 4 сентября – праздник для всех, кто связан с ядерным главком, о котором поют «12-й главк – та же Россия, только больше порядка чуть-чуть».

Первым начальником Спецотдела был назначен генерал-майор инженерных войск Болятко Виктор Анисимович, просвеченный органами до седьмого колена и найденный безукоризненно чистым.

На генерал-майора Болятко возложено осуществление единой военно-технической политики во всех видах и родах войск Вооруженных Сил для разработки, испытаний, хранения и эксплуатации ядерных боеприпасов. Генералу Болятко сорок лет. Он в расцвете сил, полон энергии, а за плечами его служба в Генеральном штабе на ответственных участках в течение десяти лет вместе с напряженными годами Отечественной войны.

Службу начал Виктор Анисимович в 1928 году 22-летним парнем и сразу в рядах знаменитой кавалерийской дивизии имени Котовского в городе Бердичеве. Чувствуя призвание к инженерному делу, он поступает в Военно-инженерную академию и по ее окончании распределяется в подмосковный поселок Нахабино в Военный научно-исследовательский институт инженерной техники РККА.

Коллаж Андрея Седых (фото Леонида Якутина)

Виктор Болятко обладал счастливым свойством привлекать внимание ясностью и широтой мышления при врожденной точности формулировок.

Нахабино часто посещали крупные военачальники. На Болятко не мог не обратить внимания нарком обороны «первый маршал» Климент Ворошилов и распорядился перевести дельного офицера в Генеральный штаб по части фортификации и оборонительных сооружений. Виктор Анисимович и в Генеральном штабе не затерялся. О нем с похвалой отзывался генерал С. М. Штеменко, а маршал Б. М. Шапошников настоял на учебе перспективного офицера в Академии Генерального штаба.

Генерал-лейтенант Болятко вошел в историю как создатель 12-го ГУ МО и первый организатор освоения флотом и армией ядерного оружия с негласным титулом «первый ядерщик Вооруженных Сил».

Первым атомщиком на Военно-морском флоте стал вице-адмирал Петр Фомин – человек редкой одаренности и беззаветной честности. Его вклад в создание атомного полигона на Новой Земле был столь велик, что ставился вопрос о переименовании главного городка на архипелаге Новая Земля в город Петрофоминск.

И Болятко, и Фомина отличали широта кругозора, прямота и верность делу. Как-то главком ВМФ адмирал С. Г. Горшков упрекнул Фомина: «Вы и Болятко денег не считаете». Имелось в виду строительство мощно укрепленных баз ядерного оружия, которые неспособно пробить даже прямое попадание атомной бомбы. Многолетняя безаварийная эксплуатация ядерных зарядов на этих могучих базах подтвердила верность инженерного кругозора Болятко и Фомина.

Необходимость централизации хранения и эксплуатации ядерного оружия лучше всех, пожалуй, осознавал заместитель министра обороны маршал артиллерии М. И. Неделин, первый главком нового вида Вооруженных Сил – Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). По его докладной министру обороны маршалу Р. Я. Малиновскому появилась директива Генерального штаба об образовании 12-го Главного управления Министерства обороны (12-го ГУ МО). Первым начальником его был назначен генерал-лейтенант В. А. Болятко, за плечами которого уже более чем десятилетняя страда по хранению и эксплуатации ядерных зарядов. 12-м ГУ МО Болятко руководил с 1959 по 1965 год.

Таким образом, эксплуатацией ядерного оружия он занимался 18 лет и всегда на первых ролях.

Без пресловутого авось

Разумнее всего изучать историю 12-го ГУ МО по деяниям прежде всего начальников ядерного главка. Они выполняют все директивы власти, отвечают за безопасность, а главное – подбирают офицерские кадры и влияют на общую политику и атмосферу главка. Кроме того, как правило, на смену начальнику 12-го ГУ МО обычно заступал его первый заместитель, утверждая преемственность традиций. После генерала Болятко 12-м ГУ МО с 1965 по 1974 год руководил его первый заместитель – генерал Егоров Николай Павлович – «пионер эксплуатации ядерных зарядов».

Егоров родился в 1907 году. В 1928-м уроженец деревни Денисьево на Смоленщине поступает в Ленинградскую кавалерийскую школу. В 1932-м он уже на кавалерийском отделении Московских курсов переподготовки командного состава. Казалось бы, что может быть общего у конницы с физическими проблемами? Но пытливый кавалерист Егоров служит в саперном эскадроне и в 1937 году поступает в Военно-электротехническую академию РККА, а после ее окончания направляется в Военно-воздушные силы.

В 1951 году при Первом Главном управлении Совета министров СССР создается отдел военной приемки, куда и поступает инженер-полковник Николай Егоров. Здесь он возглавляет отдел специальной приемки деталей, узлов, механизмов и материалов для первых образцов авиационных атомных бомб.

В 1953 году образовано могучее Министерство среднего машиностроения, которое целиком занято атомным делом страны. Через четыре года руководителем этого сверхминистерства назначат Славского Ефима Павловича, который будет занимать этот пост до самой «горбачевской перестройки».

Сперва в суперсекретном Среднемаше Николаю Егорову доверят одну из важнейших должностей в Главном управлении приборостроения. С приходом Славского в министерстве появляется Главное управление комплектации и его начальником становится генерал-майор инженерно-технической службы Николай Егоров. Причем отбор в организацию с прозаическим названием «Главкомплект» военных инженеров был не менее строгим, чем в отряд космонавтов. Кроме высокой профессиональной выучки от офицеров требовались непоколебимая честность, характер, деловитость.

Военная приемка и контроль – в известном смысле душа деятельности офицеров 12-го ГУ МО. Именно это обеспечило высочайшую надежность наших ядерных зарядов и порядок на базах хранения. Роль в этом деле генерала Николая Егорова невозможно переоценить.

Став начальником 12-го ГУ МО, генерал Егоров исключительное внимание уделял надежности боеготовности и боеспособности ядерного оружия. При активном участии Егорова разработано поколение контрольно-стендовой аппаратуры, способной обеспечить проведение регламентных работ и проверок в полевых условиях с минимальной затратой времени. В несколько раз был увеличен гарантийный срок службы ядерных боеприпасов.

Генерал-полковник Егоров хорошо разбирался в людях и умело подбирал кадры. Его сослуживец генерал-лейтенант Н. К. Белобородов вспоминал: «Понимая, что достижение безотказности и безопасности ядерного оружия зависит прежде всего от людей, он в основу работы с техникой положил культ документации, исполнительной дисциплины, высокой технической культуры».

В 12-м ГУ МО истребили пресловутое авось.

«Спасибо Бойчуку!»

«Создатель ядерно-технических войск» – так именуют третьего начальника 12-го ГУ МО маршала артиллерии Е. В. Бойчука. Он командовал главком одиннадцать лет – с 1974 по 1985 год – время бурного развития ядерных сил и достижения паритета с Соединенными Штатами.

Путь Ефима Васильевича к военным вершинам поучителен. Родился 24 декабря 1918 года на Украине, в Хмельницкой области, в селе Юхимовицы. В 1939-м окончил артиллерийское училище. Войну начал командиром батареи, затем был начальником штаба артиллерийского полка. Великую Отечественную Ефим Бойчук завершил офицером штаба артиллерии фронта. Его ум и боевитость оценили по достоинству. После Победы он командует артиллерийским полком. В 1955–1957 годах – начальник Камышинского артиллерийского училища.

Гвардейцы реактивной артиллерии были на особом счету, когда стали создаваться Ракетные войска. Так Ефим Васильевич оказался с 1957 года на должности командира соединения межконтинентальных ракет.

Кадровая политика времен Сталина была еще в полной силе. Военный отдел ЦК выявлял всех умных, честных и твердых офицеров. Такой кадр, как Бойчук, был всегда на примете.

В 1960 году его перевели в Генеральный штаб да еще в Главное оперативное управление. Интеллектуально Бойчук вырос в Генеральном штабе с его мощью и горизонтом.

Когда в 1974 году Ефима Васильевича назначили начальником 12-го ГУ МО, он был уже и генерал-полковником, и первым заместителем начальника Оперативного управления. Как ракетчик он в Генштабе курировал вопросы ракетно-ядерные. Все генеральские звания Бойчук заслужил активной работой в «мозге армии» в течение 14 напряженных лет.

Семидесятые годы, которые пошляки называют «застоем», были периодом героических и интенсивных усилий страны в создании всех видов вооружений. Именно в этот великий «брежневский период» мы добились примерного равновесия с США.

Имеющееся ядерное оружие необходимо было хранить, готовить к бою и доставить его по назначению при любых обстоятельствах, даже в случае начала атомной, не дай бог, войны. Вот эту задачу должен был обеспечить Вооруженным Силам маршал артиллерии Ефим Васильевич Бойчук, создатель ядерно-технических войск.

Когда в 1985 году Бойчук завершал свою страду в 12-м ГУ МО, ядерные арсеналы США и СССР достигли буквально умопомрачительных объемов и составляли с каждой стороны до 25–30 тысяч ядерных боеприпасов. Таков был «застой», хотя гонка вооружений тяжелым бременем ложилась на страну.

Маршал артиллерии Бойчук оставил свой пост в 1985 году. В воздухе «пахло» перестройкой, а самому 12-му ГУ МО было 35 лет. За эти годы ядерным главком управляли три генерала. Сами офицеры шутливо пели: «Здоровье в порядке – спасибо Болятке!», «Жили здорово – спасибо Егорову!», «А сейчас мы начеку – спасибо Бойчуку!».

Танкист и ракетчик

Четвертым начальником 12-го ГУ МО в 1985 году стал генерал-полковник Владимир Иванович Герасимов. Он по биографии отличался от своих предшественников и был уже человеком послевоенной формации.

Родился 19 сентября 1931 года в поселке Лебяжье Курганской области. В армию пошел в 1949-м. Владимира Герасимова определили в танковые войска, овеянные славой грандиозных битв Великой Отечественной. Страна залечивала раны, но в душах молодых танкистов еще звучали «гимнические» победные струны в окрылявших словах: «Гремя огнем, сверкая блеском стали, пойдут машины в яростный поход». Напев этот оказался для Владимира Герасимова непреодолимым, и он в 1961 году окончил с золотой медалью Военную академию бронетанковых войск.

В ту пору офицер не всегда распоряжался своей судьбой. Капитан-танкист Герасимов следующую четверть века проведет в РВСН и закончит здесь службу командующим 31-й ракетной армией.

Ноябрь 1985 года. На должность начальника 12-го ГУ МО заступил генерал-полковник Владимир Иванович Герасимов. Танкист и ракетчик на ядерном главке державы – такого еще не было в 12-м ГУ МО. Три его предшественника не только фронтовики, но еще и офицеры, получившие генеральские звания в суровой школе Генерального штаба. Как сказали бы в церкви, «там они несли послушание».

Времена неуловимо менялись. В сердце трех славянских народов взорвался Чернобыль, который совпал с перестройкой. Никто не был против обновления жизни, которую Горбачев обещал буквально «облагородить». Но военные безошибочным инстинктом почувствовали в нем чужака. Ставропольский «комбайнер» выступал перед военными с каким-то нервным смятением, не мог подобрать тон и размахивал руками чаще обычного. Мы в панике стали выводить из Германии войска, резать стратегические самолеты и уничтожать чудо-ракеты «Пионер».

Но 12-й ГУ МО на то и ядерный главк, что должен выполнять свою службу в любых обстоятельствах, даже в случае атомной войны, и не терять зоркости и присутствия духа ни от Чернобыля, ни от перестройки и даже ни от последующего распада государства. Генерал-полковник Герасимов управлял 12-м ГУ МО семь лет. Когда он уволился в 1992 году, Советского Союза уже не существовало. Можете себе представить, какие семь лет выпали на его долю. Из карты 12-го ГУ МО исчезло много объектов, в том числе и Семипалатинский полигон в Казахстане.

Идеолог и организатор

Так оценивали сослуживцы вклад в развитие 12-го ГУ МО его пятого начальника – генерал-полковника Евгения Петровича Маслина, который командовал ядерным главком пять ответственных лет. До этого Евгений Петрович три года (да еще какие три года!) – с 1989 по 1992-й прослужил первым заместителем предыдущего начальника – В. И. Герасимова.

Маслин – выпускник 1959 года Академии связи имени С. М. Буденного. Молодому лейтенанту нет и 22 лет. Родился 20 мая 1937 года в селе Ново-Томниково на Тамбовщине, там и школу окончил.

Генерал-полковник Маслин – единственный начальник 12-го ГУ МО, который начал здесь службу и, став генерал-полковником, возглавил ставший ему родным ядерный главк. Начинал он с должности инженера отдела в 1959 году и прошел путь до командира центральной базы ядерного оружия. В апреле 1989-го назначается первым заместителем тогдашнего начальника 12-го ГУ МО генерал-полковника Герасимова и через три года возглавляет главк. Впервые у руководства становится офицер, который на собственной «шкуре» испытал все пути и секреты хранения и эксплуатации страшного оружия.

На годы службы генерала Маслина пришлось смутное, переходное время с распадом государства, зловещими вспышками терроризма и голоданием офицерских семей.

На слушаниях в Государственной думе в ноябре 1996 года начальник инспекции государственного надзора за безопасностью ядерного оружия генерал-майор В. Н. Обаревич говорил: «Я вообще не представляю, как живут люди, в частности в Министерстве обороны. У людей нет денег, людям не на что жить. Майор, который завтра идет на техническое обслуживание ядерного боеприпаса, теряет сознание от голода. Как обслуживать ядерные боеприпасы? А ведь это боеприпас, для которого нужны еще и расходные материалы. На эти расходные материалы денег тем более нет. Мы дошли до того, что у нас нет для офицеров тапочек, чтобы ходить в зале технического обслуживания (он не имеет права ходить в своей обуви). Мы дошли «до ручки». Мы надеялись на то, что положение каким-то образом улучшится, а как я понимаю, положение ухудшается».

Генерал Обаревич не сгущал краски. Действительность была хуже. Выплату денежного содержания задерживали по два-три месяца. Компенсацию взамен продовольственного пайка не выплачивали. Из-за отсутствия денег забыли об отпусках. Отрезанных от мира в секретных базах людей съедали тоска и безвестность. Жены офицеров освоили выпечку хлеба. Порой выручали только земельные участки и дары леса. Обострились проблемы с жильем.

Но хуже всего была опасность потери ядерных зарядов или их захват террористами. Уже гремел боями Кавказ, куда хлынули фанатики из-за рубежа.

Сам начальник главка генерал-полковник Маслин так вспоминал о беспечном ротозействе 60-х годов: «Тогда ядерные боеприпасы мы отправляли в Восточную Европу в таких же вагонах, в которых гнали цемент, железо и крупу. Новое время требовало бдительности и кардинальных изменений. Своих защищенных средств перевозки ядерных зарядов у нас не было. Пришлось просить на Западе бронированные чехлы, суперконтейнеры и новые компьютерные системы. Получили от американцев сто особых грузовых железнодорожных вагонов, пятнадцать вагонов охраны, 4520 бронечехлов, 150 суперконтейнеров».

Офицеры ядерного главка с первого дня стали по сути безвестными национальными героями. Они при самых мрачных обстоятельствах не позволили себе ни ропота, ни нытья. Они сознавали, что от ядерного оружия, которое им доверили, в существенной степени зависит судьба их родного народа и государства.

Такая воинская доля выпала генерал-полковнику Маслину и его сослуживцам. После распада СССР под его руководством была успешно решена проблема сохранения ядерного арсенала России, обеспечен высокий уровень безопасности эксплуатации ядерных боеприпасов.

«Новый Иван Калита»

Шестым начальником ядерного Главка судьба в лице высшего начальства избрала генерала Валынкина Игоря Николаевича в 1997 году. Но до этого ему выпало жесточайшее испытание на должности первого заместителя начальника 12-го ГУ МО. Случилось это в 1992-м – с первого года постсоветской России после распада СССР, что само по себе многое объясняет. Ни одному начальнику главка с 1947 года не досталось спокойной жизни. Но то, что досталось ядерщикам после 1991-го, не испытывал никто ни в стране, ни в мире в целом.

Игорь Николаевич Валынкин родился 16 октября 1942 года на станции Вербье Маловишерского района Ленинградской области. В Вооруженных Силах с 1960-го, со дня поступления в Серпуховское высшее командно-инженерное училище, которое и поныне является ведущим инженерным институтом Ракетных войск. В 1965 году началась служба лейтенанта Игоря Валынкина в РВСН.

Талантливый офицер с характером и вкусом к дисциплине не затерялся в среде «стратегов». Через 17 лет он уже командует 13-й ракетной дивизией (1982–1984). Позже одаренный командир назначается начальником ядерного управления (1989–1992) Ракетных войск стратегического назначения. Так он стал как бы специалистом по нештатным и грозным ситуациям в масштабах страны.

Уже после сверхважной должности начальника ядерного управления Валынкин оканчивает Военную академию им. Ф. Э. Дзержинского, ныне Военную академию РВСН имени Петра Великого, а затем и Военную академию Генерального штаба.

С 1992 года генерал Валынкин – в 12-м ГУ МО, сначала в качестве первого заместителя, а с сентября 1997-го – руководителя главка.

Время тогда в Вооруженных Силах было, можно сказать, «ракетное». Министром обороны стал впервые в истории главком РВСН Игорь Сергеев, первый маршал новой России. Последнее обстоятельство травмировало многих сухопутных военачальников. У них едва зарубцевались раны после назначения демократами на должность министра обороны сначала летчика Шапошникова, а потом десантника Грачева. Таковы были новые времена перемен. Но ядерное оружие не любит встрясок и непродуманности. Лучше всех это понимали «стратег»-министр и такие люди, как Валынкин.

Ему было предопределено место первого лица в 12-м ГУ МО. Что же выпало на долю генерала Валынкина с того дня, когда он там появился в должности первого заместителя в 1992 году? Сухой перечень задач сам по себе впечатляет. Требовалось собрать в республиках, охваченных смутой, переделами, терроризмом, все ядерные заряды и вывезти в Россию, ту страну, которая и создала их.

Став начальником главка, Валынкин продолжил интеграцию оружия и стал сосредоточивать в 12-м ГУ МО ядерные заряды из всех видов и родов войск под единое командование главка. Эта деятельность – отдельная эпопея. Здесь Игорь Николаевич весьма условно выступил в роли «ядерного Ивана Калиты», который собирал русские земли вокруг Москвы.

Пришло время и надо было часть зарядов утилизировать. За этим казенным термином кроется опасная и филигранная работа, ибо разобрать и разложить ядерный боезаряд даже труднее, чем его собрать. Особой проблемой для ядерщиков явилось создание умной, надежной системы охраны секретных объектов для исключения даже попыток проникновения террористов. А еще на долю генерала Валынкина выпала задача полного восстановления после деградации и забвения ядерного полигона на архипелаге Новая Земля.

Нынешний руководитель

Час генерал-полковника Верховцева пробил 19 декабря 2005 года. С должности начальника штаба – первого заместителя начальника 12-го Главного управления (1998–2005) он назначается начальником 12-го ГУ МО, которым руководит и поныне. Справедливости ради следует отметить, что генерал Верховцев, став в 50 лет начальником главка, уже 16 лет находился на ядерном направлении высокого уровня, появившись в Главном оперативном управлении Генерального штаба в 1989 году. Когда генерал Валынкин занял должность первого заместителя в 12-м ГУ МО, Верховцев уже три года курировал ядерное направление Генерального штаба Вооруженных Сил.

Начальник 12-го ГУ МО генерал-полковник Владимир Верховцев
Коллаж Андрея Седых (фото Леонида Якутина)

Владимир Николаевич Верховцев родился 27 января 1955 года в поселке Ляль-Микар Джарнурганского района Сурхан-Дарьинской области Узбекистана в семье геолога. В 1972-м – курсант нынешней Военной академии РВСН имени Петра Великого. Учился он увлеченно, одновременно выступая за сборную вуза по баскетболу. Начинал службу лейтенант Верховцев в сборочных бригадах и штабах на объектах Главного управления Сибирского и Московского военных округов.

В настоящее время в период выхода Вооруженных Сил на новый облик деятельность генерал-полковника Верховцева направлена на безусловное поддержание соединений и воинских частей 12-го ГУ МО в постоянной боевой готовности, обеспечение сохранности ядерного боезапаса и повышение ядерной безопасности…

…К сожалению, секретность и скромность офицеров-ядерщиков до сих пор скрывают от нас подробности их суровой жизни на объектах. Увы, из-за строгих режимных ограничений многие поколения военных атомщиков были обделены вниманием общества, а их неоценимая роль в судьбе Отечества в должной мере еще не освещена. А роль эта и чрезвычайная, и подвижническая. Без ядерного меча не могло бы существовать наше государство. Народ должен знать, кому он обязан жизнью на Земле.

Жизнь и дела свидетельствуют, что за 63 года в «великолепной семерке» начальников 12-го ГУ МО не было ни одного заурядного генерала или посредственного руководителя.

Я намеренно выделил первых лиц главка и убежден, что они по самоотверженности, скромности и верности делу некие собирательные образы своих сослуживцев.

Опубликовано в выпуске № 34 (350) за 1 сентября 2010 года

Аватар пользователя Андрей Иванов
Андрей Иванов
23 октября 2012
А меня есть грамота от маршала артиллерии Бойчук.Служил в/ч 41013
Аватар пользователя Superhero Costumes for women
Superhero Costumes for women
09 ноября 2012
Wow! Thank you! I always wanted to write in my site something like that. Can I take part of your.
Аватар пользователя Андрей Иванов
Андрей Иванов
23 октября 2012
А меня есть грамота от маршала артиллерии Бойчук.Служил в/ч 41013
Аватар пользователя Superhero Costumes for women
Superhero Costumes for women
09 ноября 2012
Wow! Thank you! I always wanted to write in my site something like that. Can I take part of your.

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц