Версия для печати

Уроки «Железного купола»

Израильская система ПРО способна отразить массовую атаку кустарных ракет, но против РСЗО не устоит
Сивков Константин
Фото: livejournal.com

Очередной конфликт в секторе Газа, вылившийся в противостояние военизированных формирований ХАМАС и Армии обороны Израиля (АОИ), подробно освещался в СМИ. При этом основное внимание уделяется социально-политической составляющей этого противоборства.

Однако военно-стратегические аспекты конфликта не подвергаются анализу специалистов, не говоря уже о военно-технических, тем более в такой частной сфере, как противоборство ракетного оружия ХАМАС и израильских систем ПРО. Причем судя по открытым источникам, такая же ситуация характерна и применительно к другим подобным коллизиям. Осмысление этого аспекта вооруженной борьбы ограничивается описанием ракетного вооружения ХАМАС, характеристик израильских систем ПРО и достаточно общими статистическими данными о результатах ракетных ударов палестинского движения и противодействия систем ПРО АОИ.

Повод для анализа

Между тем опыт этого противоборства, по моему мнению, имеет большое значение для развития систем ПВО и ПРО сухопутных войск в части, касающейся отражения ударов РСЗО. По сути, несмотря на разнообразие и примитивность арсенала ХАМАС, его применение может рассматриваться как достойная модель массированных ударов вполне современных РСЗО. А проблема отражения таких атак актуальна для современных армий, если учесть резко возросшие боевые возможности реактивных систем залпового огня и их широкое распространение в вооруженных силах практически всех стран мира. При этом надо отметить, что кроме АОИ ни одна армия мира не имеет ПВО-ПРО, способных отражать массированные удары НУРС.

Все-таки ракетные удары ХАМАС, несмотря на многочисленные пуски, во много раз уступают современным РСЗО в преодолении возможного противодействия систем ПРО, в частности по плотности потока, скорости полета, точности и надежности ракет. А это означает следующее: хотя израильский «Железный купол» и эффективен в отражении атак оружия палестинского исламистского движения, но против залпов РСЗО может оказаться куда менее действенным. Отсюда следует, что перспективная система ПРО должна иметь более высокие тактико-технические данные, чем «Железный купол».

Перспективная система ПРО, предназначенная для противодействия атакам современных РСЗО, должна иметь более высокие тактико-технические данные, чем «Железный купол»

Анализ опыта противоборства ХМАС и АОИ для обоснования тактико-технических требований к перспективной системе вооружения начинается с рассмотрения особенностей вооружения сторон.

Наиболее массовым типом ракет палестинцев является «Кассам» трех модификаций: «Кассам-1», «Кассам-2» и «Кассам-3». По габаритам они близки к размерам снарядов РСЗО малой и средней дальности. Так, «Кассам-1» имеет калибр 60 миллиметров при длине около 80 сантиметров, весе около шести килограммов и дальности стрельбы в пределах трех километров. Это соответствует величине советскому/российскому 57-мм снаряду С-5, используемому штурмовой авиацией и боевыми вертолетами. Правда, вес боеголовки «Кассам-1» намного меньше – всего 0,5 килограмма, но это не имеет значения для оценки эффективности противодействия системы ПРО. «Кассам-2» и «Кассам-3» по калибрам близки к снарядам РСЗО «Град» – 150 и 170 миллиметров соответственно, тогда как у БМ-21 – 122 миллиметра. Сопоставимы и длины снарядов с ракетой «Град» – 180 и 200 сантиметров. Однако дальность их стрельбы вдвое меньше – около 10 километров. По данным открытых источников, скорость полета кассамовской ракеты на завершающем участке – около 300 метров в секунду. Несколько большие габариты у ракеты «Кудс-101»: при калибре 130 миллиметров ее длина 230 сантиметров. Этот снаряд уже летит на 16 километров. Однако известны случаи, когда «Кудсы» улетали на расстояние до 18 километров.

Палестинцы массово производят ракеты в кустарных мастерских в пределах сектора Газа. Кроме них в категорию соответствующих по размеру снарядам наиболее массовых РСЗО входят ракеты «Град» (модифицированная версия снаряда РСЗО БМ-21 с сокращенной до 9 кг боевой частью и за счет этого увеличенной более чем вдвое дальностью стрельбы), WS-1-E, «Саджил-55» и М-75. Они обладают намного большей дальностью стрельбы – от 55 до 75 километров и другими более высокими тактико-техническими характеристиками. Однако в арсенале палестинского движения их доля на порядок меньше, так как полностью в боеготовом состоянии или в виде комплектов для сборки они поставляются из других государств. Поэтому результативность противоборства ракетных ударов ХАМАС с израильской системой «Железный купол» определяется именно «Кассамами» и «Кудс-101».

Важным показателем, определяющим эффективность оружия, является тактика его применения. Если говорить о ракетном, подобном РСЗО или «Кассамам», то здесь ключевыми показателями, определяющими возможность преодоления ПРО, являются плотность потока, в частности максимальная в залпе, интенсивность следования залпов и количество ракет в залпе. Если судить по открытым источникам, максимальная плотность потока снарядов типа «Кассам» в залпе достигалась не более 30–40 в минуту. При этом их количество в выстреле составляло от 30–40 до 50–60, редко больше. За ночь по территории Израиля выпускали от нескольких десятков до нескольких сотен, максимум тысячу ракет, что соответствует от двух-трех до 10–15 и более залпов. При этом интервал был таков, что в среднем времени хватало для перезарядки батарей «Железного купола». Кроме этого, по информации командования АОИ, от 40–50 до 70–75 процентов выпущенных ракет падали там, где не могли причинить ущерб, и поэтому не обстреливались системой «Железный купол». Поэтому максимальный поток целей, подлежащих обстрелу этой системой ПРО, редко превышал 10–15 ракет в минуту. Однако надо отметить, что и это достаточно высокая плотность.

С «Градом» не справиться

Характеристики «Железного купола», определяющие его эффективность, за исключением общих показателей, закрыты. Однако некоторые существенные особенности можно выявить. Дальность перехвата его ракет «Тамир» лежит в пределах 12–15 километров. К такой оценке можно прийти из данных о прикрываемой батареей этого комплекса площади – 150 квадратных километров с учетом известных данных дальности перехвата российской ракетой системы «Панцирь-С1». При этом следует учесть, что у «израильтянки» активная радиолокационная ГСН, тогда как российская ракета имеет радиокомандную систему управления, аппаратура которой должна быть меньше по весу и габаритам, чем более энергоемкая ГСН «Тамир». Это дает основание полагать, что дальность перехвата «Тамир» может быть меньше, чем у ракеты «Панцирь-С1».

«Железный купол» – это многоканальный комплекс ПРО. При этом его разработчики сделали все возможное для максимального сокращения работного времени системы управления по одной обстреливаемой цели, реализовав принцип «выстрелил – забыл» за счет применения ракет с активной ГСН. Однако прежде, чем «забыть», необходимо вывести ракету в точку захвата ее ГСН назначенной цели. Учитывая сравнительно небольшую дальность стрельбы батареи «Железного купола», предположим, что захват может быть осуществлен буквально сразу при выходе ракеты на траекторию, то есть через считаные секунды после пуска. Это означает, что цикл отработки системой управления «Железного купола» одного объекта может быть в пределах 10–15 секунд. В сопоставлении с расчетной плотностью потока целей это позволяет оценить количество целевых каналов батареи «Железного купола» в 4–6. Батарея располагает тремя-четырьмя ПУ по 20 ракет «Тамир» на каждой. Итого – 60–80 ракет. При выделении на обстрел каждой цели по одной ракете (это можно предположить, анализируя видео отражения ракетного удара этой системой ПРО) получается: каждая батарея способна отразить до израсходования своего боекомплекта один-два массированных залпа «Кассамов». При этом демонстрируемая «Железным куполом» эффективность поражения ракет (60–80 процентов) дает оценку технической вероятности перехвата типовой цели типа «Кассам» ракетой «Тамир». И это по цели, имеющей скорость полета порядка 300 метров в секунду. При больших скоростях полета подобных объектов вероятность перехвата будет существенно снижаться и соответственно доля пропущенных ракет противника возрастет.

Надо отметить, что приведенные оценочные тактико-технические характеристики «Железного купола» отвечают минимально приемлемым требованиям. Уже при увеличении плотности ракетного удара в полтора-два раза эффективность защиты существенно снизится. Если рассмотреть отражение этой системой ПРО удара только одной установки БМ-21 «Град», способной выпустить 40 снарядов за 20 секунд, что соответствует плотности потока целей 120 за минуту, то расчетная эффективность составит 10–14 процентов перехваченных объектов. А при отражении залпа батареи из трех-четырех машин БМ-21 – несколько процентов. То есть «Железный купол» может оказаться совершенно неэффективным против такой массовой РСЗО, как БМ-21 «Град».

Какой купол нужен

Требования к системе ПРО, способной отразить удары современных РСЗО, должны быть существенно выше, чем характеристики, которые имеет «Железный купол». Но при этом надо признать, что архитектура этой системы, ее концепция, наверное, наиболее соответствуют решению задачи отражения ударов РСЗО.

Дальность перехвата ракет перспективной системой ПРО 15–20 километров может оказаться вполне достаточной. За счет этого и с учетом повышения скорости полета ракет-перехватчиков прикрываемая площадь батареей ПРО может быть увеличена до 200–250 квадратных километров. ГСН ракет ПРО должна быть активной радиолокационной с дальностью захвата на сопровождение назначенных целей типа снаряд РСЗО калибра 107–120 миллиметров порядка 15 километров.

Потребный боекомплект ракет батареи, размещенных на нескольких пусковых установках, должен быть сопоставим с количеством ракет на батарее РСЗО, то есть порядка 120–200. Это с учетом небольшой дальности стрельбы предполагает относительно достаточно скромные массогабаритные показатели снарядов, вес которых может быть в пределах 60–90 килограммов. Сравнительно небольшая БЧ такой ракеты с учетом достаточно высокой прочности цели потребует высокоточного вывода ракеты ПРО в точку подрыва. А это в свою очередь предполагает при небольшой апертуре антенны, которую можно размесить на такой ракете, использование в ее активной ГСН миллиметрового диапазона волн. Сократить работное время системы управления батареи ПРО на обстрел одной цели до показателей существенно меньших, чем достигнутые «Железным куполом», вряд ли получится. Поэтому придется идти по пути увеличения целевых каналов батареи до нескольких десятков. Применение активной ФАР это вполне позволит сделать. Сегодня такое требование может показаться почти фантастичным. Однако когда имелись только одноканальные ЗРК, переход к многоканальным системам также казался трудно осуществимой задачей. То есть то, что сегодня кажется фантастикой, уже завтра может стать реальностью.

Система ПРО с такими ТТХ сможет уничтожать до 80–85 процентов снарядов батареи РСЗО в зависимости от их характеристик и количества в залпе. В результате ракетные системы противника как важнейший элемент его системы огневого поражения будут в значительной мере нейтрализованы. Надо отметить, что создание такой системы ПРО может стать рубежным в развитии систем ПВО-ПРО, положив начало появлению нового поколения вооружений.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 20 (883) за 1 июня 2021 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц